Лукашенко не сядет в кресло, предложенное Путиным

Москва не способна предложить белорусскому руководителю вариант, который был бы слаще абсолютной власти над отдельной страной…

Кремль предложил Александру Лукашенко стать премьер-министром объединенного государства. Этот «слушок» от Николая Сванидзе, известного российского журналиста, жадно бросились обсасывать многие СМИ.

Фото kremlin.ru

В последние месяцы российские ресурсы, особенно мутные телеграм-каналы, раз за разом делают вбросы на тему белорусско-российских отношений. Включая полную чушь.

Однако Сванидзе — персона авторитетная. Чтобы не быть обвиненным в распространении фейков, этот тертый калач аккуратно оговорился в эфире московского радио «Серебряный дождь»: «Это не сплетня, это такой слушок, который прошелестел и дошелестел до меня, но из достаточно высоких сфер минских».

При этом Сванидзе вполне уверенно добавил, что «такое предложение поступило, и оно сейчас серьезно обдумывается».

 

Сценарий, который почти наверняка лежит на столе у Путина

Попробуем отделить зерна от плевел. Очевидно то, что после декабрьского «ультиматума Медведева» Москва стала прижимать Лукашенко, настаивая на «продвинутой интеграции» (иначе, как дал понять российский премьер, субсидий больше не будет).

Также ряд источников, имеющих возможность получать инсайды из Кремля, утверждает, что как минимум один из вариантов решения для Владимира Путина проблемы-2024 (нельзя занимать пост президента России более двух сроков подряд) — это возглавить «достроенное» Союзное государство. И что такой сценарий лежит у него на столе.

Вдобавок с прошлого года заметно усилено информационно-психологическое давление на Беларусь — как на Лукашенко лично, так и номенклатуру, население.

Не случайно белорусское руководство озаботилось информационной безопасностью. Правда, подходы топорные.

Тем временем российские источники исподволь внедряют в умы белорусских элит и обывателей представление, что на этот раз Москва взялась за инкорпорацию всерьез, «батька» не выкрутится и, соответственно, песенка белорусской независимости спета.

Такие месседжи способны вызывать большой ажиотаж и довольно эффективно работать, поскольку, во-первых, налицо огромная экономическая зависимость Беларуси от России, а во-вторых, отношения между Лукашенко и Кремлем традиционно окутаны тайной.

Раньше, когда после таинственных закулисных контактов белорусский вождь возвращался из Москвы или Сочи с добычей, это работало на его имидж этакого политического кудесника, удачливого решалы.

Но сейчас, когда президент или угрюмо молчит (почти не затронул отношения с Россией даже в послании 19 апреля), или срывается на обиды, намеки насолить в ответ, — эта непрозрачность двусторонних отношений работает не в пользу Лукашенко. Усиливается впечатление, что его прижали как никогда.

 

Нужно предложить белорусскому партнеру большой пряник

Естественно, сценарий решения для Путина проблемы-2024 через создание объединенного государства должен предусматривать не только кнут, но и большой, очень большой пряник для партнера по интеграции. Ведь тот почти четверть века с явным удовольствием правит отдельно взятой страной — и зачем что-то менять, если это правление дает практически все, что душа пожелает?

Среди гипотетического набора пряников вполне может быть и тот, о котором говорит Сванидзе. В идеале Кремль, надо думать, предпочел бы вообще не выкручивать руки (Лукашенко вспыльчив, склонен вставать на дыбы), а сделать предложение, от которого невозможно отказаться.

Но закавыка в том, что такого предложения заклятому другу Путин не может выдвинуть в принципе. Ведь такой сценарий априори предполагает для Лукашенко вторую роль. То есть его так или иначе подчиняют Путину, вставляют де-факто (как ни камуфлируй суть объединения) в российскую вертикаль.

