Дело о краже трусов. Посадили того, у кого украли

Владелец магазина поймал на краже женщину, но в итоге получил три года колонии с конфискацией. Как такое возможно?

Более пяти тысяч человек подписали обращение к президенту после того, как 38-летнего жителя Бобруйска Николая Нарожного осудили на три года колонии по обвинению в вымогательстве. Николай требовал заплатить за товар женщину, которая, по его утверждениям, несколько раз воровала белье в принадлежащем ему магазине секонд-хенд. Адвокат написала жалобу на приговор, а супруга — петицию с обращением к президенту.

«Уважаемый Александр Григорьевич, обращаемся к Вам с просьбой защитить нас, граждан Республики Беларусь, налогоплательщиков, владельцев от произвола воров и восстановить справедливость по отношению к Нарожному Николаю. Надеемся на понимание и помощь!», — говорится в петиции.

 

Что произошло?

9 октября прошлого года в магазине Николая Нарожного случилось ЧП. Он увидел, как женщина, которая, по его словам, ранее уже украла в его магазине трусы, снова стащила белье. Первый эпизод воровства был зафиксирован камерой видеонаблюдения, о работе которой в магазине было вывешено объявление.

Николай закрыл дверь в магазине и потребовал у женщины оплатить взятые ею вещи. Женщина отпиралась, а потом, по словам Николая, несколько раз ударила его кулаком. Мужчина, с его слов, пытался блокировать удары металлической стойкой от вешалки. Попал женщине по ногам. В результате потасовки у женщины оказался поврежденным мобильный телефон.

Алина Нестерович, а именно так зовут эту женщину, посчитала себя пострадавшей и написала заявление в милицию. Николая в тот же день взяли под стражу. Затем выпустили под залог, но позже осудили.

Судмедэкспертиза показала, что легкие телесные повреждения были не только у Алины Нестерович, но и у Николая Нарожного.

Нестерович уверяла, что действия Нарожного были спланированы, что она была готова заплатить за товар, который взяла, но он требовал это сделать в многократном размере.

Женщина сказала порталу TUT.by, что Нарожный бил ее палкой по ноге, потом повалил на пол и наступил коленом на горло, пытался забрать рюкзак, чтобы достать кошелек, а также, что во время стычки ей разорвали рот. Она заявляла и о попытке изнасилования, но затем от своих слов отказалась:

«Я даже хотела простить его. Но вскоре мне знакомые начали скидывать видео, которое он разместил в интернете. В итоге меня на работе гнобят, ребенка в школе гнобят, муж меня бросил. Сказал: какой позор! Я в тот же день переехала к маме. И решила идти в суд».

Николай действительно разместил на YouTube несколько роликов с камер наблюдения своего магазина — на видео фигурируют покупатели, пытающиеся вынести вещи из магазина без оплаты. Ролики Николай разместил еще когда был на свободе, до начала суда 11 января. В первый же день процесса его взяли под стражу.

На одном из видео видно, как Нестерович кладет себе в карман куртки трусы. Еще одно видео показывает, что Нестерович заходит в примерочную кабину с бюстгальтером в руках, а выходит без него.

По поводу кражи вещей Николай Нарожный написал на Нестерович заявление в милицию, однако в возбуждении уголовного дела ему отказали. Правда, за кражу трусов Нестерович была привлечена к административной ответственности и получила штраф в две базовых величины.

Параллельно с уголовным процессом шел гражданский процесс — Нестерович обратилась в суд с заявлением о том, что ролики в интернете оскорбили ее достоинство. Суд и здесь признал Нарожного виновным и оценил ущерб Нестерович в 100 рублей.

Мать Николая Нарожного Нина Нарожная рассказала, что сама Нестерович оценила ущерб в 2,5 тысячи рублей. Семья Нарожных не хочет платить даже 100 рублей и опротестовала решение суда:

«Дело не в деньгах, мы больше заплатим за судебные издержки. Дело в том, что воровство было, и оскорбляет женщину не распространение видео. Она воровала, провоцировала ситуацию. Сын предлагал ей тысячу белорусских рублей, она сказала, что мало. На очной ставке сын делал аудиозапись, она говорила, что хочет три тысячи рублей. На уголовном суде она просила уже пять тысяч».

