Лукашенко предрек победу Порошенко, но тот пока второй

Впрочем, любой президент Украины постарается не ссориться с Беларусью…

Владимир Зеленский — впереди с большим отрывом, Петр Порошенко — второй. Результаты первого тура президентских выборов в Украине в принципе подтвердили ожидания. Но реальная интрига сохраняется, кто победит в итоге — еще бабушка надвое сказала.

Фото president.gov.ua

И в этом плане украинские выборы, при всех их издержках, выглядят фантастикой для белорусов. В их стране уже четверть столетия триумфатором электоральных кампаний оказывается один и тот же человек.

Причем если в 1994-м взлет директора совхоза Александра Лукашенко был сенсационным, как сейчас взлет шоумена Зеленского, то потом у белорусского триумфатора все пошло автоматом по накатанной колее, точнее — по выжженному политическому полю.

В Украине оно многоликое (кандидатов аж чересчур), пестрое, со страшными изъянами, но — живое.

 

Прогноз белорусского президента под большим вопросом

Итак, Зеленский набирает 30,4% голосов, Порошенко — 17,8%. Таковы данные экзит-пола, который провели фонд «Демократические инициативы», Киевский международный институт социологии и Центр Разумкова. Первые данные Центризбиркома показывают примерно то же соотношение голосов.

Между тем белорусский официальный лидер во время «Большого разговора» 1 марта категорично предрек, что «президентом будет Порошенко». Лукашенко спрогнозировал, что действующий президент Украины «выйдет во второй тур. Может, с Зеленским или еще кем-то, скорее всего, с ним. А те, кто за него проголосовал в первом туре, за него и проголосуют, а те, кто за других, — проголосуют за Порошенко».

Когда-то Лукашенко угадал победу Дональда Трампа в США. Но сейчас прогноз под большим вопросом.

Из окружения Порошенко пошла информация, что Юлия Тимошенко, ставшая в первом туре лишь третьей, готова поддержать Зеленского, чтобы потом получить, например, пост премьера. Впрочем, из штаба Зеленского уже ответили: «Ни с кем вступать в договорняки мы не собираемся».

Я же не стану отбивать хлеб у политологов, которые зубы съели на внутриукраинской тематике. Отмечу лишь, что шансы Порошенко не нулевые. У электората может сработать страх отдать страну в руки неофиту, которого иные уничижительно называют комиком.

Понятно, что Лукашенко сподручнее было бы продолжить хорошие отношения с президентом, уже отмотавшим один срок. Вдобавок белорусский официальный лидер, сказав, что победит Порошенко, еще и потроллил Москву, жаждущую, чтобы тот проиграл.

 

Киеву при любом лидере не с руки ссориться с Минском

Впрочем, любой президент Украины постарается не ссориться с северным соседом, не критиковать его за недемократичность режима и пр.

Для Киева важнее всего, чтобы через Беларусь не ударила Россия. А Лукашенко пока держит ситуационный нейтралитет, не дал Путину разместить военную базу.

И соляркой для танков, и продукцией двойного назначения (военные грузовики «Богдан» — это, считай, локализованные МАЗы) белорусы украинцам здорово помогли.

Правда, кое-кто из украинских политиков любит раздувать тему «угрозы с севера», но это — так, скорее, ради набора очков на внутриполитическом поле.

Лукашенко же в нужные моменты пиарит версию о своих украинских корнях и, по большому счету, умеет ладить с украинскими руководителями. Натянутые отношения, как ни странно, были с пророссийским, авторитарным Виктором Януковичем (почему — отдельная тема).

А вот с «оранжевым» Виктором Ющенко Лукашенко оказался на дружеской ноге. В марте же 2014 года, когда разворачивались опасные для Киева события на Донбассе, белорусский руководитель на удивление оперативно пересекся на Полесье с и.о. президента Украины Александром Турчиновым, при том что это конфиденциальное общение с «главарем хунты» вызвало скрежет зубовный в Москве.

