Дело медиков. Верховный суд отказал в жалобе экс-директору РНПЦ травматологии

Приговор Александру Белецкому оставлен без изменения — семь с половиной лет колонии.

Судебная коллегия Верховного суда под председательством судьи Сергея Кондратьева 31 мая рассмотрела жалобу бывшего директора РНПЦ травматологии и ортопедии Александра Белецкого и его адвокатов на решение Минского городского суда и оставила это решение без изменений.

Александр Белецкий перед началом рассмотрения своего дела, 11 февраля 2019 года

 

Приговор — семь с половиной лет колонии

15 февраля Минский городской суд приговорил 62-летнего Александра Белецкого к семи с половиной годам колонии усиленного режима, признав виновным в получении взятки лицом, занимающим ответственное положение (ч. 3 ст. 430 УК).

Третья часть 430-й статьи предусматривает лишение свободы на срок до пятнадцати лет, но в отношении Белецкого была применена статья 69 УК, по которой возможно снижение срока вполовину при наличии смягчающих и отсутствии отягощающих обстоятельств.

Согласно приговору суда, у Белецкого будут конфискованы 354 600 долларов, 65 тысяч евро наличными, а также более 120 тысяч долларов на счетах в различных банках. Также суд вынес определение конфисковать дом в Ратомке, квартиру в Минске, автомобиль «БМВ», гараж и машиноместо в Минске.

Александр Белецкий находился в СИЗО КГБ с 5 июля 2018 года по 3 января 2019-го, когда мера пресечения была изменена на домашний арест.

 

«Обвинение основано на предположении»

В своей апелляционной жалобе Белецкий просил отменить приговор, аргументируя это тем, что выводы суда не соответствуют фактам. Защита Белецкого на заседании коллегии Верховного суда настаивала на отмене приговора и прекращении уголовного преследования.

В деле Белецкого было четыре эпизода, а общая сумма взяток составила около семи тысяч долларов в эквиваленте. Три случая взяток Белецкому связаны с получением денежных средств от бывшего директора предприятия «Медисфера» Бориса Ранчинского за оказание содействия в заключении и исполнении договоров на техобслуживание и ремонт медоборудования, а также по скорейшей оплате услуг.

Адвокат Мария Северин говорила на заседании Верховного суда о том, что отношения Белецкого и Ранчинского были приятельскими. Жена Ранчинского училась в одном классе с Белецким. Поэтому, отметила Северин, не было ничего странного в передаче денежных средств Белецкому к Новому году или Дню медика.

«Белецкий имел право воспринимать их как подарки. Показания Ранчинского оценены избирательно и не в полной мере», — сказала Северин.

Еще один эпизод связан с получением взятки в размере трех тысяч долларов от представителя научно-производственного предприятия «Белреамед» Николая Оганесяна, которую передала Белецкому сотрудник фирмы Шалькевич. Адвокат отметила, что Белецкий воспринял эти деньги как подарок.

«Шалькевич никогда не называла фамилию Оганесяна, не говорила, что представляет фирму «Белреамед». В момент передачи денежных средств подзащитный не знал о факте передачи и не знал, от кого она исходит», — сказала адвокат.

Северин отметила, что взятка — это вручение средств, когда взяткополучатель осознает, за что получает средства. Получение взятки должно квалифицироваться в случае благоприятного решения вопросов за выполнение или невыполнение каких-то действий, которое лицо должно или могло было решить.

Адвокат подчеркнула, что Белецкий исполнял свои обязанности директора, никаких договоренностей с людьми, передававшими ему деньги, не имел.

«Обвинение основано исключительно на предположении, конкретных действий, которые он мог совершить в интересах взяткодателей, не указано», — сказала Севреин.

Еще один адвокат Белецкого Сергей Буякевич подчеркнул, что денежные средства, которые получал Белецкий, никак не были связаны с исполнением им служебных обязанностей, вследствие чего приговор Белецкому является необоснованным и должен быть отменен.

