Посол Румынии: у Беларуси есть возможности для капитализации отношений с ЕС

Виорел Мошану рассказал о перспективах Восточного партнерства, отношениях между Беларусью и ЕС и о развитии белорусско-румынского сотрудничества.

С января по июнь 2019 года Румыния выполняет функции председателя в Совете Евросоюза. Это председательство совпало с важной датой — в мае отмечает свое десятилетие инициатива ЕС «Восточное партнерство».

Корреспондент БелаПАН поговорила с послом Румынии в Беларуси Виорелом Мошану о достижениях и дальнейших перспективах Восточного партнерства, отношениях между Беларусью и ЕС и о развитии белорусско-румынского сотрудничества в различных сферах.

 

Восточное партнерство: большее за большее

— Председательство Румынии в Совете ЕС совпало с десятилетием инициативы «Восточное партнерство». Как вы оцениваете результаты Восточного партнерства? Удалось ли за эти 10 лет реализовать всё, что планировалось при запуске инициативы?

— Действительно, нынешний год является юбилейным для инициативы «Восточное партнерство». И по счастливой случайности это совпало с председательством Румынии в Совете Евросоюза. Мы вступили в ЕС в 2007 году, и вот впервые нам выпала честь председательствовать в Евросоюзе.

Для нас это символический момент, как и для всей программы «Восточное партнерство», потому что это доказывает зрелость совместных усилий, направленных на создание общего пространства демократии, благосостояния, стабильности и активного сотрудничества в соответствии с индивидуальными устремлениями каждой страны-партнера.

За сравнительно короткий срок (а 10 лет — это небольшой срок в международных отношениях) посредством коллективных усилий стран-членов ЕС и стран-партнеров Восточное партнерство принесло конкретные выгоды гражданам этих стран.

Каждый партнер выбрал определенный уровень сотрудничества с ЕС и извлек пользу из возможностей, предоставленных этой инициативой по принципу «большее за большее». И в дальнейшем существует множество возможностей для сотрудничества, что создает еще больше перспектив для Восточного партнерства.

С точки зрения Румынии, нет никаких сомнений, что это сотрудничество эффективно содействует нашему сближению с восточными партнерами — Арменией, Азербайджаном, Беларусью, Грузией, Республикой Молдова и Украиной. Это сближение произошло на почве европейских ценностей, принципов и норм в соответствии с целями и устремлениями каждой из этих стран.

В то же время сотрудничество в Восточном партнерстве содействовало интеграции экономик стран-партнеров в один из самых больших и развитых рынков мира, усилив тем самым их институционально, усилив их связи с внешним миром и повысив уровень мобильности и контактов между людьми. Все это стало частью усилий по сближению наших обществ.

— Вы сказали, что Восточное партнерство принесло конкретные результаты для граждан этих стран. Может быть, у вас есть какие-то наиболее яркие примеры этого?

— Например, для граждан тех стран, у которых сейчас с ЕС безвизовый режим, — это очень существенное достижение. Им не нужно больше заботиться о получении визы, чтобы поехать в страны ЕС. И это немало с точки зрения экономической целесообразности для предпринимателей, для бизнеса, для экономик этих стран.

Для стран, у которых есть углубленное соглашение о торговле с ЕС — Грузия, Республика Молдова, Украина — это открытие рынка, которым они смогли воспользоваться в полной мере. Цифры показывают, что торговля с ЕС у этих стран выросла очень сильно.

Конечно, принцип «большее за большее» означает, что есть тот, кто желает себе большего и получает больше, а у кого амбиций меньше, тот, естественно, и получает меньше.

— Беларусь не такой активный участник Восточного партнерства, как Украина, Грузия и Республика Молдова, если судить по достижениям за эти годы.

— Беларусь — часть Евразийского экономического сообщества. Для нее, естественно, сложно и, наверное, даже невозможно подписывать подобные соглашения, поэтому, конечно, здесь меньше достижений. Но в том и состоит важность этой инициативы, что каждый принимает решение на основе своих национальных интересов, своего видения и осуществляет те или иные подвижки в отношении ЕС в той или иной области будь то вопрос безвиза или экономическое сотрудничество, или любое другое.

— Планирует ли посольство проводить какие-то мероприятия по случаю десятилетия Восточного партнерства?