 

Статью поменяли во время следствия

13 марта суд Бобруйского района и Бобруйска признал Николая Нарожного «виновным в требовании передачи имущества под угрозой применения насилия к потерпевшему, оглашения иных сведений, которые желают сохранить в тайне (вымогательстве), с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, соединенном с уничтожением и повреждением имущества»

На основании ч. 2 ст.208 Уголовного кодекса судья Наталья Огладкова назначила Николаю Нарожному наказание в виде лишения свободы сроком на три года с отбыванием в исправительной колонии в условиях усиленного режима с конфискацией имущества.

Конфискации подлежит стиральная машина, холодильник, телевизор, мобильный телефон. Однако супруга Николая Елена Нарожная показала суду, что стиральную машину, холодильник, телевизор она приобрела еще до заключения брака с Нарожным, поэтому указанное имущество считает своей личной собственностью.

А вот бизнес семья потеряла — у жены другая работа плюс надо заботиться о пятилетней дочке, заниматься магазином некогда.

Суд также постановил взыскать с обвиняемого в доход государства процессуальные издержки — 86 рублей 33 копеек и госпошлину — 76 рублей 50 копеек.

Кроме того, в пользу Алины Нестерович суд взыскал одну тысячу рублей в качестве компенсации морального вреда.

Приговор в законную силу не вступил, он обжалован, апелляционное рассмотрение в Могилевском областном суде назначено на июнь, сообщила Naviny.by адвокат Николая Нарожного Татьяна Вертинская.

Она отметила, что изначально следствие велось по статье 384 (принуждение к выполнению обязательств) Уголовного кодекса, но затем обвинение было переквалифицировано на более тяжкую статью 208 УК (вымогательство).

«Приговор был вынесен исключительно на основании свидетельских показаний потерпевшей, — сказала Вертинская. — Однако очевидно, что изначально она похитила собственность Нарожного, а только затем он принуждал ее расплатиться за нее. Мы направили жалобу на приговор суда Бобруйского района и города Бобруйска в вышестоящую инстанцию — Могилевский областной суд».

В жалобе адвокат указывает на неверную квалификацию действий Нарожного и просит изменить квалификацию правонарушения на ст. 384 УК, по которой возможно наказание в виде штрафа или ограничения свободы.

Адвокат также подчеркнула, что Нарожный в суде признал вину, но не за вымогательство, за что его осудили, а в том, что требовал с Нестерович расплатиться за вещи.

 

Что упустило следствие и суд

Нина Нарожная удивляется, почему суд поверил Нестерович и почему следствие не опросило важного, на ее взгляд, свидетеля:

«Следователь не опросил девушку, которая работала в кафе рядом с магазином. В это кафе заходила Нестерович после случившегося в магазине. Она утверждала, что у нее был порван рот, и она была вся в крови. А девушка видела ее в первые минуты после случившегося и могла дать объективные показания, которые могли бы повлиять на ход следствия. Также не были изучены записи видеокамер, расположенных напротив магазина сына, которые снимают входную дверь магазина. Наконец, мой сын просил, но его не отвезли на судмедэкспертизу. Он прошел обследование только после того, как его выпустили под залог в 5000 рублей».

Нина Нарожная не может смириться с тем, что по отношению к ее сыну, как она считает, не была соблюдена презумпция невиновности: «Вердикт судьи подвергает сомнению деятельность всей судебной системы. Правосудие в Беларуси, оказывается, строится не на доказательной базе и показаниях свидетелей, а на верю — не верю».

«Куда я только не обращалась: получаю отписки. Никто не хочет вникнуть в ситуацию и рассмотреть это дело. У меня уже полный пакет отписок. Я уже не знаю, в какую дверь стучать, чтобы достучаться. В Беларуси судьба маленького человека никого не интересует», — говорит Нина Нарожная.

 

 

Фото Мирона Климовича / TUT.by