Посол Бабич: никто никогда не предлагал Беларуси вступить в состав России

«Если не хотят — можем развивать любой другой интеграционный формат отношений».

Никто никогда не предлагал Беларуси вступить в состав Российской Федерации, заявил посол России Михаил Бабич в интервью РИА «Новости», опубликованном 14 марта.

«Наоборот, президент РФ неоднократно, и публично, и в личных разговорах с президентом Беларуси довел свою позицию: Россия выступает исключительно за двустороннее взаимовыгодное развитие Союзного государства, если этого хотят наши белорусские друзья. Если не хотят — можем развивать любой другой интеграционный формат отношений», — добавил Бабич.

На реплику о том, что Александр Лукашенко категорически настаивает на сохранении суверенитета, посол ответил:

«В этой связи по вопросу о защите суверенитета всем, мне кажется, давно хотелось бы понять: кто посягает на белорусский суверенитет и от кого его хотят защитить? Если это угроза с Запада, по аналогии с известными цветными революциями и государственными переворотами, то Российская Федерация как союзник, если поступит такая просьба, будет вместе с Беларусью отстаивать этот суверенитет всеми доступными средствами. Если это намеки на Россию, то это совсем не по-партнерски. И даже если это всего-навсего избирательная технология под названием «мобилизация электората путем формирования образа врага», вряд ли разумно такую технологию реализовывать за счет отношений с ближайшими союзником и братским народом».

 

«Надо перестать обмениваться взаимными упреками»

«Россия всегда выступала за развитие Союзного государства. Для этого и подписывался союзный договор, который в определенной степени за эти годы был реализован, — сказал Бабич. — Но когда, начиная с 2000-го по 2010 годы, уровень ежегодной финансовой поддержки Беларуси или выпадающих доходов РФ в наших экономических отношениях находился в диапазоне от сотен миллионов долларов до 2-3 миллиардов, а сейчас это уже 5-6 миллиардов в год, правовых и финансовых возможностей хватало, чтобы обеспечить тот уровень экономической и промышленной интеграции, который мы имеем».

Но на данном этапе развития Союзного государства, отметил посол, «наши партнеры поставили вопросы и о внутрироссийских ценах на газ, о компенсации налогового маневра, увеличении объемов получения субсидий из российского бюджета для белорусских промышленных предприятий наравне с российскими, закреплении на российском рынке доли белорусской сельхозпродукции, возможности выделения еще более дешевых кредитов (а в РФ бюджетные кредиты выделяются под ставку 1%) и так далее».

Бабич подчеркнул, что если стороны действительно строят Союзное государство, то это «справедливая постановка вопроса».

«Но без практической реализации положений Союзного договора о единой денежно-кредитной, налоговой, промышленной, аграрной, инфраструктурной, таможенной и прочей политики перейти на такой уровень интеграции невозможно, ни в финансовом, ни в юридическом плане, — заявил Бабич. — Как невозможно это сделать и без формирования институциональных органов управления Союзного государства. В этой связи, а никак не вдруг, и был поставлен вопрос о необходимости определиться с интеграционным форматом, который мы строим — ЕАЭС, Союзное государство или что-то еще, и в соответствии с принятыми решениями выполнить подписанные и юридически обязывающие договоренности».

По словам Бабича, Беларусь и Россия могут идти «строго по союзному договору», могут идти по договору о создании ЕАЭС.

«Можно участвовать в двух форматах, параллельно развивать их. И, конечно, надо перестать обмениваться взаимными упреками, обвинениями, зачастую нелепыми, и выработать решение. Мы способны разрешить любую ситуацию, найти конструктивные решения, которые будут во благо двух народов», — сказал Бабич.

Говоря о «Большом разговоре с президентом», в ходе которого Лукашенко выступил в том числе с критикой союзного строительства и обвинениями правительства России в лоббировании интересов олигархических групп, Бабич сказал:

«Не буду давать оценки и комментарии, чтобы в ходе очень ответственной работы, которая сейчас проходит в определении формата дальнейшего союзного строительства, не вносить дополнительное напряжение. Могу лишь сказать, что не надо учить Россию и ее правительство, как жить, тем более что желающих в мире и так хватает».

