Авария на Чернобыльской АЭС: 33 года в зоне

Самая крупная в истории человечества техногенная катастрофа произошла 26 апреля 1986 года в 1.23 на четвертом энергоблоке ЧАЭС. Несмотря на то, что станция расположена в Украине, более 70% всех радионуклидов, выпавших в результате аварии, осело на территории Беларуси.

Как заявил на пресс-конференции 23 апреля замначальника департамента по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС МЧС Петр Николаенко, за прошедшие после аварии годы площадь загрязненных территорий Беларуси сократилась почти вдвое. Площадь загрязнения стронцием в результате распада сократилась в 1,9 раза, цезием 137 — в 1,7 раза и составляет 13,4% площади страны (или 27,9 тыс. км2). Сегодня к территории радиационного загрязнения относятся 19 районов Гомельской области, 13 районов Могилевской, 4 района Брестской, 10 районов Минской и 3 района Гродненской области —  всего 49 районов.

В результате аварии на территории радиоактивного загрязнения оказалось 3.678 населенных пунктов, в которых проживало 2,2 млн человек. 479 населенных пунктов прекратили свое существование. С пострадавших территорий было отселено 137,7 тыс. человек. Из них 75% — жители Гомельской области. Одновременно с организованной эвакуацией самостоятельно покинули территорию радиоактивного загрязнения около 200 тыс. человек.

По данным МЧС, в период с 1986 по 2016 год из загрязненных зон выведено 1.485 населенных пункта (40%). Сейчас в перечне населенных пунктов и объектов, находящихся в зоне загрязнения (он пересматривается раз в 5 лет) находится 2.193 населенных пункта.

Больше всего населенных пунктов (83% от общего количества) расположено в зоне проживания с периодическим радиационным контролем — здесь проживает 91,5% населения загрязненных территорий. С 1986 по 2012 год численность населения, проживающего на загрязненных территориях, уменьшилась (в том числе за счет перехода населенных пунктов в более чистые зоны) на 1,087 тыс., или практически на 50%, и на 1 января 2019 года составляет 1,112 тыс. человек. По прогнозам правительства, к 2020 году количество населенных пунктов, относящихся к зонам загрязнения, сократится до 2.050, к 2050 — до 1.218.

Удельный вес ежегодных расходов на госпрограммы по преодолению последствий Чернобыльской катастрофы составляет около 3% республиканского бюджета, сообщил Петр Николаенко.

С 1990 года в Беларуси реализуется уже пятая по счету госпрограмма по преодолению последствий Чернобыльской катастрофы. На 2016-2020 годы в рамках этих мероприятий планируется выделить 2 млрд 510 млн рублей. Общий объем финансирования с 1990 по 2020 год составит 19,3 млрд долларов в эквиваленте. 

На начало 2019 года на диспансерном учете состояло 1 млн 493 тыс. 453 человека, пострадавших от аварии на ЧАЭС, в том числе 249 тыс. детей и 74.224 участников ликвидации последствий катастрофы.

9 тыс. 436 человек стали инвалидами непосредственно по причине аварии на ЧАЭС. В 2018 году общая сумма льгот и компенсаций, предоставленных гражданам, имеющим право на соцподдержку, составили 134,8 млн рублей.

Профессор Юрий Бандажевский, который длительное время занимается изучением влияния малых доз радиации на человеческий организм, считает, что последствия аварии для здоровья населения далеко не преодолены, в том числе потому, что власти Беларуси не только не изучают эту проблему, но и сознательно ее замалчивают.

Бывший ректор Гомельского государственного мединститута Бандажевский сейчас живет и работает в Украине после уголовного преследования на родине. В 1999 году его сняли с должности, арестовали по подозрению в получении взятки и осудили на длительный срок лишения свободы. Правозащитники признали Бандажевского политзаключенным. По их оценке, истинной причиной ареста ученого стало его несогласие с политикой белорусских властей по преодолению последствий аварии на ЧАЭС. После условно-досрочного освобождения в августе 2005 года профессор вынужден был покинуть Беларусь.

Накануне 33-й годовщины аварии на ЧАЭС Бандажевский презентовал исследование «Мониторинг радиоактивности и состояние здоровья детей из районов, прилежащих к чернобыльской зоне отчуждения, с целью профилактики онкологических и сердечнососудистых заболеваний», которое проводил в 2013-2018 годы в Украине при поддержке ЕС.

Исследование показало, что ситуация со здоровьем детей в Украине сложная, поскольку человеческий организм реагирует даже на небольшие поступления радионуклидов изменениями во всех органах. В Беларуси, по оценке Бандажевского, ситуация с последствием аварии на здоровье детей хуже, чем в Украине. Во-первых, потому что радиоактивная нагрузка на жителей Беларуси после аварии и в последующие годы была больше, во-вторых, эта проблема не только не изучается, но и замалчивается властями.

Как считает профессор, в результате аварии на ЧАЭС пострадала вся Беларусь, поскольку сельхозпродукция из зараженных территорий поступала во все регионы страны.

«Я видел сразу после аварии вагоны с радиоактивным мясом в Гомеле, которое предполагалось отправлять в другие регионы. Происходила миграция населения. Как результат, исследования в 90-х показали, что у детей из Гродно выявлялись высокие уровни накопления радиации», — рассказал Бандажевский.

Он убежден, что в Беларуси важно контролировать уровень радиации в продуктах, причем заниматься этим должно государство. Если не получается это сделать своими силами, нужно просить помощи у международного сообщества.

Ежегодно 26 апреля представители оппозиции проводили в Минске «Чернобыльский шлях» — шествие в центре города, которое завершалось митингом либо возложением цветом к Чернобыльской часовне. Исключением стали 2011 год, когда власти запретили шествие, а также нынешний год, когда организаторы «Чернобыльского шляха» сами отказались от проведения уличной демонстрации из-за условий, выдвинутых Мингорисполком. Городские власти потребовали оплатить услуги милиции по охране общественного порядка — 5 тыс. 737 рублей. В связи с отсутствием средств оргкомитет решил отозвать заявку на проведение «Чернобыльского шляха».

Организаторы выступили с заявлением, в котором напомнили, что «Чернобыльский шлях» — это традиционная траурная акция, дань памяти жертвам, исключительно мирное шествие, которое «не нуждается в охране милиции».

«Государство не должно продавать своим гражданам память об этой катастрофе», — убежден оргкомитет.

Заявители акции также считают, что «своими действиями власти радикализируют протестную активность граждан».