Дело Доморацкого. Свидетель вспомнил о взятке через три года — на допросе в КГБ

Кто и за что давал взятку? И почему этот человек просил прощения.

В суде Центрального района Минска продолжается процесс по делу Андрея Доморацкого — бывшего начальника Главного управления потребительского рынка (ГУПР) Мингорисполкома. Кто и за что давал ему взятку? И почему этот человек просил у Доморацкого прощения.

Доморацкому предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 430 (получение взятки), ч. 3 ст. 424 (превышение служебных полномочий) и ч. 1 ст. 210 (хищение) Уголовного кодекса.

Андрей Доморацкий не признал свою вину ни по одному эпизоду обвинения и согласился давать показания после допроса свидетелей. Однако он активно пользуется своим правом задавать вопросы в суде.

 

По каким правилам открываются кафе в центре столицы, не знает никто?

Согласно версии обвинения, Доморацкий, будучи заместителем председателя Мингорисполкома (был в этой должности с декабря 2012-го по сентябрь 2017-го), в два этапа (в 2015 и 2016 годах) принял 2500 долларов от Дмитрия Володько, представителя руководителя компании «Фудстайл» Садовского.

Эти деньги, как утверждает обвинение, были благодарностью за согласование Доморацким работы кафе «Голден кофе» на улице Кирова.

Свидетель Дмитрий Володько

24 апреля давала показания заместитель начальника — начальник отдела торговли и услуг Главного управления торговли и услуг Мингорисполкома Ольга Гаврильчик.

У нее стороны процесса пытались выяснить, по каким правилам можно открыть точку общепита в центре Минска и какой вес при решении подобных вопросов имеют указания чиновников уровня заместителя председателя.

По словам Гаврильчик, в 2015 году ООО «Фудстайл» письменно обратилось в Мингорисполком по вопросу согласования кафе «Голден кофе» в здании по адресу улица Кирова, 2.

В ГУПР (которым тогда руководил Сергей Барисевич, осужденный по коррупционным статьям в марте 2019 года) этот документ попал с резолюцией Доморацкого «к исполнению». Такая резолюция означает, что документ надо рассмотреть и дать ответ в рамках законодательства.

Однако, отметила Гаврильчик, никаких указаний о том, что должно содержаться в ответе, ГУПР не получал, и она завизировала ответ Мингорисполкома с пометкой — «при условии согласования с жильцами дома и при условии подготовки всех необходимых документов».

Ольга Гаврильчик

Судья Татьяна Оковитая несколько раз пыталась уточнить у свидетеля, кто окончательно согласовывает работу кафе в центре Минска. Сотрудница ГУПР отвечала, что в положении об управлении нет пункта, по которому это управление является последней инстанцией.

Судья попросила уточнить, почему в таком случае письмо с просьбой о согласовании поступило именно в ГУПР. «Мы работаем с куратором, которым был тогда Доморацкий», — ответила свидетель. То есть работа Главного управления потребительского рынка входила в сферу ответственности Доморацкого как зампреда горисполкома.

Непосредственным исполнителем, то есть чиновником, составившим письмо, которое подписала Гаврильчик, была Цыганова, которая в настоящее время в ГУПР не работает. И на процессе ее вряд ли увидят — женщина живет в США.

Адвокат Дмитрий Горячко

Адвокат Доморацкого Дмитрий Горячко пытался узнать у Гаврильчик, каковы функции исполнителя, могла ли она повлиять на суть письма. Например, подготовить отрицательный ответ на просьбу согласовать размещение кафе.

«У всех свои должностные инструкции, — ответила Ольга Гаврильчик. — Цыганова занималась мелкорозничной торговлей, она должна была подготовить ответ в рамках законодательства». И в любом случае, сказала чиновница, «всё решает Комитет по архитектуре».