Да, быть премьером «достроенного» Союзного государства теоретически престижнее, чем губернатором некой новой версии Северо-Западного края или главой Минского федерального округа, который некогда предлагал создать Владимир Жириновский. Чтобы подсластить пилюлю, Кремль наверняка может предложить и особый набор материальных благ.

Но белорусский руководитель на материальное положение и так не жалуется. Любое же кресло от Кремля не дает никаких гарантий на будущее. Сегодня ты в кресле, а завтра, к чему-то придравшись, тебя отправляют в отставку, на пенсию: сиди с удочкой или бегай с клюшкой. А то и наручники наденут. Лукашенко сам постоянно грозит подчиненным наручниками, ему ли не знать.

Перед глазами — примеры надолго упрятанных за решетку российских птиц высокого полета: бывшего губернатора Никиты Белых, министра Алексея Улюкаева и пр. Был бы человек, а статья найдется. Или даже что-нибудь похуже статьи…

 

Иллюзий насчет джентльменства Кремля нет

Нет, Кремль, конечно, может зуб давать, что пальцем не тронет Лукашенко после того или иного варианта сдачи Беларуси. Может даже прописать какие-то гарантии.

Но ведь тот давно знает специфику по-византийски коварной кремлевской политики. А в последнее время получил лишние подтверждения того, что обязательства Москвы не стоят бумаги, на которой написаны.

По крайней мере, с точки зрения Минска российская сторона цинично попирает все договоренности о равноправной интеграции, и в частности — об уравнивании условий для субъектов хозяйствования, когда отказывается давать компенсацию за свой налоговый маневр, дорого продает газ, ущемляет белорусских производителей продовольствия и т.п.

Конечно, у Москвы свой взгляд на все эти проблемы: мол, белорусский союзник слишком много хочет, жульничает, сам увиливает от выполнения союзного договора и пр.

Но эта дискуссия, которая, в частности, вылилась в неслыханную полемику с российским послом Михаилом Бабичем, надо думать, только укрепляет Лукашенко в мысли, что у сильного всегда бессильный виноват. Иллюзий насчет благородства Кремля белорусский руководитель (который тоже всегда себе на уме) не испытывает давно, а уж теперь — тем более.

Наконец, каким бы авторитарным ни был бессменный президент Беларуси, он не может напрочь игнорировать интересы людей из своей номенклатуры, бизнеса (которых Москва в случае инкорпорации сметет как крошки со стола). Плюс позицию множества белорусов, для которых независимость — сверхценность.

Да и сам он вряд ли так уж жаждет войти в историю первым и последним президентом страны, могильщиком суверенитета.

 

Лучше быть первым в Галлии…

Так или иначе, но очевидно: в последние месяцы Лукашенко отчаянно лавирует, чтобы отвертеться от фатальных для его власти над Беларусью (и судьбы самой Беларуси) российских предложений.

Минск готов идти на мелкие уступки (борьба с санкционкой, акцизная политика, может быть — продажа отдельных активов и т.п.). Принципиальные же вещи, грозящие суверенитету (например, единая валюта) белорусская сторона попытается заволокитить.

Параллельно делаются попытки диверсифицировать экспорт, ускоренно развивать ИТ-сферу. Но коренным образом перестраивать экономику, проводить глубокие структурные реформы Лукашенко не готов, и это его ахиллесова пята.

Так что в ближайшее время страсти вокруг судьбы Беларуси будут накаляться. Но поле для маневра остается. Кремлю по ряду причин несподручно иди на грубую аннексию, хотелось бы добиться своего «по любви».

В общем, пока трудно представить себе ситуацию, в которой Лукашенко согласился бы на то или иное позолоченное кресло, предложенное Путиным. Потому что оно априори будет, мягко говоря, менее комфортным и безопасным. Никаких гарантий ни тебе самому, ни дорогим тебе людям.

Это уж не говоря о том, что еще Цезарь заявил: лучше быть первым в Галлии, чем вторым в Риме.