— В Минске мы планируем отметить эту дату. Представительство ЕС готовит свои мероприятия, особенно в контексте Дня Европы. А наше посольство в начале июня проведет большой семинар совместно с инициативой «Минский диалог» и Фондом Конрада Аденауэра. На него будут приглашены официальные лица ЕС и стран-партнеров, а также эксперты.

В ходе семинара будет анализироваться, что сделано и чего мы достигли за 10 лет реализации инициативы «Восточное партнерство». И самое главное — мы будем обсуждать те возможности, которые есть у нас в будущем, что можно сделать для того, чтобы дальше развивать эту инициативу, как сделать ее более эффективной, в первую очередь, для обычных граждан. Думаю, это будет значимое событие.

Насколько я знаю, в других столицах стран Восточного партнерства и некоторых стран ЕС проходят, прошли или пройдут похожие мероприятия. Важно отметить эту дату.

И мероприятия 13-14 мая в Брюсселе также говорят о том, что эту дату необходимо отметить, чтобы показать — инициатива сработала. То, что можно было сделать, сделано, и надо приложить усилия и сделать так, чтобы в будущем Восточное партнерство работало еще эффективней.

 

Возможности для Беларуси

— Как в целом вы оцениваете нынешнее состояние отношений Беларуси и ЕС?

— ЕС и Беларусь сблизились в последние годы по мере того, как Минск активизировал свое участие в проектах Восточного партнерства. Уверен, что эти отношения будут развиваться и дальше, в том числе и посредством Приоритетов партнерства ЕС — Беларусь, которые, насколько я знаю, находятся на завершающей стадии согласования.

Беларусь также может капитализировать и другие имеющиеся возможности, например, через соглашение об упрощении визового режима, соглашение о реадмиссии, через отраслевой диалог по разным темам с ЕС. Недавно, например, прошла очередная встреча Координационной группы Беларусь — ЕС. Это все те механизмы, через которые отношения могут и должны развиваться.

— Но проблемы в отношениях тоже остаются?

— Проблемы есть везде. Румыния продолжит поддерживать развитие диалога и сотрудничества Беларуси и ЕС. Наша страна оценивает положительно результаты двусторонней открытости, отмеченной между ЕС и Беларусью в последние годы, в том числе снятие большей части санкций ЕС, выработку пакета экономической поддержки и других мер экономического сотрудничества, включая сотрудничество с Европейским инвестиционным банком, Европейским банком реконструкции и развития, развитие двустороннего диалога в различных сферах.

Мы поддерживаем усилия по установлению равного и сбалансированного партнерства. И мы поощряем прогресс Минска в области выполнения взятых обязательств, в том числе в области прав человека.

— Но ведь в области прав человека ситуация лучше не становится. Продолжается давление на активистов, на журналистов, штрафы за участие в акциях. Кажется, что ЕС раньше активней реагировал на такие вещи, а сейчас закрывает глаза.

— ЕС реагирует на действия, не соответствующие тем принципам, на которых должно основываться наше сотрудничество. Сближение, которое произошло между ЕС и Беларусью, произошло на почве европейских ценностей, принципов и норм. Естественно, ЕС реагирует и будет реагировать на попытки попрания норм, прав и ценностей.

Думаю, что те события, которые произошли в августе прошлого года (обыски в редакциях портала TUT.by и агентства БелаПАН по «делу БелТА». — БелаПАН), и дальнейшее внимание, которое оказывал ЕС ущемлению прав, в том числе и белорусской независимой прессы, были замечены. Вместе с главой представительства ЕС и другими послами стран ЕС мы посетили редакции, в том числе и БелаПАН.

Мы надеемся, что тот процесс сближения, который начался несколько лет назад, продолжится и не будет нарушен какими-то действиями, которые противоречат нашему пониманию прав человека и демократии.

— Говоря о дальнейшем прогрессе, какие ожидания у ЕС от Беларуси? Вы можете назвать те шаги Минска, которые позволят активней развивать отношения?

— Если упрощенно, то, конечно, первое — это подписание Приоритетов партнерства ЕС — Беларусь и соглашений об упрощении визового режима и реадмиссии. Естественно, развитие отношений зависит и от дальнейших достижений в области демократии и прав человека. Это тоже станет положительным результатом, на основании которого сотрудничество между Минском и Брюсселем углубится.

