Алена Германович. В ТЕМНОТЕ. Увидит ли Лукашенко проблемы гомельских слепых?

Алена ГЕРМАНОВИЧ

Алена ГЕРМАНОВИЧ

Родилась днем 23 марта 1978 года. Через месяц, в три часа ночи, меня в бессознательном состоянии по причине младенческого возраста и в обстановке строгой секретности окрестили. Крестными выступили член Коммунистической партии, директор школы и первый секретарь райкома комсомола, что и определило мою будущность. Нет, я не стала коммунистом  — партия развалилась, не стала священником — по причине иного пола. Но люблю театр, экстрим и литературу. А, да, — собственный корреспондент БелаПАН по Гомельской области.

Гомельские незрячие лишаются своего клуба и инфраструктуры. Клуб продают, инфраструктуру разрушают в угоду «Короне». Новому большому магазину нужно пространство — чтобы зрячие с комфортом въезжали в потребительский рай. 

«Светотехника» — единственное предприятие в Гомеле, где незрячие могут получить работу. Здесь трудятся почти триста человек, большинство — инвалиды по зрению. 

Более тридцати лет назад для незрячих создали условия для жизни, работы и отдыха. Рядом с предприятием — девятиэтажное общежитие и двухэтажная пристройка. Это клуб, в котором была библиотека, отдел реабилитации, областное отделение инвалидов по зрению. Всё компактно и в одном месте. 

Рядом с общежитием была обустроена «дорога жизни» с желтыми поручнями и ориентирами, тактильной плиткой. Люди с белыми тростями годами привыкают к привычным маршрутам. Их не так много — на работу, в магазин, на остановку. Сейчас тут грандиозная стройка — возводится «Корона» и подъездные дорожки к ней. На нужды слепых коммерсанты и власти закрыли глаза.

Руководство «Светотехники» твердит: клуб решили продать, так как он приносит убытки. Здание признано аварийным, на ремонт денег нет.

Но ведь предприятие «Светотехника» не находится в бедственном положении. Сам директор Сергей Романюк утверждает, что «сегодня “Светотехника” не имеет долгов, работает рентабельно, прибыль небольшая, но есть». 

Даже в худшие времена, когда предприятие «слепых» было в долгах как шелках, никому в голову не пришло продать клуб, где незрячие могут встретиться, провести мероприятия, спортивные соревнования, концерты, мастер-классы. Руководство обязано было часть прибыли направить на содержание клуба. Но нет.

«Светотехника» как специализированное предприятие имеет льготы по налогам и различные преференции — для того, чтобы направлять средства на социальную сферу, тот же клуб для своих работников. Итог: здание не ремонтировалось, не отапливалось, сейчас стало «негодным» для клуба, но годным для продажи.

Сами незрячие считают преступлением против них продажу клуба.

Руководство «Светотехники» обещает, что кружки перенесут в Дом культуры глухих на улицу Юбилейную. Туда нужно добираться с двумя пересадками. Отдел реабилитации и библиотеку директор обещает перенести на площади предприятия. Там пропускной режим, с улицы неработающие на «Светотехнике» слепые не пройдут. На территории предприятия хорошо ориентируются только нынешние и бывшие работники. Что будут делать люди, никогда там ранее не бывавшие? Охранники с проходной будут за руку отводить к библиотеке каждого посетителя туда и обратно, чтобы не произошло неприятных эксцессов? Никто не потерпит свободного неуправляемого курсирования посторонних лиц на территории предприятия.

Незрячие не молчат. Они собирали подписи, обращались в СМИ, писали в Белорусское товарищество инвалидов по зрению. Но бесполезно. БелТИЗ удовлетворил просьбу директора о продаже клуба, а не крик о помощи слепых. А они считали клуб «коллективным имуществом».

Смотрят ли городские власти в сторону слепых? В Гомеле за бюджетные деньги построен уже ставший знаменитым «туалет за миллион долларов», на центр реабилитации и клуб для незрячих денег не осталось.

В ситуации с клубом и разрушенной инфраструктурой городские власти полностью на стороне дирекции «Светотехники» и «Короны». Городу срочно нужен очередной огромный магазин. А незрячие подождут, потерпят, привыкнут.

Они еще чего-то ожидают, на кого-то надеются. Написали коллективное обращение в Белорусское товарищество инвалидов по зрению. Ждут ответа. Потом будут писать в Администрацию президента. Незрячие надеются, что Александр Лукашенко заметит их проблемы. Он же заботится о грязных коровах, переживает за пропавшую клубнику.

Только есть ли кому дело до незрячих и их проблем?

С властью всё давно понятно. Вот что с обществом?

***

В эти дни я ехала на поезде с группой людей с инвалидностью из Гомеля в Минск. Некоторые были с детьми, которые — о, ужас! — шумели. В вагон зашла суровая проводница, которая не могла скрыть своего недовольства «неудобствами», которые ей причинили люди на колясках в проходе, слепые, которые не сразу могли найти для проверки билет… Она всем своим видом выражала презрение. «Ну-ка потише все! Вы тут не одни в вагоне!» — закричала она. 

Ирония ситуации была в том, что как раз люди с инвалидностью заняли весь вагон и по сути были одни — не считая меня (пока не инвалида) и проводницу (которая никогда не будет болеть и никогда не будет инвалидом).

В Минске группа пересаживалась на литовский поезд до Вильнюса. Я с завистью наблюдала за действиями литовских проводников. Они крутились вокруг наших инвалидов так, как будто больше всего в жизни ждали именно этих пассажиров — и пандус выкатили, и сопровождали до места, и искренне переживали, всё ли в порядке, все ли зашли, сели, не дует ли кому или не жарко? 

В их глазах я не видела сочувствия или жалости, или презрения — как у «нашей». В их глазах было уважение.

 

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».