Минск опасается продвинутой интеграции, но рушить «братский союз» не осмелится

Сопротивление Минска интеграционным планам Москвы продолжится, но никаких формальных действий против Союзного государства, декларированного договором с Россией 1999 года, власти Беларуси не предпримут.

Фото: president.gov.by

 

Замах на святое

Дипломатическая полемика по поводу положения дел в Союзном государстве Беларуси и России, которую обострили, было, заявления российского посла Михаила Бабича, улеглась.

Тем не менее, вопрос из публичного поля не ушел. В частности, довольно неожиданно к теме обратилась депутат Палаты представителей Анна Канопацкая.

Она высказала весьма смелое мнение: когда уже создан и функционирует Евразийский экономический союз, «братским народам Беларуси и России союзное государство как политический проект не нужно». Канопацкая предложила поставить точку в этой истории посредством референдума.

Строго говоря, здесь имеет место некоторая неувязка — ведь референдум может решить и по-другому. Но для многих инициатива выглядит абсолютно здравой. Особенно с учетом того, что проблема сохранения независимости и суверенитета Беларуси обострилась как раз в связи с тем, что Москва настаивает на «продвинутой» интеграции в рамках Союзного государства.

Стоит отметить, что и Александр Лукашенко в мартовском «Большом разговоре» гипотетически обрисовал перспективу общенационального плебисцита, правда, с несколько иной формулировкой: «Если сегодня вынести вопрос на референдум в Беларуси об объединении двух государств и, как говорят в России, включении Беларуси в состав России — 98% проголосуют против».

Но та или иная формулировка — дело второе. А в принципе, на первый взгляд, почему бы и не подтвердить такого рода настроения официально, чтобы путем референдума заполучить железный аргумент против попыток инкорпорации.

Есть симптомы того, что белорусские власти уже не жалуют адептов «братской интеграции»: Мингорисполком отказал координационному совету левопатриотических сил Беларуси «Единство» в проведении пикета, приуроченного к Дню единения народов Беларуси и России 2 апреля.

Тем не менее, можно уверенно утверждать, что на предлагаемый депутатом шаг руководство Беларуси не пойдет.

 

У Минска слабые карты

Напомню, на одной из встреч на высшем уровне в конце прошлого года стороны договорились о создании в обеих странах рабочих групп по урегулированию проблемных вопросов в двусторонних отношениях.

Эти группы уже сформировали свои предложения и передали их первым лицам. Беларусь получила от российской стороны документы с предложениями о дальнейшей интеграции в рамках Союзного государства, сообщил 22 марта Макей, однако содержания не раскрыл.

Судя по всему, инициативы Москвы не оказались безоговорочно приемлемыми. В пользу такой гипотезы свидетельствует тот факт, что в недавнем послании народу и парламенту белорусский лидер фактически ничего не сказал о перспективах отношений с Россией. Трудно представить, что если бы удовлетворительные развязки противоречий были найдены, глава государства не сообщил бы обнадеживающую весть электорату.

Рано или поздно мы, безусловно, узнаем, какие конкретно предложения сделали друг другу партнеры, причем, не исключено, услышим об этом с эмоциональными комментариями. Пока же придется ограничиться общими соображениями.

Практически невероятно, что вследствие серьезных проблем в собственной экономике Москва просто хочет заставить Минск отказаться от российской помощи, выдвигая крайне невыгодные для него условия.

Сегодняшняя российская политика направлена на реанимацию империи. При этом по ряду причин первоочередной целью является именно наша страна.

Едва ли можно сомневаться, что предлагаемые российской рабочей группой варианты «углубления интеграции» принципиально расходятся с тем, что было уже сформулировано представителями Москвы, начиная с премьер-министра Дмитрия Медведева и заканчивая Бабичем.

Как известно, речь шла об условиях, на которых Россия готова продолжить субсидирование белорусской экономики. Нельзя отрицать, что с точки зрения Москвы эти условия в определенной степени логичны. Вот только реализация их при огромной разнице в потенциалах партнеров неизбежно приведет к инкорпорации Беларуси.

Ее власти, разумеется, это понимают и будут оказывать сопротивление, но чрезвычайно осторожно, чтобы не спровоцировать Москву на более радикальные меры.

И потому нетрудно заключить, что идея Канопацкой ни малейшего шанса на реализацию в обозримом будущем не имеет.