На свободу! Дело о краже трусов пересмотрели

«Плачут все, кроме меня. Я поплачу потом, когда никто не будет видеть».

Могилевский областной суд переквалифицировал обвинение бывшему владельцу магазина секонд-хенд жителю Бобруйска Николаю Нарожному, которого ранее приговорили к лишению свободы сроком на три года. 6 июня Николая освободили в зале суда, отправив на «домашнюю химию».

Николай Нарожный с мамой и супругой после освобождения из-под стражи. Фото TUT.by

 

Поймал воровку за руку, но сам оказался за решеткой

9 октября прошлого года в магазине 38-летнего Николая Нарожного случилось ЧП. Он увидел, как женщина, которая, по его словам, ранее уже украла в его магазине трусы, снова стащила белье. Нарожный потребовал оплатить вещи, женщина упиралась, началась потасовка. Судмедэкспертиза показала, что легкие телесные повреждения были и у покупательницы Алины Нестерович, и у Николая Нарожного.

Нестерович уверяла, что действия Нарожного были спланированы, что она была готова заплатить за товар, который взяла, но он требовал это сделать в многократном размере.

Его осудили 13 марта по статье 208 УК (вымогательство), хотя изначально следствие велось по более мягкой статье 384 (принуждение к выполнению обязательств). Мужчина признал вину, но не за вымогательство, за которое его осудил суд Бобруйска, а в том, что требовал с Нестерович расплатиться за вещи. Он попросил прощения у Нестерович и компенсировал ей моральный вред в размере тысячи рублей.

И вот 6 июня Могилевский областной суд переквалифицировал обвинение на принуждение к исполнению обязательств (ч. 2 ст. 384 УК), назначил Нарожному наказание в виде двух с половиной лет «домашней химии». Компенсацию морального вреда в размере тысячи рублей суд оставил в силе.

Мужчину освободили из-под стражи в зале суда.

 

«Всей стране спасибо»

После освобождения Николай Нарожный сказал корреспонденту Naviny.by, что хотя и была у него надежда на справедливость, но «не ожидал, что освободят, не верил».

«Мне казалось, что такой закон в Бобруйске, что после моей жалобы на Следственный комитет, который переквалифицировал дело на более тяжкую статью, уже ничего хорошего ждать не приходится», — сказал Николай.

Он уже встретился с мамой и женой, дочь пока не видел: «Слезы радости вокруг. Плачут все, кроме меня. Я поплачу потом, когда никто не будет видеть».

В планах — забрать вещи из СИЗО и поехать, наконец, домой. Магазина у него уже нет, что делать дальше, пока не знает: «Ой, пока не думал, как буду зарабатывать на жизнь. У меня ведь ограничение свободы, надо, как я понял, быть дома в семь вечера».

Мужчина говорит, что побывал за более чем полгода, которые прошли после задержания, в СИЗО № 5 Бобруйска, потом в Гомельском СИЗО № 3 и, наконец, в Могилевском:

«В Гомеле старые камеры, кормят хуже, чем в Бобруйске. В Бобруйске 14-16 человек в камере, в Гомеле — восемь, но там очень маленькие помещения. В Могилеве была широкая камера, в ней 18 человек. Там даже стол поместился по центру, ходить можно. В СИЗО меня согревала поддержка семьи и многих-многих людей, которые заступились за меня».  

Более пяти тысяч человек подписали обращение к президенту после того, как Николая Нарожного осудили.

«Уважаемый Александр Григорьевич, обращаемся к Вам с просьбой защитить нас, граждан Республики Беларусь, налогоплательщиков, владельцев от произвола воров и восстановить справедливость по отношению к Нарожному Николаю. Надеемся на понимание и помощь!», — говорилось в петиции.

«Я благодарен людям, которые меня поддержали. Без поддержки тяжело сидеть и надеяться на лучшее. Всей стране спасибо», — сказал бывший предприниматель.