Почему отмена указа № 488 не стала благом для бизнеса?

В Беларуси отменили один из самых одиозных нормативных актов, который угрожал бизнесу — так называемый указ о лжепредпринимательстве. Объясняем, почему по сути это ничего не изменило.

Фото pixabay.com

Речь идет об указе президента от 23 октября 2012 года № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств». Его положения и их применение стали поводом для критики со стороны бизнеса из-за сильного «прихвата» со стороны контролирующих органов страны. В итоге 488-й указ был отменен указом президента от 18 апреля 2019 года № 151.

Но с 1 января этого года в Беларуси начала действовать новая редакция Налогового кодекса (НК), которая снова вызвала обоснованную критику со стороны юристов и бизнес-сообщества. Ведь фактически одиозный указ был не отменен, а просто трансформирован в 33-ю статью НК.

«Основное отличие в том, что противодействие лжепредпринимателям будет основано на доказывании налоговыми и контролирующими органами факта неосуществления сделки. Базой будет не вся сделка, как сегодня. Проблема с реальными сделками будет полностью исключена. Налоговая база будет корректироваться только на ту часть сделки с лжепредпринимательской структурой, которая не имела материальной формы и была совершена с целью сокрытия налоговой базы», — заверил заместитель министра финансов Дмитрий Кийко.

Но так ли это? Специально для Naviny.by ситуацию комментируют специалисты юридической компании «ВЕРДИКТ» — юристы Валентин Галич и Анна Рубинштейн.

 

Новый институт есть, правил — нет

По статье 33 НК контролирующие органы получили новое право, которого 488-й указ им не давал. Если в ходе проверки предприятия контролеры выявят, что основная цель какой-либо хозяйственной операции компании уклонение от уплаты налогов или занижение налоговой базы, то они смогут скорректировать эту базу.

Таким образом, в Беларуси появился еще один внесудебный механизм, который позволяет корректировать цену сделки для целей налогообложения.

Проблема состоит главным образом в отсутствии каких-либо правил, по которым контролеры станут оценивать экономическую целесообразность сделок. В самой ближайшей перспективе в Беларуси может сложиться неадекватная правоприменительная практика.

 

Корректировка сути не меняет

Кроме того, ст. 33 НК продублировала 488-й указ в части корректировки налоговой базы. Во-первых, по бестоварным хозяйственным операциям, а во-вторых — по операциям, сведения о которых в бухгалтерском и налоговом учете искажены.

Новая редакция НК не предлагала механизма реализации 33-й статьи. При буквальном толковании становилось понятно лишь то, что решение о корректировке принимается на основании решения по акту проверки. Есть общий порядок обжалования таких решений.

Одновременно с отменой указа были внесены изменения в Положение о Департаменте финансовых расследований Комитета государственного контроля (ДФР КГК) и указ о совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности. Благодаря этому стало немного понятно, как работает ст. 33 НК.

Фактически механизм остался прежним, как в 488-м указе. Все так же выявляются «финансовые компании», но вместо включения их в реестр ДФР теперь составляет заключения. По указу контрагентам «финансовых компаний» выносились предписания. Их заменили на предложения, но суть осталась та же: либо корректируешь налоговую базу самостоятельно, либо это делают за тебя по результатам проверки.

По заключению ДФР могут быть назначены внеплановые проверки в отношении как проверяемой компании, так и ее контрагентов. При этом в отличие от указа спецмеханизм обжалования указанных действий на всех их стадиях не предусмотрен. Так, организациям нельзя обжаловать само заключение ДФР. Однако общая процедура обжалования действий должностных лиц, которые выносят такое заключение, сохранена. Можно обжаловать и решение по акту проверки, которым корректируется налоговая база.

Важное обстоятельство: в Положении о ДФР содержится отсылочная норма, согласно которой Комитет госконтроля и Совмин должны конкретизировать порядок составления заключения ДФР. Этого еще не сделано, и остается неизвестным, какие особенности в механизм реализации ст. 33 НК он может привнести.

 

Перенос пройдет без перекосов?

Как видно, положения указа плавно перетекли в другие нормативные акты. Сам механизм по сути не изменился, появилось лишь новое основание для корректировки налоговой базы: отсутствие экономической цели сделки, а также исчез реестр лжепредпринимателей.

Исходя из имеющихся в законе формулировок, полагаем, что корректировка налоговой базы по п. 4 ст. 33 НК должна осуществляться на сумму разницы между реальной и установленной сторонами цены сделки. При этом сами хозяйственные операции являются действительными, и налогоплательщик может учесть затраты, но, допустим, не в полном объеме.

Надеемся, что на практике все сложится именно так, благодаря чему положение бизнеса в стране несколько улучшится. Хотя не исключено, что государство автоматом перенесет практику указа при корректировке налоговой базы по ст. 33 НК.