Гаврильчик заявила на суде, что никогда не получала от Доморацкого распоряжений выполнять какие-то поручения, выходящие за рамки законодательства: «Мы вместе работали на протяжении ряда лет. Ответственный грамотный руководитель. Четко давал поручения».

Андрей Доморацкий спросил у Гаврильчик, как бы она поступила, если бы он написал резолюцию «к исполнению», и это бы противоречило законодательству. Гаврильчик ответила, что в таком случае можно было бы прийти к нему и указать на этот факт.

Прокурор Александр Толстогузов

Во время допроса в суде предприниматель Дмитрий Володько обратил внимание, что правила согласования очень неконкретны, размыты. По его словам, за согласованием такого рода «необязательно обращаться в Мингорисполком»: «Кто-то обращается в ЖРЭО, кто-то в Комитет по архитектуре. Шаблона нет».

Однако обвинение утверждает, что Володько дал Доморацкому взятку как раз за это самое согласование.

 

Володько просил прощения у Доморацкого

Дмитрий Володько рассказал, что поддерживал с Доморацким приятельские отношения еще с тех пор, как был директором универсама «Брест» — вместе выезжали на природу, Доморацкий бывал у него в магазине.

Однако после замечаний самого Доморацкого Володько уточнил, что и выезды на природу, и визиты в универсам были официальными мероприятиями, на которых Доморацкий был не единственным чиновником.

Володько утверждает, что первый раз передал деньги Доморацкому в 2015 году, но не помнит, когда конкретно, как именно и как на это реагировал Доморацкий.

Деньги передавал по просьбе Садовского, с которым Володько живет в Фаниполе на одной улице, приятельствует. Садовский обратился к Володько с вопросом, как согласовать работу всесезонного кафе и знает ли он Доморацкого. По словам Володько, проблемы с согласованием были в том, чтобы получить разрешение работать круглый год.

«Не могу объяснить, почему обратился ко мне. Я сказал, что поинтересуюсь, возможно ли это, законно ли. И я объяснял Садовскому неоднократно, что письмо Мингорисполкома не является разрешением на открытие кафе», — сказал на суде Володько.

Тем не менее, он поговорил с Доморацким. Тот ответил: «Пусть пишет письмо».

На вопрос прокурора, обсуждался ли вопрос, будет ли спонсироваться согласование, Володько сказал, что не помнит. Во время же предварительного следствия свидетель утверждал обратное — говорил, что о деньгах разговор шел.

Володько рассказал, что уже после передачи денег Садовский получил отрицательный ответ по поводу согласования работы кафе. Тогда Садовский сказал ему: «Поговори с человеком, я добавлю».

По словам Володько, он снова встретился с Доморацким, озвучил проблему. Доморацкий сказал, что надо написать повторное письмо. Через некоторое время Володько передал Доморацкому еще тысячу долларов из собственных средств с условием, что Садовский с ним позже рассчитается. Так и случилось — Садовский с ним рассчитался, работу кафе согласовали.

Все это было, говорит Володько, осенью, но год назвать не смог. Где встречались, тоже не помнит.

В любом случае речь идет о 2015-2016 годах, а явку с повинной Володько написал летом 2018 года в КГБ, куда его вызвали по делу Барисевича, с которым, по словам Володько, он тесно не знаком, но ездил вместе в США.

По делу Барисевича его вызывали в КГБ несколько раз. Адвокат Дмитрий Горячко попросил уточнить, когда именно он написал явку с повинной о том, что давал взятки Доморацкому:

— Не с первого раза решили рассказать про Доморацкого?

— Не с первого. Я нервничал. Не помню сегодня.

— Не с подачи сотрудника КГБ?

— Затрудняюсь ответить.

— Вы понимали, что совершаете преступление, даете взятку?

— Думал, что благодарю человека. Взял — передал. Взяткой не считал.

