Почему в Беларуси никому не нужен гарвардский диплом

Куда и зачем белорусская молодежь уезжает, чтобы получить образование.

Молодые белорусы уезжают учиться за рубеж, чтобы получить качественное образование. Но по возвращении здесь их никто не ждет. Можно ли и нужно ли менять ситуацию?

Фото pixabay.com

 

Почему уезжают?

Социологическое исследование, посвященное проблеме социальной и профессиональной реинтеграции и трудоустройству на родине белорусских выпускников западных университетов, 5 марта в Минске представил профессор Брестского университета, доктор политологических наук Анатолий Лысюк.

В опросе участвовали как не вовлеченные в образовательные процессы граждане, так и эксперты.

На первое место среди препятствий для получения в Беларуси качественного образования эксперты поставили его идеологизацию. Также было отмечено отсутствие мотивации и связей с зарубежными вузами среди преподавателей.

Препятствием этому, сказал профессор Лысюк, является незнание иностранных языков — как студентами, так и преподавателями. Очень многие люди с высшим образованием, выезжая за рубеж, становятся, по сути, немыми, отметил Лысюк:

«Я вижу, что выпускники университета не знают языков. Это колоссальная проблема в условиях глобализации, которую не воспринимает Минобразования. В нашей стране исходят из того, что это нормально — все не знают языков, и я не знаю».

Молодые люди уезжают, потому что хотят лучшей жизни, для которой, по их мнению, нужен более авторитетный диплом, чем они могут получить на родине. Некоторым просто не нравится жить в Беларуси — кому-то климат, кому-то политическое устройство не подходит.

Так или иначе, сейчас около 30 тысяч белорусов получают образование за рубежом. К этому, согласно опросу, положительно относятся около половины экспертов и примерно такая же часть обычных людей.

Говоря о положительной стороне вопроса, респонденты говорили о получении качественного образования, повышение конкурентоспособности на рынке труда. Кроме того, как положительный отмечается сам факт того, что молодые люди получают опыт жизни в странах Европы, расширяют культурный кругозор, приобщаются к европейским ценностям.

Член общественного Болонского комитета Владимир Дунаев обратил внимание на системную проблему белорусского высшего образования. Она заключается в том, что огромная часть выпускников имеет низкую квалификационную категорию — бакалавриат или диплом средне-специального учреждения образования:

«Белорусское образование — это образование низких квалификационных ступеней по сравнению с европейской. В странах ЕС 22% магистрантов, а у нас 1,7%. Вершина пирамиды — магистры и докторанты — просто неразличимы в общей массе получивших высшее образование».

Таким образом, считает Дунаев, даже по формальным признаками белорусская система высшего образования не соответствует европейским стандартам: «БГУ — ведущий вуз страны, однако глобальный индекс цитирования у него 1,7. А в Гарварде — 99,8».

Такое положение вещей становится аргументом для тех, кто уезжает из страны в поиске более качественного образования.

При этом, отметил Дунаев, власть демонстрирует, что в Беларуси не нужны выпускники высших квалификационных категорий. Таким образом, сказал эксперт, если кто-то заинтересован в качественном высшем образовании, из Беларуси придется уезжать.

 

Куда едут?

За качественным образованием надо ехать в страны Евросоюза или в США — такой основной посыл участников исследования. Россия как место получения качественного образования не рассматривается.

Однако именно в России обучается большинство уехавших за рубеж белорусских студентов. Также ежегодно порядка 200 граждан Беларуси за счет бюджета отправляют учиться в российские военные вузы.

Интерес к российским вузам у тех, кто едет самостоятельно, объясняется, в первую очередь, географической и языковой близостью. Массовый выезд белорусских студентов на учебу в Россию во многом связан и с тем, что с 2008 года эта страна активно продвигает свои образовательные услуги и ежегодно предоставляет 15 тысяч бюджетных мест для иностранных студентов.

В России не только учатся, но и защищаются. Причем, в академических кругах хорошо известно, что в России защититься проще, чем в Беларуси или странах ЕС, отметил эксперт «Либерального клуба» Вадим Можейко.