Проблема смертной казни важна для ЕС, и она также входит в рамки темы прав человека. Мы не обходим никогда этот вопрос, он стоит на повестке дня, мы его поднимаем. И мы принимаем аргументы Минска о том, что в 90-е годы был проведен референдум, граждане высказались. Но мы ищем пути для того, чтобы диалог по этой проблеме продолжался, потому что он важен и для международного имиджа Беларуси, и для наполнения конкретными результатами тех тем, о которых я уже говорил.

 

Румынского посла в Минске не было 19 лет

— Если перейти к двусторонним отношениям Беларуси и Румынии, вы довольны тем, как эти отношения развиваются? Какая сфера более успешна?

— В наших отношениях в последние годы произошли значительные положительные изменения. Произошла интенсификация двусторонних контактов, что позволило усилить положительные тенденции в нашем сотрудничестве. По существу наше сотрудничество структурировано по трем главным направлениям: политический диалог, экономическое взаимодействие и обмены в области культуры, образования, межличностные контакты.

Это улучшение атмосферы и сущности отношений произошли за последние три-четыре года. За этот период МИДы двух стран взяли на себя роль такого своеобразного паровоза в процессе развития отношений, вырос уровень дипломатического представительства, были назначены послы, проведены многочисленные раунды консультаций на уровне заместителей министров.

В ноябре 2017 года для наших отношений было знаковое мероприятие — наш министр иностранных дел посетил с визитом Минск. Нужно отметить, что это был первый визит главы МИД Румынии в Беларусь за последние 23 года.

Румынская сторона также довольна и укреплением связей на парламентском уровне. Они еще не достигли самого высокого уровня, но контакты на уровне комиссий и групп дружбы есть. Это может подготовить дополнительную платформу для дискуссий, нахождения ресурсов по развитию сотрудничества в разных областях.

Что касается политических отношений, то после назначения послов они нормализовались, и это стало хорошей основой для общих рамок отношений между двумя странами.

Что касается торговли, то последние годы она была на подъеме. Наивысшей точкой двусторонней торговли стал 2017 год, когда общий товарооборот достиг примерно 160 млн долларов. Румынский экспорт достиг рекордной отметки тогда — почти 45 млн долларов, и он удвоился по сравнению с 2016 годом.

Конечно, потенциал двух экономик намного больше. Наше посольство прилагает усилия, чтобы найти новые возможности и формы сотрудничества. На этом фоне мы поддерживаем усиление диалога бизнес-кругов, контакты посредством торгово-промышленных палат обеих стран или через местные органы власти, с которыми мы активно сотрудничаем.

С момента приезда в Беларусь я посетил с рабочими визитами все области страны, были встречи с руководством и чиновниками, ответственными за экономическую сферу, во всех регионах. Надеемся, что следующее заседание межправительственной комиссии, которое должно пройти во второй половине этого года в Бухаресте, посодействует развитию и нахождению новых точек соприкосновения в экономике.

— Вы сказали, что отношения активизировались три-четыре года назад. С чем это было связано?

— Во-первых, если уровень представительства в обеих странах был ниже посла, это тоже сигнализировало об уровне внимания, которое уделялось отношениям. Наша активизация пришлась на активизацию отношений между ЕС и Беларусью, то есть это были параллельные процессы, и это было абсолютно логично.

В Минске не было румынского посла 19 лет, поэтому я бы сказал, что это был важный момент, когда в Бухаресте решили повысить дипломатическое представительство. В Румынии посчитали, что наступил момент для активизации отношений. Потом Минск ответил тем же.

— Для румынской экономики и бизнеса чем интересна Беларусь?

— Конечно, баланс торгового обмена между двумя странами традиционно положителен для белорусских экспортеров. В Румынии уже есть несколько представительств белорусских производителей в области косметики, сельхозмашин, автомобилей. Продвижение экономических интересов румынских производителей — одна из важнейших задач нашего посольства. Однако нам очень трудно подменить их конкретные действия, потому что мы не можем делать за них всю работу.

Трудно отрицать тот факт, что в румыно-белорусских экономических отношениях существует большой разрыв между потенциалом и реальностью. Поэтому мы будем прилагать еще больше усилий для взаимного познания существующих возможностей, для диверсификации контактов между нашими предпринимателями. Нужно найти те ниши и элементы, которые могут представлять взаимный интерес.