Отвечая на вопрос, если бы его не пригласили в КГБ по делу Барисевича, пошел бы он заявлять на Доморацкого, Володько сказал: «Я уже объяснил, при каких обстоятельствах была написана явка с повинной. Не могу объяснить, почему ждал с 2015-го по 2018 год… Я так понимаю, что взятка — это когда человек ставит условия, и за их выполнение передают деньги. В противном случае, благодарность».

Адвокат задал Володько вопрос, действительно ли он передавал деньги, не присвоил ли. Тот ответил, что передавал.

— Тогда за что перед началом очной ставки вы извинялись перед Доморацким, говорили, что вас заставили?

— Извинялся, что возникла ситуация с Садовским.

— Только за это?

— Да.

Садовский в суд не явился, в зале был только его адвокат. Он сообщил суду, что до конца мая Садовский находится в трудовом отпуске.

 

«Нормальный руководитель. Давал возможность работать»

Ранее, 23 апреля, суд допросил свидетелей по той части обвинения, которая касается эпизодов, квалифицированных по ч. 1 ст. 210 (хищение путем злоупотребления служебными полномочиями). Это касается незаконного получения Доморацким премий в должности начальника ГУПР.

С согласия на тот момент главы Мингорисполкома Андрея Шорца в марте 2018 года Доморацкий получил по результатам работы за декабрь 2017 года премию в 1109 рублей, а также в качестве вознаграждения по итогам работы за 2018 год — 860 рублей.

Прокурор пояснил, что Доморацкий не получил бы премию, если бы не соблюдались опережающие темпы роста производительности труда на предприятиях, подчиненных ГУПР. И якобы ГУПР увеличивал плату за свои услуги, чтобы в результате Доморацкий мог получить премию.

Какие услуги оказывал ГУПР предприятиям?

Например, ОАО «Торгодежда» пользовалось информационными услугами со стороны ГУПР. Поясняя их суть, руководитель предприятия Виктор Швидкий рассказал, что ГУПР размещал на различных ресурсах информацию о продукции предприятия.

За оказание этих услуг предприятие ежемесячно платило управлению. Договор был подписан, когда ГУПР руководил еще Сергей Барисевич. Цена услуг ГУПР снижалась постепенно с 60 до 3 базовых величин в месяц. Инициатором снижения цены была «Торгодежда».

Швидкий отметил, что не обсуждал с Доморацким вопрос оплаты услуг ГУПР. А его самого характеризовал так: «Я слышал только положительные отзывы о Доморацком как о руководителе. Хороший работник и хороший человек».

Замдиректора «Торгодежды» Елена Гринь рассказывает об услугах ГУПР несколько иное: «Нам из ГУПР присылали информацию. Индексы цен, приглашения на ярмарки, приглашения на семинары». До того, как информацию стали предоставлять, Гринь находила ее в интернете самостоятельно, но сказала в суде, что «удобно, когда присылают».

Гринь также рассказала, что в конце 2017 года, когда «Торгодежда» уже «отвоевала 15 базовых» за стоимость услуг, ГУПР снова выставил цену в 60 базовых. Предприятие вновь обратилось с просьбой снизить цену. Отметив, что случилась ошибка, что свою роль «сыграл человеческий фактор», Гринь сообщила, что в результате цену снизили, а разницу вернули. В конце концов, договор с ГУПР вообще расторгли.

Договор между ГУПР и ОАО «Универсам Петровский» также был заключен в период, когда Доморацкий в управлении еще не работал. Цена услуг составляла 86 базовых величин в месяц, в 2017-м снизилась до 25 базовых.

В ходе предварительного следствия директор ОАО «Универсам Петровский» Иван Прончак сообщил, что в начале 2018 года ГУПР снова выставил счет в 86 базовых, однако в результате переговоров цену вновь снизили до 25 базовых.

«Мы ничего лишнего не оплатили, ничего не потеряли», — сказал Прончак. В 2018 году договор об оказании услуг расторгли. О Доморацком он сказал: «Нормальный руководитель. Давал возможность работать. Был требовательным».

 

 

Фото Сергея Сацюка