Шагал, терновый венец, оргáн. Что связывает Беларусь с Нотр-Дам де Пари

Пожалуй, у каждого белорусского туриста, посещавшего столицу Франции, есть фото на фоне этого собора.

Пожар в соборе Парижской Богоматери заставил содрогнуться весь мир. Люди плакали и молились, когда видели, как на их глазах гибнет один из символов Парижа.

Пожалуй, у каждого белорусского туриста, посещавшего столицу Франции, есть фото на фоне этого собора. Naviny.by вспомнили, как с Парижем и Нотр-Дам де Пари связана белорусская история и современность.

Фото wikimedia

 

Мицкевич, Сутин, Шагал. Следы в Париже

Собор Парижской Богоматери расположен на острове Сите, а музей поэта Адама Мицкевича — в 600 метрах от него на острове Сен-Луи. Мицкевич несколько лет жил в Париже, преподавал в Коллеж де Франс. Это тоже близко — метров семьсот от собора.

В Латинском квартале рядом с Нотр-Дам де Пари — костел святого Северина, где находится икона Божьей Матери Остробрамской, одна из последних работ Валентия Ваньковича. Он умер в Париже в 1842 году.

Позже, в начале ХХ века, Париж стал местом, куда приехали сделавшие славу парижской художественной школе белорусские художники Михаил Кикоин, Шрага Царфин, Осип Цадкин. И, конечно, знаменитый выходец из Смиловичей Хаим Сутин.

Марк Шагал, который родился в Витебске, а сделал себе имя в Париже, рисовал не только свою малую родину, но и красоту Парижа. Ему принадлежат несколько изображений Нотр-Дам де Пари.

В 1950 году он написал «Хвала Парижу. Нотр-Дам», в 1954-м — «Монстры Нотр-Дам», в 1955-м — «Нотр-Дам в сером». Будучи уже глубоко пожилым человеком, в 1980 году написал «Вид на Нотр-Дам».

«Хвала Парижу. Нотр-Дам», 1950 г., холст, масло

«Монстры Нотр-Дам», 1954 г. тиражная цветная литография

«Нотр-Дам в сером», 1955 г., литография

«Вид на Нотр-Дам», 1980 г., тиражная цветная литография

Традиция продолжается — в Париже живет белорусско-французская художница Ирина Котова. В 2010 году в Национальном художественном музее прошла ее выставка «Прогулки по Парижу», ставшая частью художественного проекта «Воображаемый Париж». И, конечно, на ее работах есть Нотр-Дам де Пари.

 

Терновый венец из Нотр-Дам де Пари привозили в Беларусь

Сокровищница собора Парижской Богоматери не пострадала во время пожара, удалось спасти и терновый венец. В феврале 2016 года в Минск привозили икону Спасителя с частицей тернового венца из Нотр-Дам де Пари.

Сотни верующих встречали икону, которая была доставлена в Свято-Духов кафедральный собор, затем ее перенесли в церковь святого Александра Невского на Военном кладбище, а после — в Рождество-Богородичный женский монастырь в Гродно и Успенский Жировичский мужской монастырь.

Путешествие иконы с частицей тернового венца Христа по Беларуси длилось с февраля по июнь.

О терновом венце упоминали паломники IV-IX веков, посещавшие Иерусалим. Впоследствии реликвия была перенесена в Константинополь, где пробыла до 1204 года — вплоть до разграбления столицы Византийской империи участниками четвертого крестового похода. Терновый венец наряду с другими святынями был вывезен в Европу. В 1238 году его приобрел король Франции Людовик IX Святой. Король встретил процессию с терновым венцом за 40 км от Парижа и прошел весь обратный путь пешком, со святыней на руках.

Специально для хранения тернового венца в Париже была возведена часовня Сен-Шапель — всемирно известный шедевр готики. Часовня серьезно пострадала во время французской революции, но терновый венец уцелел и сохранялся в Национальной библиотеке. В 1801 году император Наполеон передал святыню архиепископу Парижскому. С тех пор она хранилась в соборе Парижской Богоматери.

В первую пятницу каждого месяца совершался торжественный вынос тернового венца для поклонения.

 

«Надеюсь, что оргáн не пострадал»

Органистка Софийского собора Ксения Погорелая играла на оргáне парижского собора Нотр-Дам в 2015 году — через год после длившейся около двух лет реставрации оргáна.

Ксения рассказал, что прямо содрогнулась, когда узнала, что Собор Парижской Богоматери горит.

«Это катастрофа. Восстановление собора займет десятилетия, а это особое место в Париже, куда идет нескончаемый поток туристов, хотя в столице Франции есть, на что посмотреть. Сведений о том, что пострадал оргáн, нет. Он находится в тех башнях, которые уцелели, но кто знает, как на трубы повлияла высокая температура», — сказала Ксения Погорелая корреспонденту Naviny.by.

Момента, когда она сможет прикоснуться к оргáну в соборе Парижской Богоматери, Ксения Погорелая ждала четыре года — столько времени у специальной комиссии заняло рассмотрение заявки белорусской органистки.

«И этого стоило подождать, — говорит о своем выступлении в соборе Нотр-Дам Ксения Погорелая. — Это были важные, незабываемые минуты моей жизни. Невероятные ощущения испытываешь, когда играешь на историческом оргáне, в котором 121 регистр, более 10 тысяч труб, пять мануалов. Он был установлен в соборе в 1402 году, не раз реконструировался, в том числе мастером XIX века Аристидом Кавайе-Колем, каждый инструмент которого, как скрипки Страдивари, — особенный. Инструмент, акустика, историческая значимость создавали такое особое впечатление и эмоциональный настрой, который не мог не передаваться зрителю».

Когда Ксения Погорелая играла, ей казалось, что в соборе никого нет — так было тихо. А когда раздались аплодисменты, и она посмотрела вниз, то увидела, что храм полон людьми — ее слушали более двух тысяч человек.

«Мне очень хочется верить, что оргáн не пострадал. Это большая культурная и историческая ценность, как и весь собор», — сказала органистка.