Недавно Беларусь посетил наш министр лесного и водного хозяйства. Во время встреч с белорусскими коллегами была достигнута договоренность, что уже в этом году приедет делегация специалистов в этой области и представителей бизнеса. Деревообработка в Румынии тоже хороша развита. И этот обмен опытом, и желание подключиться в этот сектор — один из тех примеров, который может дать какие-то дополнительные ресурсы для товарооборота и сотрудничества.

— Часто ли румынские бизнесмены обращаются в посольство с какими-то запросами об информации о Беларуси, которая может быть для них полезна?

— Они обращаются, может, не так часто и не так предметно, как нам бы хотелось, потому что просто обратиться и попросить найти рынок сбыта в Беларуси — это нереально. Существует еще и определенная наивность о том, как это работает. Нам бы хотелось, чтобы они более предметно подходили и понимали лучше специфику Беларуси, не ограничивались лишь торговлей, чтобы была и кооперация, и инвестиции. Или, по крайней мере, чтобы были попытки это сделать. В этом мы можем им помочь — с контактами, объяснить законодательство и так далее.

Определенная инерция еще существует. Я имею в виду на бизнес-уровне. Может быть, и потому, что иногда на все, что связано с Беларусью, как-то накладывается российская тематика. У румынского бизнеса есть определенные не то, что негативные, но чувства не очень большой уверенности, опасения вследствие европейских санкций (в отношении России. — БелаПАН) и так далее.

Это сложный клубок. Конечно, нам бы хотелось размотать его быстрее или, по крайней мере, помочь, чтобы у румынского бизнеса было более полное понимание возможностей, которые есть в Беларуси.

— По вашим словам, сфера деревообработки может быть интересна для румынского бизнеса. А какие еще сферы в Беларуси могут заинтересовать румынских предпринимателей?

— Энергетика, сельское хозяйство, например. В фармацевтике есть определенный опыт уже. Еще сфера машиностроения — много лет уже в Румынии есть сборочная линия МТЗ, на ней собираются трактора, которые необходимы в лесной промышленности. Был интерес в определенный момент к МАЗ — хотели собирать автомобили в кооперации с еще одним партнером, китайским, в Румынии, но что-то не получилось.

Области приложения усилий наших бизнес-кругов обширны. Нужно найти элементы конкретики — что возможно, что лучше идет, что перспективней. У нас, например, тоже очень сильный IT-сектор. Я говорил с представителями Парка высоких технологий. Они подтвердили, что у них есть контакты, были визиты, есть какие-то совместные наработки. Не знаю, насколько они конкурирующие фирмы между собой, но области для сотрудничества есть.

— Вы упомянули китайского партнера, который был заинтересован в совместном проекте с МАЗ. В связи с этим хочу спросить, а белорусско-китайский индустриальный парк «Великий камень» интересен для румынского бизнеса?

— Он может быть интересен для наших бизнесменов. Но мое личное мнение: для того, чтобы попасть в парк, любой партнер должен сначала столкнуться с белорусской реальностью, то есть у него уже должен быть какой-то опыт отношений с Беларусью. Просто так взяться из ниоткуда и поехать в парк инвестировать миллионы в какой-то проект? Нет, я бы сначала нашел партнеров, зашел бы как-то на рынок, попытался понять, как здесь работать.

У нас был такой опыт своеобразный. Была фирма, которая приехала в Беларусь со своим планом работы. Там было три этапа: сначала они хотели производить здесь только упаковку для продукта, потом они планировали развиться и уже здесь производить продукт, не буду называть, что именно это было. На третьем этапе, когда они бы хорошо встали на ноги, у них было желание стать резидентами в «Великом камне». Но на первом этапе они не выдержали и уехали.

— Уехали почему?

—  Они не выдержали здесь каких-то местных особенностей.

— Вы сказали, что в нашем товарообороте существует большой разрыв между потенциалом и реальностью. Как можно улучшить ситуацию?

— Конечно, 150 миллионов — это небольшая цифра. Увеличить ее, кроме традиционной торговли, можно за счет кооперации и инвестиций. Когда ты инвестируешь, например, в Беларусь, то сопутствующим потом идет какой-то импорт технологий, оборудования и так далее. Это тоже сказывается на товарообороте.

