Смогут ли белорусские банки торговать бургерами?

Нацбанк рассказал о своем отношении к банковским экосистемам.

Традиционная модель белорусского банковского бизнеса, основанная на процентных доходах, меняется. В прошлом году у большинства банков процентные доходы уменьшились, и участники рынка активно думают, за счет чего развиваться дальше. А что о перспективах банковского бизнеса думает Нацбанк?

Фото pixabay.com

 

На пути к развитым странам

Прошлогоднее снижение процентных доходов большинства белорусских банков — тренд, который вполне может продолжиться в будущем, считают эксперты. Соответственно, банковской системе Беларуси, прибыль которой в значительной степени зависит от процентных доходов, придется перестраиваться.

«В развитых банковских системах этой проблемы давно уже нет. Ставки там настолько низкие, что процентная маржа с учетом рисков то и дело становится отрицательной, и только комиссионные услуги и транзакционные продукты позволяют банкам получать прибыль», — отметили в комментарии для БелаПАН кредитные аналитики международного рейтингового агентства S&P Global Ratings Елена Полякова и Сергей Вороненко.

По их мнению, по этому пути будут двигаться и белорусские банки.

«Снижение ставок кредитования в Беларуси на фоне относительно низкой инфляции делает все более актуальной задачу по смещению фокуса банковской деятельности в сторону непроцентных доходов», считают аналитики рейтингового агентства.

Данная тема поднималась на апрельской конференции «Цифровой банкинг», организованной ассоциацией «Инфопарк».

Представители банковского сектора констатировали, что в условиях снижения процентных доходов нужно создавать условия для развития банковского бизнеса за счет непроцентных доходов.

Для этого белорусские банки из первой десятки хотели бы получить возможность покупать IT-компании, страховые, телекоммуникационные и консалтинговые фирмы, чтобы совместно с ними создавать банковские экосистемы и заниматься комплексным обслуживанием клиентов. Предлагая последним не только кредиты, но новые продукты, а также сопутствующие услуги (например, юридические, бухгалтерские).

Однако действующее законодательство ограничивает возможности банков по инвестированию средств в уставные фонды других юрлиц. Согласно инструкции № 137, такие вложения считаются высокорискованными, и если банк их делает, то это может крайне отрицательно повлиять на достаточность капитала кредитной организации.

В общем, одна из инициатив, которую поддерживают банки, — пересмотреть эту норму, чтобы у участников рынка появилось больше возможностей создавать, как это сейчас модно говорить, банковские экосистемы.

В свою очередь, малые и средние банки считают, что и они нужны на рынке. Поэтому, чтобы в стране не формировалась банковская олигополия, предлагают установить дифференцированные пруденциальные требования, которые бы стимулировали развитие малых и средних финансовых организаций.

 

Нацбанк: о банковских экосистемах, рисках и… бургерах

Вопросы, которые публично и кулуарно обсуждаются в банковских кругах, любопытны. Что о них думает Национальный банк?

По мнению регулятора, на данный момент банковская система работает с нормальной доходностью.

«В банковском секторе должна быть нормальная отдача на капитал. Рентабельность банковского капитала колеблется в пределах 10,5-11%. Реальная доходность банковского бизнеса не опускается ниже 5%, и это нормальная доходность для банковской системы в целом, чтобы удовлетворять и интересы клиентов, и интересы акционеров», — сказал председатель правления Нацбанка Павел Каллаур, отвечая на вопросы БелаПАН во время майского пресс-брифинга.

При этом он отметил, что Национальный банк не поддерживает и будет реагировать на случаи, если «банки станут склоняться к сверхрискованным бизнес-моделям».

«Такого подхода нужно придерживаться для обеспечения финансовой стабильности. Банкам политика Национального банка известна, мы о ней на всех уровнях заявляем», — подчеркнул Павел Каллаур.

Из ответа главы центрального банка можно сделать вывод, что значимого ослабления пруденциальных требований к коммерческим банкам ожидать не стоит. В то же время регулятор считает, что подходы, которых он придерживается, позволяют кредитным организациям развиваться.

Отвечая на вопросы БелаПАН, глава центрального банка отметил, что «Национальный банк делает очень много при поддержке правительства для развития современных цифровых технологий». В качестве примера Павел Каллаур привел апрельский 148-й указ главы государства, который предусматривает развитие современных цифровых банковских технологий (в частности, основанных на биометрической идентификации клиентов).

«Что касается развития современных банковских технологий, мы их приветствуем, банки могут создавать экосистемы, но не должны банки начинать торговать бургерами, как кому-то хочется. Каждый должен заниматься своим делом», — подчеркнул Павел Каллаур.

 

Будущее банковского бизнеса

Ситуация в соседней России говорит о том, что сращивание банков с другими компаниями уже реально происходит.

«На российском рынке уже есть примеры начала формирования финансовых экосистем: мы видим, как крупнейшие банки усиливают кооперацию с телекоммуникационными, IT-компаниями, приобретают доли в розничных сетях, активно развивают страховой бизнес», — констатировали в комментарии для БелаПАН аналитики рейтингового агентства S&P Global Ratings.

По их мнению, процесс трансформации банковского бизнеса в экосистему должен быть сбалансированным с точки зрения принятия рисков.

В недалеком будущем банки могут превратиться в своего рода агрегаторов, «что позволит существенно нарастить комиссионные доходы, предлагая новые типы услуг, в том числе не вполне банковских», считают эксперты.

«Благодаря цифровизации операционные расходы будут сокращаться. Однако существует и обратная сторона цифрового банкинга — вероятность проявления новых технологических рисков, в связи с чем возникнет потребность увеличить расходы, связанные с кибербезопасностью и развитием IT-платформ», — подчеркивают аналитики S&P Global Ratings.

В Беларуси банки столкнулись со сверхвысокими расходами на IT. Как заявляют отдельные участники финансового рынка, с учетом льгот, которые имеют компании Парка высоких технологий, банкам крайне сложно удержать у себя IT -специалистов. По этой причине у банков и возникают идеи приобрести IT -компании.

«Из-за льгот, которые предоставлены резидентам Парка высоких технологий, а также из-за того, что последние работают на глобальный рынок, IT-специалисты оказались весьма дорогими для белорусских банков», — констатирует старший научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Дмитрий Крук.

Вместе с тем, считает экономист, покупка белорусскими банками IT-компаний — это также риск.

«Банковские инвестиции в уставный фонд другого юрлица сегодня «штрафуются» повышенными требованиями к достаточности банковского капитала. Это нормальный риск-подход, который защищает банковскую стабильность», — полагает Крук.

Однако будущее банковского бизнеса, убежден он, потребует тесного сотрудничества финансовых организаций с IT-компаниями. «Поэтому предстоит выработать механизм, чтобы это сотрудничество могло развиваться и при этом не несло дополнительных рисков для стабильности белорусских банков», — резюмировал Дмитрий Крук.