С Зеленским в случае его победы белорусский президент, скорее всего, тоже найдет общий язык. Есть ради чего. У Беларуси с Украиной большая торговля с профицитом. Позиция в украинском вопросе помогла Лукашенко занять нишу миротворчества, наладить отношения с Евросоюзом и США. То есть в какой-то степени расширить коридор внешнеполитического маневра.

 

У них — вагон кандидатов, у нас — никакой альтернативы

Правда, сейчас Кремль активно пытается этот коридор сузить, чему Лукашенко будет сопротивляться.

В ходе того же «Большого разговора» он объяснил, почему не признаёт Крым российским. В частности, потому, что «у нас народ подумает: ну Лукашенко, ну чего ты влез в это столько времени прошло. В Украине скажут собака и плюнут в мою сторону».

Подчеркнем: любой президент Украины будет выступать за возвращение Крыма и Донбасса, то есть будет с точки зрения Кремля антироссийским.

Белорусам пример Украины показывает:

1) как трудно оторваться от Москвы;

2) как трудно проводить реформы в постсоветской стране;

3) какая непростая вещь демократия.

В частности, популярность Зеленского во многом объясняется тем, что народ устал от политического истеблишмента, дискредитировавших себя лидеров.

В Беларуси тоже, по ощущениям, многие устали от бессменного лидера, назвавшего себя единственным в стране политиком. Но рейтинга Лукашенко и его противников мы не знаем уже третий год, с того времени, как был разгромлен НИСЭПИ — последний оплот независимой социологии, дававший такие цифры.

При этом бессменный президент дал вертикали наказ подойти к грядущим электоральным кампаниям так, «чтобы в умах людей даже не было альтернативы».

А недавно в Барановичах Лукашенко сослался на какой-то закрытый опрос, согласно которому 80% населения Брестской области «в общем-то положительно относятся к президенту».

Эта цифра близка к официальным показателям Лукашенко по итогам нескольких предыдущих кампаний. И вертикаль, надо думать, воспримет ее как ориентир на предстоящие президентские выборы.

А пока глава Центризбиркома Лидия Ермошина, к слову, наблюдает за украинскими выборами — этой политической фантастикой по белорусским меркам.

 

Украинский опыт пригодится белорусам

Рядовые же белорусы, наблюдая за электоральными страстями у южных соседей, часто проецируют на их политическую жизнь белорусскую матрицу. На самом деле Украина — парламентско-президентская республика, там президент отнюдь не царь, худо-бедно работает разделение ветвей власти, система сдержек и противовесов.

Лукашенко же только туманно обещает поделиться некими полномочиями с другими ветвями власти, но пока все было ровно наоборот.

В кампании 2015 года Лукашенко и госпропаганда использовали украинскую страшилку, чтобы на этом фоне обрисовать ценность мира и стабильности в Беларуси.

Но сейчас ужас от Майдана и крови на востоке Украины у белорусского обывателя прошел. Он вряд ли клюнет на новые басни о том, что в Украине якобы готовят в специальных лагерях боевиков для подрывных действий в Беларуси и что оттуда на нашу благодатную землю нагло пытаются прорваться джипы с оружием.

Ныне Лукашенко сам пробует — возможно, с прицелом на выборы — риторику защиты суверенитета. Однако уже заработал по этому поводу слегка завуалированное предупреждение от российского посла Михаила Бабича в его нашумевшем интервью РИА Новости от 14 марта.

Вообще, кто бы ни победил в Украине, он уже не развернет страну на 180 градусов. В отношениях с бывшей метрополией Украина прошла точку невозврата. В отличие от Беларуси, над которой нависла угроза инкорпорации под маркой «углубленной интеграции».

У Беларуси впереди суровые испытания. В той или иной форме развернется битва за независимость, и дай бог, чтобы не пришлось заплатить такую же страшную цену, какую заплатила Украина.

При этом ригидность нынешнего руководства завела Беларусь в болото застоя а-ля Брежнев. Пока все глухо, но в перспективе нашей стране никак не обойтись без внутренних перемен, трансформации экономической и политической модели. И вот тогда трудный украинский опыт очень пригодится.