«Летучая мышь» через 60 лет вернулась в афишу Большого театра

16 апреля в Большом театре Беларуси состоится премьера оперетты Иоганна Штрауса «Летучая мышь». Над постановкой работала международная команда. Публика уверена в успехе премьеры — на ближайшие три спектакля билеты давно распроданы.

 

Оперетта «Летучая мышь» — это почти опера

Впервые белорусский Большой поставил оперетту «Летучая мышь» в далеком 1961 году. Современная публика об этом мало что знает. Поэтому на пресс-конференции, приуроченной к премьере оперетты, первый заместитель генерального директора Большого театра Владимир Рылатко устроил небольшой экскурс в историю:

«К более легкому жанру, чем опера и классический балет, наш театр уже обращался. В 1958 году в театре поставили балет Иоганна Штрауса «У голубого Дуная».

Основанный на изящных вальсах Штрауса этот балет был популярен тогда и до сих пор идет в некоторых театрах. В 1960-е годы в театре снова отдали предпочтение произведению Штрауса и поставили оперетту «Цыганский барон.

«Нет ни одного Большого театра в мире, который не ставил бы оперетты. Это, может, не самая высокая гора, но она очень крутая», — пояснил Рылатко.

«Летучая мышь» с успехом идет на ведущих сценах мира, таких как Metropolitan Opera в Нью-Йорке или Covent Garden в Лондоне.

Миклош Габор Кереньи (в центре)

Режиссер-постановщик спектакля Миклош Габор Кереньи, известный как KERO — художественный руководитель Будапештского театра оперетты. Он прекрасно знает традиции работы с опереттой. И хотя режиссер не считал, сколько «Летучих мышей» поставил по всему миру, везде они — разные.

Для минского спектакля создан свой вариант либретто: мозаика из текстов Николая Эрдмана, Михаила Вольпина, современного русского писателя Сергея Вольского, скрепленная тексами Миклоша Габора Кереньи. 

«Наша команда работает в разных точках мира, и нам важно, чтобы там, где мы сейчас находимся, нашли общий язык с артистами и дали зрителю то, во что бы он влюбился, и чтобы какую-то частичку себя увидел в этом спектакле, — сказал Кереньи. — Мы стараемся, чтобы наша работа была понятна и профессору медицины, и продавцу из продуктового магазина, и 12-летнему ребенку».

Режиссер-постановщик отметил, что ему было чрезвычайно легко работать с дирижером, потому что «мы одинаково думаем».

Джанлука Марчано

Дирижер-постановщик Джанлука Марчано — главный приглашенный дирижер Большого театра Беларуси является и дирижером-постановщиком оперетты.

«Летучая мышь» — не просто оперетта. В ней очень серьезная, очень техничная музыка, — пояснил дирижер. — В «Летучей мыши» диалог соединен с музыкой — это опера, от оперетты здесь только ритм».

К слову, и Миклош Габор Кереньи утверждает, что «оперетта «Летучая мышь» — это почти опера».

По мнению Джанлука Марчано, для оперного театра очень хорошо иметь в репертуаре «Летучую мышь» — это своего рода обязательная программа, как балет «Щелкунчик». «Я думаю, что и визуально это будет очень красивый спектакль», — полагает дирижер-постановщик.

Художник-постановщик спектакля Тамаш Ракаи был потрясен размерами сцены Большого театра Беларуси. Он признался, что это его испугало, но и обрадовало:

«Я получил огромное пространство, на котором могу играть в свои игры. Я не хотел проектировать тяжелые декорации. Очень важно добиться пространства, воздуха на сцене. И хотя на ней будет много мелких слагаемых, для меня важно, чтобы каждый зритель мог найти частичку территории и для себя».

Народная артистка Беларуси, хормейстер-постановщик Нина Ломанович считает, что «Летучая мышь» — одна из самых выдающихся оперетт.