Например, недавно назначенный директором Белорусского института стратегических исследований (БИСИ) доктор юридических наук Олег Макаров защищался как раз в России — в Институте государства и права Российской академии наук.

В целом обучение в России является выбором большинства, однако в последние годы среди белорусских студентов, обучающихся за рубежом, согласно данным ЮНЕСКО, доля получающих высшее образование в России снизилась с 72% до 60%, отметил Владимир Дунаев.

По его мнению, в Россию едут не за образованием высокого качества, а за перспективами трудоустройства после учебы. Все-таки российский рынок труда гораздо более емкий, чем белорусский.

 

Почему не возвращаются

Говоря о негативной стороне обучения за рубежом, опрошенные отметили опасность утечки мозгов.

«Уезжают не самые глупые и не возвращаются. Студенты отмечают, что не просто адаптироваться, рвутся семейные связи. Есть ностальгия. Но когда возвращаешься, оказывается, что гарвадский диплом здесь никому не нужен», — обратил внимание Анатолий Лысюк.

Руководитель агентства «Заўтра тваёй краіны» Инна Кулей привела данные программы Калиновского, по которой белорусская молодежь учится в вузах Польши. В 2018 году в сравнении с 2016-м количество студентов, которые готовы после окончания обучения вернуться в Беларусь, уменьшилось с 57% до 42%.

Многие не готовы ехать на родину из-за отсутствия перспектив трудоустройства. Среди тех, кто все же нашел работу на родине, только около 17% работают по специальности, остальные, где придется. Около 25% вообще не показывают работодателям свои зарубежные дипломы.

Социсследование выявило еще одну любопытную характерность — когда дети уезжают учиться за границу, многие родители не ждут их возвращения, рассчитывая, что они сумеют остаться там, где учились.

Ждать или не ждать возвращения тех, кто учится за рубежом?

«Плохая новость в том, — отметил Анатолий Лысюк, — что с учетом белорусских перспектив вернутся немногие или единицы. Хорошая же новость — возвращение в принципе возможно, но связано с переменами в Беларуси. Об этом в ходе исследования заявили около 40% респондентов».

Однако надо ли современной белорусской власти, чтобы выпускники европейских вузов возвращались домой?

Эксперты в ходе опроса отметили, что власть эта тема не волнует, а общественное мнение гласит, что государство, наоборот, заинтересовано в приезде интеллектуалов.

Однако будут ли молодые белорусы с качественным современным образованием возвращаться домой, зависит, как считают эксперты, от перемен в Беларуси в европейском формате.

«Они должны увидеть перспективы развития страны и своей карьеры здесь. Наши белорусские предложения конкурируют с предложениями за рубежом и порой проигрывают. Эксперты также говорят об изменении политической системы в Беларуси как факторе, который может способствовать возвращению тех, кто учился за рубежом», — отметил профессор Лысюк.

Обычные же люди в качестве основного фактора приводят деньги: будут в Беларуси сопоставимые со странами ЕС доходы — молодежь будет возвращаться, а не будут — останется за рубежом.

«Поезд не ушел, но о проблеме уже теперь должно задуматься белорусское государство», — сказал Анатолий Лысюк о возможности создания условий для возвращения белорусов с европейскими дипломами.

Например, Беларусь могла бы по примеру Китая отправлять на учебу за границу своих граждан за счет государства, но с условием возращения. Однако, по мнению эксперта, в выпускниках зарубежных вузов сегодня заинтересованы не государственные структуры, а скорее малый и средний бизнес, банковский аналитический сектор, белорусские фабрики мысли.

Беларуси, считают участники опроса, нужна программа возвращения выпускников зарубежных вузов.

«Для этого необходимо создавать стимулы и делать им предложения. Важными стимулами участники исследования назвали существование гарантированных рабочих мест для выпускников зарубежных вузов в Беларуси и поддержку карьерного роста», — сказал Лысюк.