«Никаких действий Белецкий не совершал и не мог совершить в интересах Ранчинского и Шалькевич, а только в интересах РНПЦ травматологии», — сказал Буякевич.

Он подчеркнул, что «контроль подчиненных не является преступлением, как и оплата по договорам».

 

Взятка — не подарок

Прокурор Сергей Гергель подчеркнул, что позиция прокуратуры по отношению приговора остается неизменной. Белецкий, сказал Гергель, получал средства исключительно на основании его служебного положения.

Прокурор Сергей Гергель. Фото из архива

Прокурор также отметил, что сам Белецкий согласился, что принимал средства как должностное лицо, понимал, что Ранчинский являлся представителем субъекта хозяйствования, а не только его приятелем.

Доводы о том, что это были подарки, а не взятки, обвинение не принимает, прокуратура придерживается позиции, что приговор является законным.

В перерыве суда родственники Белецкого говорили, что не видят смысла в апелляции, поскольку все предопределено, что умышленно он не совершил никакого преступления.

После заседания коллегии жена Белецкого общаться с журналистами отказалась, аргументируя это тем, что «говорить не о чем».

 

Фактор Ранчинского

Отметим, что Николай Оганесян живет не в Беларуси, на суде не выступал. Ранчинский же заявлял, что оказался в статусе взяткодателя потому, что к этому его вынудила система. Он утверждал, что когда одного за другим стали задерживать медиков, на счет фирмы начали приходить деньги за оказанные работы, оплата за которые раньше задерживалась.

И Ранчинский, и Оганесян фигурировали как взяткодатели в деле бывшего начальника управления здравоохранения Гродненского облисполкома Андрея Стрижакаприговор которому был вынесен в феврале 2019 года в суде Центрального района — также семь с половиной лет колонии.

Ранчинский также давал показания против бывшего  главного врача 9-й клинической больницы Минска 65-летнего Валерия Кушниренко. В мае судом Московского района Минска он был признан виновным в получении взятки в размере 13 800 долларов и приговорен  к пяти годам лишения свободы в колонии в условиях усиленного режима с конфискацией всего имущества.

Именно на суде над Кушниренко стало известно, что Ранчинский был задержан летом 2018 года и вскоре отпущен на свободу после написания явки с повинной. Его освободили от уголовной ответственности.

 

Александр Белецкий — профессор, доктор медицинских наук, член-корреспондент НАН Беларуси. Диплом академика НАН Белецкому вручил Александр Лукашенко 2 февраля 2018 года.

Родился в Червене в семье врачей. Супруга Лилия Белецкая — журналист, много лет работала на канале «Культура». Сестра Татьяна Малая — заместитель главного врача по медицинской части 6-й клинической больницы, где Белецкий с 1981 года работал травматологом-ортопедом детского отделения, а затем заведующим отделения.

Был председателем Специализированного совета по защите докторских диссертаций по специальности «Травматология и ортопедия» и научно-технического совета подпрограммы «Хирургические заболевания» ГНТП «Новые методы оказания медицинской помощи».

В 1987 году защитил кандидатскую диссертацию «Хирургическое лечение высоких врожденных вывихов бедра у детей», в 1997-м — докторскую «Хирургическое лечение асептического некроза головки бедра и болезни Пертеса». В 1998 году присвоено звание профессора. В 2014-м избран членом-корреспондентом НАН Беларуси по специальности «Травматология и ортопедия».

Заслуженный деятель науки Республики Беларусь, лауреат Государственной премии Республики Беларусь в области науки и техники. Обладатель медали «За трудовые заслуги», почетной грамоты Национального собрания, российской медали Приорова, премии НАН Беларуси за разработку малотравматичных хирургических технологий по регуляции длины конечностей и угловых деформаций у детей.

Национальный секретарь Всемирного конгресса травматологов-ортопедов по Беларуси. У него 71 патент на изобретения и полезные модели. Подготовил четырех докторов медицинских наук и шесть кандидатов медицинских наук.