Без адвоката и передач. Что происходит в Беларуси с задержанными иностранцами

«Фактически это содержание под стражей инкоммуникадо».

Правозащитная организация Human Constanta собрали и направили 18 марта в МИД и МВД более тысячи подписей под петицией против высылки из Беларуси иранца Мехрдада Джамшидияна, которому грозит на родине смертная казнь. В этот же день Human Constanta направила обращение президенту Беларуси с просьбой не допустить депортации Джамшидияна.

Консультационный центр по актуальным международным практикам и их имплементации в праве «Хьюман Константа» (Human Constanta) — белорусская правозащитная организация, зарегистрированная в 2016 году. Специализируется на защите прав иностранных граждан и лиц без гражданства, продвижении антидискриминации и цифровых свобод.

 

Угроза депортации и смертной казни

Naviny.by несколько раз обращались к истории Джамшидияна. Решение о депортации Мехрдада Джамшидияна в Иран было принято 7 марта и вручено Джамшидияну 15 марта.

Гражданин Ирана Мехрдад Джамшидиян приехал в Беларусь в 1993 году, занялся бизнесом, женился на белоруске. В его семье трое детей, все они — граждане Беларуси. В Иране Джамшидияна обвиняют в убийствах матери и брата.

Преступления были совершены в конце августа 2012 года, когда Джамшидиян находился в Беларуси. Джамшидиян отрицает свою виновность в данном преступлении.

В случае депортации из Беларуси Джамшидияну грозит смертная казнь по обвинению в убийстве. Иранец также сменил веру, стал христианином, а согласно иранским законам, вероотступничество также карается смертью.

Начиная с 2012 года, Джамшидиян несколько раз задерживался белорусскими властями для экстрадиции в Иран. В 2012 году Генеральная прокуратура отказала в его выдаче Ирану, так как иранская сторона не предоставила необходимые для этого документы.

В 2016 году он был лишен вида на жительство. С тех пор у Джамшидияна нет легального статуса в Беларуси, поскольку у его иранского паспорта истек срок действия. Иран отказывается выдать Мехрдаду новые документы, поэтому он не может подать заявление на получение разрешения на проживание в Беларуси. Иранец обращался за статусом беженца, но Беларусь ему отказала.

В июне 2018 года Джамшидиян в очередной раз был задержан и помещен в изолятор временного содержания для установления личности (стандартная процедура для иностранцев без действующих документов), где находится и теперь.

«Несмотря на то, что Мехрдад пережил в изоляторе сердечный приступ и нуждается в медицинской помощи, его продолжают держать под стражей, и ситуация никак не разрешается. Его жена очень больна. Беларусь и УВКБ ООН не предоставляют ему защиту и ни одна третья страна не готова взять его к себе», — отметила координатор направления по работе с иностранными гражданами и лицами без гражданства Human Constanta Энира Броницкая.

Она отметила, что решение депортировать Джамшидияна нарушает международные договоры — пакт о гражданских и политических правах и Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

Кроме того, законодательство Беларуси запрещает высылать человека в государство, где ему угрожает смертная казнь и пытки.

История Джамшидияна — показательный случай, когда по суровости наказание — депортация — не соответствует тяжести правонарушения (проживание без документов), обратила внимание правозащитница.

«В нашем понимании никого нельзя высылать в страну, где грозит смертная казнь. Мы надеемся, что госорганы услышат голоса правозащитников и неравнодушных к судьбе Джамшидияна белорусов», — отметила Броницкая.

 

Без права на передачи

История Мехрдада Джамшидияна — только одна из многих, когда права человека в отношении иностранцев, попавших в руки правосудия и ДИН, не соблюдаются. Ряд проблем имеют системный характер.

Юрист общественной приемной Human Constanta Алена Чикович отметила, что согласно нормам белорусского законодательства только близкие родственники задержанных могут беспрепятственно осуществлять передачи и посылки в СИЗО и места отбывания наказания.

Для многих иностранцев, отбывающих наказание в Беларуси, это является проблемой, так как их близкие родственники находятся в другой стране, у них нет возможности или средств приезжать.

При этом, по данным Human Constanta, нередко иностранные граждане и лица без гражданства по нескольку месяцев содержатся в Центре изоляции правонарушителей (ЦИП) или в изоляторах временного содержания (ИВС), ожидая идентификации личности, депортации или высылки.

Однако ЦИП предназначены не для долгосрочного пребывания, а для кратких административных арестов сроком до 15 суток: питание в ЦИП скудное; нет питьевой воды; не выдается сменная одежда; проблемы с вентиляцией и санитарными условиями.

Долгосрочное пребывание в ЦИП очень плохо сказывается на здоровье задержанных, отметила Броницкая, «ведь без передач они не могут получить доступ к необходимым для них продуктам питания, витаминам, одежде и другим предметам первой необходимости».

А отсутствие передач и коммуникаций с внешним миром может приводить к заболеваниям и затяжной депрессии, сказала правозащитница.

Она привела пример гражданина Великобритании Алана Смита. Во время отбывания наказания он находился в полной социальной изоляции — его близкие родственники жили не в Беларуси и не могли передать ему необходимые вещи.

