Россия давит на Лукашенко не столько «Бессмертным полком», сколько экономикой

9 мая белорусский президент подчеркнул, что «нас невозможно наклонить и свергнуть». Но вызовы не так прямолинейны…

Независимые СМИ, в отличие от государственных, усиленно мониторили 9 мая акцию «Бессмертный полк» в Минске. В ней виделось проявление российской мягкой силы. Но акция не впечатлила. И показала, скорее, что Беларусь не Россия.

Фото pixabay.com

 

Александр Лукашенко во время торжеств на столичной площади Победы отдал дань стандартной риторике: «Мы наследники тех, кто умел побеждать», «Главный урок великой победы — за мир нужно бороться…»

Но вместе с тем бессменный президент Беларуси вдруг позволил себе перед журналистами и отнюдь не отвлеченное откровение: «Нас невозможно наклонить и свергнуть, как сегодня это происходит в Венесуэле, как вчера это началось и продолжается в Сирии, Ливии и других государствах».

Казалось бы, с какой стати об этом говорить 9 мая? Кто готовит свержение на нашем островке стабильности?

Но давайте обо всем по порядку.

 

Почему такой ажиотаж вокруг «Бессмертного полка»?

Ажиотаж вокруг «Бессмертного полка» подогревался рядом обстоятельств. Еще в прошлом году Лукашенко в этом контексте заявил, что кому-то в России неймется приватизировать Великую Победу. Он также не раз подчеркивал, что у нас подобный формат — «Беларусь помнит» — придумали раньше.

Когда во время «Большого разговора» 1 марта нынешнего года был задан вопрос о «Бессмертном полке», у Лукашенко вырвалось: «Я категорически против…»

Правда, вслед президент смягчил импульсивную реплику: мол, он не против самой идеи, но «почему мы должны бросить свое «Беларусь помнит» и схватиться за «Бессмертный полк»?»

В сегодняшнем выступлении официальный лидер завуалированно повторил эту мысль, заявив, что именно «Беларусь помнит» — «это проект, устремленный в будущее, это действительно бессмертный полк!»

У поверхностного наблюдателя может сложиться впечатление, что мы видим лишь конкуренцию за идеологически выгодную тему между привязанными к советским нарративам большими начальниками в Минске и Москве.

Действительно, у белорусских властей, испытывающих напряженку с креативом, совсем негусто таких обкатанных долгоиграющих тем.

Но за этой конкуренцией мемориальных брендов аналитики увидели и более глубинный конфликт. Де-факто «Бессмертный полк» в глазах белорусского руководства — это проявление российской мягкой силы.

Да, Лукашенко во многом мыслит по-советски, привязан к календарю и символам СССР. Но такая вот ползучая экспансия «русского мира» под святым предлогом памяти о войне воспринимается в белорусских верхах как опасность. Которая усиливается в условиях нынешнего обострения отношений с Кремлем, взявшим на вооружение сценарий тихой инкорпорации под маркой достройки Союзного государства.

И Дмитрий Песков, пресс-секретарь Владимира Путина, недавним заявлением, что Кремль отслеживает ситуацию вокруг «Бессмертного полка» в Беларуси и Казахстане, вольно или невольно добавил этой теме остроты. Если разобраться, то какое вам дело до организации того или иного праздника в независимых странах?

 

Это вопрос не ритуалов, а власти над страной

Короче, для Лукашенко здесь на первый план выходит уже не вопрос ритуалов, а вопрос сохранения личной власти над отдельно взятой страной.

При этом белорусский президент старается не дразнить Кремль. Как и год назад, власти разрешили «Бессмертный полк» в Минске через не хочу.

Акция с георгиевскими ленточками (которые с 2014 года у многих в Беларуси ассоциируются с аннексией Крыма и поддержкой сепаратистов на востоке Украины), портретами Сталина и даже Ленина, умершего задолго до Второй мировой, прошла сегодня в усеченном формате. Журналисты не увидели на мероприятии ряда пророссийских активистов, заметных год назад.

По оценкам СМИ, собралось от пятисот до тысячи человек. Участники долго топтались у домика I съезда РСДРП в ожидании, пока им дадут выйти к обелиску Победы. В общем, получилось довольно маргинальное зрелище.

В других городах Беларуси не было и того. В Витебске инициаторам «Бессмертного полка» предложили присоединиться к акции «Беларусь помнит». На этой же акции был сделан акцент и в Бресте, где год назад «Бессмертный полк» собрал девять тысяч участников.

