Беларусь — Россия: дружбе давно труба

Грязная нефть — лишь досадный казус, но и чистая стала для Минска головной болью…

Технически проблему грязной российской нефти, попавшей в нефтепровод «Дружба», видимо, вскоре решат. Вопрос о компенсации белорусской стороне урона от плохой нефти может оказаться более трудным. Но закавыка в том, что гораздо большей проблемой для Минска становится… обычная, чистая нефть от восточных соседей. Точнее, ее цена.

Фото kremlin.ru

26 апреля в белорусской столице прошли четырехсторонние («Транснефть», «Белнефтехим», компании-операторы из Польши и Украины) переговоры по урегулированию ситуации с поставками некачественной нефти из России.

Москва признала: да, опростоволосились. Подчеркивает, что проблема носит технический характер, и обещает вскоре ее решить. На переговорах определен план действий для возобновления транспортировки нефти в Беларусь и страны Европы.

Уже известно, в частности, что на новополоцкий «Нафтан» до конца апреля поступит около 129 тыс. т качественной нефти. В первых числах мая нормальная нефть должна поступить на Мозырский НПЗ.

 

Нефть на мельницу любителей конспирологии

Москва же подчеркивает технический характер казуса не случайно. Плохая нефть пошла крайне не вовремя, на фоне плохих политических отношений и обмена звенящей риторикой между Минском и Москвой.

Ранее белорусские власти решили круто — сразу на 23% — задрать тариф на прокачку нефти, с чем Москва не согласилась. Потом Александр Лукашенко намекнул, что проходящая по Беларуси «Дружба» может быть перекрыта на ремонт. Причем контекст был явно не технический, а политический, с оттенком обиды: «То добро, которое мы делаем для Российской Федерации, оно нам оборачивается постоянно злом. Там уже обнаглели до такой степени, что начинают нам выкручивать руки».

Так что последовавшее вскоре вливание в «Дружбу» грязной нефти, из-за чего испортилось оборудование на белорусских НПЗ и пришлось снижать экспорт нефтепродуктов, любители конспирологии сразу стали трактовать в духе «империя наносит ответный удар».

Но такой выстрел в ногу в рамки рациональной логики никак не укладывается. Москва очевидно несет огромные потери — как материальные, так и имиджевые. От прокачки плохой нефти уже отказались поляки, украинцы — короче, под ударом серьезные контракты.

Впрочем, элемент конспирологии в этой истории остается. Советник президента компании «Транснефть» Игорь Демин, как сообщает Interfax.by, заявил сегодня, что загрязнение нефти в «Дружбе» было умышленным, в связи с этим в России заведено уголовное дело.

«…Вброс хлорорганических соединений осуществлялся через узел учета, принадлежащий частной структуре “Самаратранснефть — Терминал”, осуществляющей прием нефти и анализ ее качества от нескольких малых производителей», — уточнил Демин.

 

Счетоводы снова схлестнутся?

На сегодняшних же переговорах в Минске вопросы компенсации не обсуждались, ими стороны займутся позже. И вот здесь можно предвидеть серьезные терки. Минск сильно обижен на Москву за многое: принуждение к интеграции, отказ компенсировать налоговый маневр, свирепство Россельхознадзора и пр.

И теперь, надо думать, велик соблазн использовать ситуацию, в которой российская сторона явно виновата, чтобы отыграться по максимуму. Так что вполне вероятен настрой, как у чеховского персонажа: «Ужо я сорву с тебя, шельма!»

Москва же в последнее время выразительно демонстрирует, что ни в каких вопросах особо расшаркиваться перед белорусскими партнерами (скользкими, хитрыми и алчными по ее разумению) не намерена.

Так что вовсе не исключено тягомотное выяснение, какая сумма будет справедливым воздаянием Беларуси за все неприятности из-за грязной нефти.

В последнее время на почве бухгалтерии между союзниками сильно искрит. Российского посла Михаила Бабича, любящего переводить цену дружбы в цифры (с подтекстом: имейте совесть, вот сколько мы на вас и так тратим), белорусский МИД язвительно назвал счетоводом и подающим надежды бухгалтером.

 

Главная проблема — не грязная, а чистая нефть

Минские же счетоводы прикинули, что из-за последствий налогового маневра в российской нефтяной отрасли Беларусь до 2024 года может потерять более 10 млрд долларов. Если не будет компенсации от Москвы.

А тут пока глухо. Москва уперлась по формуле: сначала стулья, потом деньги. Деньги вперед фигуральному минскому монтеру Мечникову давать не хотят. Под стульями же имеется в виду углубленная интеграция с единой валютой и пр.

На это Лукашенко идти не хочет, что довольно выразительно дал понять заявлениями о незыблемости суверенитета. Мол, за бочку нефти сдавать его не станем.

Так что здесь пока тупик. Из чего следует, что для белорусских властей последствия налогового маневра — гораздо более масштабная и долгоиграющая проблема, нежели вопрос, сколько и когда заплатит «Транснефть» или кто-то там еще за пускание в трубу черного золота, которое оказалось не золотом, а совсем другой, неприятной субстанцией.

Иначе говоря, проблемой становится не столько грязная, сколько нормальная, чистая российская нефть, цена которой будет все сильнее кусаться.

Причем это только одна из букета проблем, возникших или обострившихся вследствие новой стратегии Москвы по отношению к Беларуси.

 

Москва методично урезает щедроты

Можно гадать, насколько Владимир Путин надеется за счет достройки Союзного государства решить для себя проблему нахождения у власти после 2024 года. На мой взгляд, это отнюдь не основной сценарий.

Но вот то, что Кремль решил урезать субсидии и начал переводить белорусского партнера на более скупой паек, уже не вызывает сомнений.

Белорусской стороне грозят потери от перекрытия схем реэкспорта санкционки, запретов на поставку продуктов питания.

Обострился вопрос стоимости Белорусской АЭС, условий российского кредита на ее строительство. Здесь Москва тоже не демонстрирует желания идти навстречу. Скорее, наоборот, если судить по тону заявлений Бабича.

Далее, при таких напряженных отношениях не факт, что Москва даст мягкий ценник на газ для Беларуси с 2020 года.

Урезание же российских щедрот делает практически бессмысленной для Минска интеграцию как в формате двойки, так и в рамках ЕАЭС.

Интеграция с Москвой никогда не была возвышенно-братской, вопреки фальшивым лозунгам. Лукашенко видел в ней возможность избежать болезненных реформ за счет дешевых ресурсов. Российские же элиты лелеяли мечту под маркой братской интеграции тихо инкорпорировать «младшую сестру», независимость которой считают историческим недоразумением.

Рано или поздно стороны должны были войти в клинч. Энергетические, торговые, информационные войны между заклятыми союзниками стали обыденностью. Труба дружбе пришла давно.

 

К чему приведет российский волшебный пендель?

Некоторые эксперты говорят: нет худа без добра. Россия, мол, делает даже благое дело, снимая Беларусь со своей энергетической иглы.

Действительно, теперь, когда жареный петух клюнул, белорусское начальство стало форсировать модернизацию нефтеперерабатывающих заводов, требовать проработки альтернативных маршрутов поставок нефти.

В этом плане российский волшебный пендель может сыграть и прогрессивную роль. Но в целом инертность мышления белорусского руководства ужасающа. Похоже, Лукашенко по-прежнему надеется как-то договориться с Путиным.

Тот же явно не намерен миндальничать и будет требовать сдачи кусков суверенитета. Так что белорусский руководитель, не желающий делиться ни граном власти над страной, переживает драму шекспировского накала. Но это, увы, и драма всей Беларуси.