«Мы обращались к белорусским государственным органам по вопросам передачи книг и журналов на иностранном языке в библиотеку ИК-3, но нам отказали», — сказала Броницкая.

 

Без права на адвоката

Она также отметила, что в белорусском законодательстве не предусмотрены механизмы доступа задержанных иностранцев по их желанию к адвокату, переводчику, контактов с родственниками и консульской службой своего государства.

«Фактически это содержание под стражей инкоммуникадо», — сказала Броницкая.

Она привела пример: к правозащитникам обратился гражданин Швейцарии с просьбой найти его друга, гражданина Ирака, который ехал из России в Европу через Беларусь, так как на родине его преследовали за нетрадиционную сексуальную ориентацию. Мужчину задержали на белорусской границе и арестовали. При этом не было известно, где он содержится. Мужчина почти не говорит на английском.

«Мы самостоятельно разыскали его в одном из белорусских ИВС, — рассказала Броницкая. — Связались с представительством УВКБ ООН с просьбой навестить его в изоляторе. Мы нашли адвоката, который представлял его интересы в дальнейшем. В итоге иракца удалось освободить из-под стражи, и его выдворили из страны».

Броницкая также отметила, что задержанные иностранные граждане имеют проблемы с доступом к правовой помощи. Государственный адвокат иностранцам не предоставляется, а договор с защитником порой некому заключить.

Адвокат может защищать задержанного только после того, как иностранец, задержанный в рамках административного процесса, вызовет его в место содержания под стражей, чтобы заключить договор на оказание юридической помощи. В то же время без оформленного ордера адвоката не пустят в место содержания административно задержанных, сказала Броницкая.

Как результат, на практике правозащитники сталкивались с ситуациями, когда задержанные иностранцы, не владеющие русским или белорусским языком, а также не имеющие контактов в Беларуси, не могли осуществить свое право на защиту ввиду сложности процедуры доступа к адвокатам.

Броницкая привела пример, когда женщина, единственным средством коммуникации которой был французский язык, около полугода находилась в СИЗО и была лишена общения, потому что ее не понимали.

«Если родственники или правозащитники не знают о том, что иностранец находится в СИЗО, порой люди длительное время не получают правовой помощи», — сказала Броницкая.

 

Надо менять закон

Изменение ситуации может произойти только после изменения законодательства.

Правозащитники Human Constanta внесли ряд предложений о внесении изменений в закон «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Беларусь». Проект изменений в закон будет рассматриваться на весенней сессии Палаты представителей.

«Прежде всего, — сказала Броницкая, — мы рекомендуем исключить из законодательства определение "неблагополучное в миграционном отношении государство", которое теперь используется в качестве основания для отказа в выдаче приглашений иностранцам в Республику Беларусь, а также разрешений на постоянное проживание в нашей стране».

Броницкая сообщила, что в организацию несколько раз обращались граждане Беларуси, желающие пригласить своих друзей-иностранцев, в частности, из Алжира и Йемена. В одном случае сотрудники отдела по гражданству и миграции (ОГиМ) прямо заявляли, что в отношении граждан таких стран приглашение не выдадут и отговаривали заявителей от заполнения заявлений. Во втором случае заявителю вручили письменный отказ в оформлении приглашения.

Список неблагополучных стран не публичный, определение термина отсутствует, «поэтому обжалование отказа ОГиМ в оформлении приглашения затруднительно».

Human Constanta считает также необходимым внести изменения в законодательство в части осуществления процедуры высылки иностранцев. В частности, установить судебный порядок решения о ней, а также исключить возможность высылки до истечения установленного законодательством срока на обжалование.

Правозащитники также полагают необходимым установить в законодательстве максимальные сроки для исполнения решений о высылке, реадмиссии иностранцев, помещенных в закрытые учреждения (центры временного содержания или изоляции правонарушителей), в том числе максимальные сроки задержания иностранцев для установления их личности.

В настоящее время эти сроки не определены, и есть случаи, когда в условиях СИЗО иностранцы проводят много месяцев, сказала Броницкая.

Правозащитники считают необходимым «установить в законодательстве механизмы доступа задержанных как по уголовным, так и по административным правонарушениям иностранцев к защитнику, переводчику, контактов с родственниками и консульской службой государства гражданства по желанию иностранца, а не администрации места содержания под стражей».

Также правозащитники предлагают установить перечень критериев для определения угрозы государственной безопасности для принятия решений о высылке, депортации, аннулировании вида на жительство.

Еще одно предложение — прописать в законодательстве, что высылка, депортация, аннулирование вида на жительство являются крайней мерой, когда существует реальная угроза общественной безопасности.

Важно, сказала Броницкая, чтобы учитывались смягчающие обстоятельства: срок проживания на территории Беларуси, наличие тесных семейных, культурных, социальных и экономических связей, наличие близких родственников, в том числе несовершеннолетних детей — граждан Беларуси.

Для таких людей, считают правозащитники, необходимо предусмотреть альтернативные меры воздействия, не связанные с высылкой или депортацией за пределы Беларуси.