Все, кто приезжают в Беларусь, говорят, что ожидали худшего в смысле реалий, в первую очередь в экономическом плане. Когда они едут по предприятиям, по городам, то они видят другие вещи. И очень важно, чтобы это понимание реальной ситуации как-то развивалось. Но оно должно развиваться не на основе просто визитов делегации из какого-то румынского уезда, которая уезжает с очень хорошими впечатлениями, но зачастую мы видим, что в этой делегации или нет, или очень мало представителей бизнес-среды. Бизнесменов в таких делегациях должно быть большинство, и такие визиты должны проводиться систематически.

Бизнесмены смотрят на вещи другими глазами, они знают, что им нужно, что они могут предоставить, какую цену и условия предложить. Вот такой уровень контактов нужен, и над этим нужно работать.

И главное — найти взаимный интерес. Если он будет, то сотрудничество будет развиваться.

 

Бухарест ждет Макея

— Планируется ли в нынешнем году обмен визитами и на каком уровне?

— Мы готовим ответный визит министра Владимира Макея в Бухарест. Очень реально, что он состоится в этом году. Мы были готовы провести его еще в прошлом году, но из-за повестки дня у белорусской стороны не получилось. А в первой половине нынешнего года мы председательствуем в ЕС — это очень напряженный период, очень трудно нам найти время и дополнительно что-то запланировать.

Поэтому я думаю, что вполне реально во второй половине года организовать визит министра Макея. Это будет знаковый визит, потому что глава МИД Беларуси не посещал Румынию давно.

Прорабатываются также визиты на уровне других министерств. Что касается контактов на уровне парламентов, то пока сложно что-то сказать. У вас, видимо, этой осенью будут выборы, а до наступления летних каникул вряд ли получится что-то организовать.

— Как развиваются белорусско-румынские отношения в гуманитарной сфере?

— Здесь я без ложной скромности скажу, что дела идут неплохо. За время моей работы в Беларуси мы установили контакты на разных уровнях, провели множество различных мероприятий, концертов, выставок.

Мы издали на белорусском языке сборник стихов румынского национального поэта Михая Эминеску. В этом году выйдет в свет история Румынии на белорусском языке. Сейчас книга переводится.

Что касается, например, высшего образования, то эта сфера развита еще недостаточно. Румынские студенты в Беларуси сейчас не обучаются, но несколько студентов из Беларуси учатся в Румынии.

Здесь вопрос, скорее, материальный, потому что мы не выдаем большое количество грантов на обучение, а высшее образование в Румынии платное. Кроме того, у Румынии нет такого образовательного имиджа, как у Великобритании, Германии или Франции. Румынские вузы участвуют в Болонском процессе и для румынских студентов тоже нет мотивации ехать сюда. Если же кто-то учит русскую филологию, то обычно такие студенты едут в Россию.

За последние пару лет, благодаря финансируемой ЕС программе Erasmus+, активизировались студенческие и профессорские обмены. Но это на полгода-год, а не полноценное обучение. Хотя я все равно рад и такому сотрудничеству.

Наверное, и здесь у нас еще большой нереализованный потенциал. Знаю, что многие наши ректоры были в Беларуси, белорусские делегации посетили Румынию, но хотелось бы, чтобы было больше обменов и на студенческом уровне.

— Есть ли у вас данные о том, сколько румынских граждан посетили Беларусь в качестве туристов и сколько белорусов были в Румынии в прошлом году?

— Традиционно белорусы едут на море, хотя мы пытаемся их убедить, что в Румынии есть не только море, там есть на что еще посмотреть — горы, Трансильвания, замки, местные обычаи. Конечно, это стоит денег и требует больше времени, но есть турагентства, которые предоставляют эти услуги.

Сколько белорусов посещают Румынию, сложно сказать, потому что они могут въехать и по Шенгенской визе. Думаю, 5-10 тысяч белорусов ежегодно приезжают в Румынию.

Румынских граждан сюда приезжает еще меньше. Нужно признать, что это не самое популярное направление. Могут при посещении балтийских стран или Польши заехать и в Минск. И безвиз в этом помогает — хорошо, что есть такая возможность. Граждане наших стран еще недостаточно знают друг о друге. Над этим мы и работаем, как в Минске, так и в Бухаресте.