«Чернобыль съел моего отца». Радуница в отселенной деревне

Татьяна и Владимир — переселенцы. От их родных деревень остались только кладбища.

Природа в Чернобыльской зоне 33 года назад освободилась от «венца творения». И не жалуется. Деревья прорастают сквозь умершие дома. Живность плодится и размножается. Только раз в году, на Радуницу, в Зону возвращается человек — чтобы вспомнить о мертвых.

Последняя семья, которая выехала по чернобыльскому переселению из деревни Гута Ветковского района — жена и дети Ивана Буйневича. Сам он остался здесь — умер за день до вынужденного переезда в город.

«Съел отца Чернобыль… В 1992-м мы последние остались в Гуте. Уже всех вывезли. Отец сам построил большой дом, у него были пчелы — 27 ульев. Куда ехать, как это всё бросать. Он просто не мог пережить это выселение! Ему было всего лишь 58 лет. Мы еще потом девять дней здесь жили после его смерти. Уже и лоси ходили, и дочка моя волков видела возле калитки. Самые последние покинули мы деревню. Это страшно представить!» — рассказывает Татьяна Буйневич.

Ее семье как «чернобыльцам» дали квартиру в Гомеле, где сейчас Буйневичи и живут.

На Радуницу Татьяна вернулась в родную Гуту с мужем, дочкой, зятем и внучкой, чтобы убрать могилы предков. От их дома ничего не осталось, только часть фундамента.

«Речка возле дома высохла. Чуть дальше уже бобры хозяйствуют», — говорит Татьяна.

В дорадиационные времена в деревне был клуб, магазин, начальная школа. Сейчас — только кладбище.

В Гомеле живет и 88-летняя мать Татьяны. Она раньше учила детей в соседних Хизах, ныне также отселенной деревне. «Конечно, мать тоскует по родине. Но жизнь течет. Я уже постарела, дочке тридцать пять… Всё прошло как-то как один день», — замечает Татьяна.

Ее муж — Владимир Куриленко, тоже «чернобылец». Он «до радиации» жил в Бабчине Хойникского района. Сейчас отселенная деревня — на территории Полесского радиационного заповедника.

16 апреля 1986 года Владимир вернулся из армии. Через десять дней — взрыв на ЧАЭС.

«Но все равно работал в колхозе. Отселение начали от реки Припять — это деревни Погонное, Оревичи. Их подселяли к нам понемножку, в Бабчин, в школе размещали. Потом людей потихоньку начали от нас выселять, подальше. А потом и нас начали перевозить, в Заспу Речицкого района. Сначала вывезли детей, женщин. А мужчины работали. Я на комбайне убирал урожай. Жили тогда в деревне одни мужики, это уже осень была 1986 года», — рассказывает Владимир.

Его отец перебрался с Заспы на родину — в Стреличево Хойникского района. Там и умер два года назад, там и похоронен. Мать ушла раньше — в 1991 году. На Радуницу семье Куриленко-Буйновичей нужно успеть убрать все могилы в Зоне — и в Ветковском, и в Хойникском районе.

«Вот так получилось… Сейчас возле нашего Бабчина какие-то экспериментаторы живут, поля разрабатывают. Руководство сказало же, что сейчас можно жить там, а тогда нельзя было», — говорит Владимир.