«И хотя репетировать было не просто — большая сцена всегда занята, по ходу работы режиссер вносил корректировки, этот период будем вспоминать с удовольствием. Работа была очень интересная, эмоционально насыщенная», — поделилась Нина Ломанович.

В свою очередь Кереньи отметил, что в этом спектакле «очень большая работа хора». Добавим, что хор Большого театра давно не стоит статично на сцене, а является полноправным участником действа.

Постановочная группа обещает много сюрпризов. Например, в роли Тюремщика на сцену Большого тетра выйдет «главный Дед Мороз» — Владимир Радивилов. А главные партии готовят ведущие солисты оперы: Анастасия Москвина, Елена Сало, Ирина Кучинская, Елена Синявская, Елена Таболич, Марина Лихошерст, Клавдия Потемкина, Диана Трифонова, Екатерина Михновец, Крискентия Стасенко, Марина Аксенцова, Василий Мингалев, Денис Янцевич, Александр Михнюк, Александр Гелах, Виктор Менделев, Янош Нелепа, Дмитрий Капилов, Илья Певзнер, Андрей Селютин, Андрей Клипо и другие.

 

Публика поделена между театрами

За последние 60 лет белорусская публика привыкла к тому, что Большому театру — опера, Музыкальному — оперетта. А что на этот счет думает руководство этих коллективов?

«Минск сегодня уже очень большой мегаполис, мы приближаемся к двум миллионам жителей, — говорит Владимир Рылатко. — Сколько музыкальных театров в Москве, Петербурге или Киеве? И сколько там идет спектаклей с одинаковыми названиями, но разных, ведь в каждом театре своя интерпретация. Вы сегодня послушали, что говорила постановочная группа. Очевидно, это будет совсем другая оперетта, чем в Музыкальном театре. Значит, у зрителя появится выбор.

Посмотрите сегодня афишу Музыкального театра: там и «Лебединое озеро», и «Жизель», но мы не испытываем какого-то соперничества, уверен, что не перебегаем друг другу дорогу. Мы играем три премьеры, и сразу в Музыкальном театре идет «Летучая мышь». На наши спектакли распроданы билеты, и в Музыкальном эта оперетта пользуется успехом у зрителя. Такие спектакли как «Летучая мышь» — это праздник, в котором люди сегодня нуждаются. Это произведение, понятное для всех. Я уверен, что обоим театрам хватит публики».

Действительно, в нашей стране всего два музыкальных театра и у каждого свое лицо, свои традиции, свой дух.

«Белорусская публика достаточно консервативна: из тех, кто ходит к нам на концерты симфонического оркестра, только единицы сходят на такой же концерт в филармонию, — говорит директор Белорусского государственного академического музыкального театра Александр Петрович. — Публика поделена между театрами, поэтому не считаю, что существует конкуренция. У нас и в Большом — две совершенно разные постановки. Нашей «Летучей мыши» уже 30 лет, в разные периоды времени публика уделяла ей чуть больше внимания или чуть меньше, но все равно это любимый и востребованный спектакль.

Мы ставим классические балеты мирового уровня, но не считаем себя конкурентами Большого театра. Это делается для публики, чтобы люди знакомились с замечательными произведениями. Главное, чтобы у людей было желание ходить в театр, и прекрасно, что из двух постановок «Летучей мыши» или «Жизели» можно выбрать ту, которая по душе».

Александр Петрович также отметил, что Музыкальный театр готовит кадры для Большого. Такова традиция на всем постсоветском пространстве.

«Артист выбирает ту сцену, на которой сможет больше раскрыться, и это абсолютно нормально», — пояснил директор.

Впрочем, не только из Музыкального театра уходят «на повышение» в Большой солисты, артисты балета и музыканты. Прима Музыкального театра Наталия Гайда начинала свою карьеру в Минске именно в Большом театре. Но как только в 1970 году открылся Театр музыкальной комедии, она сразу перешла в новый коллектив, потому что всегда мечтала быть солисткой оперетты.

 

 

Фото bolshoibelarus.by