В целом впечатление такое, что белорусским властям удалось погасить волну неподконтрольной и уже потому вызывавшей тревогу инициативы под брендом «Бессмертного полка».

Но такие акции с большим удельным весом пожилых сталинистов — пожалуй, не самый большой вызов для Минска.

 

Экспансия «русского мира» многолика

Гораздо опаснее другие проявления российской мягкой силы, в частности через интернет. Недавнее исследование центра EAST под руководством политолога Андрея Елисеева показало: в Беларуси уже несколько лет действует сеть пророссийских сайтов. Они мимикрируют под региональные, но исподволь продвигают великодержавные нарративы, имперскую пропаганду.

С прошлого года заметно усилили активность и телеграм-каналы подобного толка. В последнее время пищу для вбросов им дал арест — по официальной версии, за взятку — замгоссекретаря Совбеза Андрея Втюрина. Мол, тот работал на ФСБ, а вообще в среде силовиков раскрыт целый заговор, готовилась операция под красноречивым названием «Смена».

9 мая эту тему был вынужден прокомментировать агентству Sputnik госсекретарь Совбеза Станислав Зась: «Слухи и вбросы о каком-то заговоре в связи с этим делом — это чушь».

Действительно, сообщения телеграм-каналов на этот счет сработаны топорно, без элементарного знания белорусских реалий. Смешно думать, например, что у нас можно было бы вести агитацию за «Смену» в армии, готовить печатные материалы и прочее, что предусматривал якобы некий секретный план.

Эти вбросы выглядят частью информационной войны против Лукашенко. Мол, посмотрите, трон шатается, окружение готово продать, сбросить вождя. Цель — посеять смуту в госаппарате и обществе.

На самом деле глава жесткого персоналистского режима системно, сурово и до мелочей контролирует ситуацию в окружении, силовых структурах. Спецслужбы следят одна за другой. Чиновники — и в погонах, и без погон — разрозненны, их постоянно перетряхивают, чтобы не формировались группировки. В таких условиях о заговоре и помыслить страшно.

Но при этом система власти — очень закрытая. Вертикаль предпочитает замалчивать неудобные темы, не умеет адекватно реагировать на вызовы в информационной сфере, что является благодатной почвой для слухов.

 

Москва дожимает через экономику

Лукашенко очевидно уповает на силу властных рычагов. Лояльность вертикали, в том числе силовиков, он обеспечивает жестким контролем, страхом наказания, перетасовкой кадров. Активность общества, по убеждению главы государства, лучше не будить, ведь эта энергия может обратиться против режима.

Казалось бы, все схвачено, однако… «Нет никакой опасности, кроме экономики», — заявил сегодня журналистам Лукашенко. Это мысль он повторяет раз за разом.

Но как раз в этой самой больной сфере официальный лидер не предлагает сильных решений, лишь повторяет, что надо лучше трудиться. Ну, и плюс голый популизм — типа чтобы официальные профсоюзы контролировали цены.

Между тем Москва продолжает методичный экономический прессинг союзника.

Те же зловредные телеграм-каналы распространяли версию, что недавно в Пекине у Лукашенко, мягко говоря, не склеился разговор с Путиным, после чего белорусский лидер досрочно покинул китайский саммит.

Так или нет, но Москва по-прежнему не намерена давать компенсацию за налоговый маневр, притормозила государственный кредит на 600 млн долларов и транш кредита Евразийского фонда стабилизации и развития на 200 млн долларов. Под вопросом цена газа с 2020 года. Россельхознадзор продолжает запрещать поставки продуктов с тех или иных белорусских предприятий.

Чистая нефть по «Дружбе» наконец пошла, но когда и в какой мере российская сторона заплатит за ущерб, тоже пока не ясно. В иных российских СМИ уже зазвучало мнение, что белорусы якобы завышают ущерб, слишком много хотят. Так что и в этом вопросе вероятен затяжной спор.

Да, Путин заменил резкого посла Михаила Бабича. Но установка дожимать упрямого союзника, чтобы тот если и не сдал суверенитет полностью, то поступился большими его кусками, никуда не делась.

Между тем реформировать экономику и развивать национально сознательное гражданское общество, что могло бы укрепить почву для независимости, Лукашенко опасается.

В итоге же экономические рычаги Кремля могут оказаться намного сильнее, чем попытки продвинуть влияние через акции с георгиевскими ленточками.