Бабич подчеркнул, что правительство РФ под руководством президента в «сложнейших экономических и геополитических условиях добилось таких результатов, которые обеспечивают успешное развитие не только России, но и в значительной степени способствуют стабильному социально-экономическому развитию Беларуси».

 

Странный вопрос от союзника

«На текущий момент наших возможностей по обеспечению безопасности Союзного государства вполне достаточно в действующей конфигурации размещения сил и средств. Но, как не раз уже говорили президенты России и Беларуси, в случае малейшего изменения баланса, в том числе путем размещения ракет средней и малой дальности в Европе, будут приняты адекватные решения, которые не только обнулят любые усилия НАТО на этом направлении, но и создадут дополнительные риски для тех государств, которые предоставят свою территорию для такого размещения», — сказал дипломат.

Он также прокомментировал слова Лукашенко во время «Большого разговора с президентом» 1 марта о том, что Беларусь и далее не будет просить у России плату за размещение на своей территории ее военных объектов.

«Когда заходит разговор об этих объектах, необходимо понимать то, что на них решаются задачи в интересах системы предупреждения о ракетном нападении и другие вопросы стратегической безопасности не только России, но и ее военного союзника — Беларуси. И на обеспечение этой совместной безопасности Россия тратит гигантские средства исключительно из своего бюджета. В такой ситуации вопрос об оплате за аренду от военного союзника выглядит достаточно странно», — добавил посол.

 

Вьетнамский анекдот

Михаил Бабич прокомментировал готовность российской стороны пойти на запрашиваемое Беларусью улучшение условий предоставления кредита для строительства АЭС.

«Уже на этапе строительства БелАЭС мы вместе с партнерами детально анализируем вопросы последующей реализации электроэнергии, ее ценообразования, окупаемости станции и так далее. В этих расчетах необходимо учитывать и то, что БелАЭС — единственная станция за рубежом, которую Россия в соответствии с решением Владимира Путина строит по принципу «как себе», то есть ее себестоимость для Белоруссии будет значительно ниже, чем аналогичные объекты «Росатома» за рубежом», — отметил Бабич.

В связи с этим, по его словам, окончательные решения о целесообразности изменения кредитных условий можно будет принимать ближе к завершению ее полного строительства.

«Пока, в текущих экономических условиях, такой необходимости мы не видим, но окончательное решение можно будет принимать к моменту выхода станции на установленные параметры эксплуатации, исходя из объективных экономических условий», — дополнил посол.

Он также прокомментировал высказывания Лукашенко в ходе «Большого разговора с президентом» насчет дороговизны российских кредитных ресурсов для Беларуси. Лукашенко, в частности, говорил, о размещении Россией средств у «врагов» под 0,75% вместо кредитования белорусской экономики и о выдаче кредита «Сбербанком» под 9%. Приводился пример кредитования вьетнамской АЭС под 3%, при этом БелАЭС получает кредит под 4,7%. 

Бабич предположил, что «президента просто подвели, услужливо подложив такого рода аргументы». «Если для чего-то из более чем 7,5 миллиарда долларов льготных государственных кредитов выхватили обычный коммерческий кредит «Сбербанка» «Беларуськалию» под 9% годовых, то необходимо было бы объяснить людям, что этот кредит — коммерческий и был получен в 2015 году, когда Белоруссия имела минимальный международный кредитный рейтинг и по существующим банковским стандартам нигде в мире ниже ставки получить не могла», — отметил Бабич.

«Если говорить о китайских кредитах под 2%, то важно понимать, что это так называемые «связанные кредиты», когда не менее половины оборудования и услуг предоставляются китайскими предприятиями, а генеральным подрядчиком, как правило, выступают китайские компании. И если прибыль, которую они заложили в стоимость своих услуг и оборудования, переложить на банковские проценты, то их величина может иметь двузначные значения», — дополнил посол РФ.

«Ну, а про вьетнамскую АЭС — это вообще какой-то анекдотичный пример. Дело в том, что такого проекта просто не существует. Он был на бумаге, но по просьбе вьетнамской стороны был закрыт еще в 2016 году, так и не начавшись. Конечно, президент мог об этом не знать, но чиновники, которые пользуются его добрым отношением к ним и подсказывали из зала, не знать об этом не могли», — подытожил Бабич.