Лукашенко начал движение навстречу. Но Москва хочет большего

Для Лукашенко приоритет — признание своих выборов Кремлем, и этим белорусский руководитель поступиться не может.

С конца 2018 года Александр Лукашенко вел активную избирательную кампанию с регулярными еженедельными пиар-событиями различных масштабов. Специфика принятого бюджета, проведение Европейских игр и запуск первого реактора Островецкой АЭС в 2019-м — всё благоприятствовало бы проведению президентских выборов в конце года. Все, кроме растущей неопределенности в отношениях с Россией.

«Некоторые так называемые политики предлагают провести выборы президента в этом году. Ссылаются на стабильную экономическую ситуацию и благоприятные более-менее относительно условия. Снова повторю: мы не будем подстраиваться под какие-либо выгодные факторы, ориентироваться на какой-то подходящий-неподходящий момент», — заявил официальный лидер, выступая 19 апреля с ежегодным посланием.

 

Туман в отношениях с Кремлем отдалил президентские выборы

А ведь Лукашенко с его политическим нюхом ранее нисколько не брезговал подстраиваться под выгодные факторы и выбирать удобные моменты для значимых событий, особенно если это касалось избирательного календаря. Теперь же выходит, что все заработанные им бонусы жертвуются на парламентскую кампанию, которая пройдет в ноябре.

Если Кремль и не намекнул, что не позволит спокойно переизбраться, пока не решены принципиальные вопросы, то, надо думать, сам же Лукашенко рассудил, что сперва необходимо нормализовать отношения с Россией. Приоритет — признание своих выборов Кремлем, и этим белорусский руководитель поступиться не может.

В 2010 году ему удалось достичь нормализации отношений с Россией буквально за пару недель до даты выборов. Тогда на личной встрече с президентом Дмитрием Медведевым была продана договоренность подписать пакет документов по вступлению Беларуси во вторую стадию евразийской интеграции (Евразийское экономическое пространство) в обмен на выгодные условия получения нефти.

Видимо, на этот раз нет уверенности, что удастся достичь консенсуса с Кремлем до конца нынешнего года, а потому проводить президентские выборы в 2019-м рискованно.

 

Подвисшие вопросы: нефть, газ, кредиты и прочее

Ни о компенсации за налоговый маневр в российской нефтяной сфере, ни о цене на газ с 2020 года, ни о пролонгации и удешевлении кредита на строительство АЭС договориться с Москвой Лукашенко до сих пор не удалось. То есть по трем важнейшим позициям экономической поддержки Лукашенко (и Беларуси под его руководством) со стороны России хороших новостей нет.

Давно подвисший финальный транш (200 млн долларов) кредита Евразийского фонда стабилизации и развития вроде как удалось выбить, но и он пока почему-то не дошел. Относительно кредита (600 млн долларов) на рефинансирование более раннего российского кредита официального решения Москвы пока нет. Но даже при положительном решении эти 600 млн долларов станут перечислять частями, когда будут надвигаться сроки уплаты прежнего кредита.

Недавняя угроза прервать транзит российской нефти в Евросоюз — еще одна попытка Лукашенко резко поднять ставки в торге с Россией перед юбилейной евразийской встречей на высшем уровне.

На майском саммите Евразийского экономического союза, приуроченного к пятилетию подписания договора о ЕАЭС, России нужна спокойная дружественная атмосфера, а не дежавю декабрьского саммита в Петербурге с публичной перебранкой (Лукашенко тогда стал спорить с Путиным о цене газа). На эту заинтересованность Москвы в надежде ускорить выгодные для себя подвижки белорусский руководитель и рассчитывал, заявляя о возможности перекрыть транзит нефти.

Беспрепятственный транзит энергоресурсов в ЕС, наряду с военным сотрудничеством и участием в ведомых Россией интеграционных объединениях, — ключевой стратегический интерес Кремля в отношениях с Беларусью. Заступать за эти красные линии для Лукашенко небезопасно. Потому маловероятно, что он решится перекрыть транзит без чрезвычайных на то оснований.

Да и — то ли по чистому совпадению, то ли нет — вместо анонсированного перекрытия транзита российской нефти в ЕС грянуло чрезвычайное происшествие другого рода: белорусские НПЗ получили болезненный удар из-за поставок российской нефти плохого качества.

 

России нужна «углубленная интеграция»

В интервью ТАСС в конце прошлого года уже бывший российский посол Михаил Бабич высказал ожидания Кремля от Беларуси. Они, среди прочего, включали следующие пункты:

- согласование величины акцизов на табачные изделия;

- эффективная борьба с реэкспортом западной санкционной продукции через Беларусь;

- допуск российского капитала в белорусскую молочную промышленность;

- ревизия совместных промышленных проектов;

- ревизия союзного договора 1999 года.

По наименее болезненным из этих пунктов Лукашенко начал движение навстречу.

Так, в рамках ЕАЭС дан ход соглашению о выравнивании ставок акцизов на сигареты, которому ранее Минск противился. Внутригосударственное согласование продолжается, но уже анонсировано, что ставки акцизов на табачные изделия в Беларуси за 2019 год возрастут на 15%.

В сфере же реэкспорта санкционной продукции произошел ряд символических событий. В январе МВД отчиталось о пресечении крупного нелегального канала поставки санкционных овощей и фруктов в Россию. А в феврале, вскоре после сочинской встречи Лукашенко и Путина, был задержан руководитель белорусского таможенного брокера «Белтаможсервис». Эту компанию Россельхознадзор неоднократно обвинял в легализации санкционных товаров в Беларуси с последующей отправкой в Россию.

Кроме этого, по итогам сочинской встречи Лукашенко пошел на более плотную интеграцию с Россией в образовательной и культурной сферах. И, судя по заготовленной для послания истории про дорожный знак «Выконвайце хуткасны рэжым» (глава государства посчитал, что на белорусском языке он многим непонятен, и дал указание перевести на русский. — ред.), в еще большей степени пожертвовал и без того ничтожным статусом белорусского языка в угоду Кремлю.

Очевидно, отделаться этим Минску не удалось, и Москва ожидает конкретной ревизии союзного договора 1999 года. О сути направленных Минску предложений Кремля по этому поводу белорусские власти молчат как рыба.

Остается лишь догадываться, что именно предлагает Москва и на сдачу каких кусков суверенитета в обмен на сохранение своей дальнейшей более-менее приемлемой экономической и политической поддержки со стороны России готов пойти Лукашенко.

 

 

Андрей Елисеев,

директор аналитического центра EAST (Варшава)