Чем для официального Минска (не)выгоден Брекзит

Даже если Великобритания выйдет из ЕС, это вряд ли серьезно повлияет на отношения Минска и Лондона.

Ожидаемый выход Великобритании из Евросоюза в любом варианте в целом вряд ли сильно отразится на Беларуси. Однако для проевропейски настроенных граждан нашей страны это событие будет иметь негативные последствия.

Фото pixabay.com

 

Почему белорусский президент против центробежных сил в ЕС

Белорусскую внешнюю политику часто называют балансированием между Россией и Западом, под которым подразумевается почти исключительно Европейский союз. И хотя в реальности этот баланс имеет совершенно откровенный восточный уклон, определенная доля истины в такой характеристике есть.

В свете этого вполне объясним интерес, который вызывают у белорусского руководства глобальные события, происходящие в ЕС. На сегодняшний день к таким событиям, безусловно, относится продекларированный выход из него Великобритании.

Реакция на этот процесс со стороны официального Минска колебаниям не подвержена: она однозначно негативная.

Так, еще в марте 2017 года Александр Лукашенко заявил министру иностранных и европейских дел Бельгии Дидье Рейндерсу: «Европейский союз — это мощная опора для планеты, если она исчезнет — быть беде. Поэтому все ваши брекзиты и националистические движения я не воспринимаю».

Через полгода на встрече с участниками пленарного заседания Совета епископских конференций Европы белорусский официальный лидер назвал Брекзит «опасным прецедентом, который может разрушить Евросоюз».

30 января 2018 года еврокомиссару по европейской политике соседства и переговорам о расширении ЕС Йоханнесу Хану Лукашенко сказал, что «мы категорические сторонники существования сильного ЕС. Мы категорически против центробежных сил в ЕС, которые ослабляют его. ЕС — одна из мощнейших опор нашей планеты, и разрушение этой основной опоры многополярного мира приведет к разрушению системы не только безопасности, но и экономики, и всех других сфер жизни на нашей земле».

Вновь тему Брекзита Лукашенко затронул 21 июня этого года на встрече в Минске с государственным министром по торговой политике Министерства внешней торговли Великобритании Джорджем Холлингбери. Лукашенко снова отметил, что отрицательно относится к выходу Великобритании из Европейского союза.

Поскольку в последнее время проблемы Минска на восточном направлении особенно обострились, желание иметь на Западе сильный противовес России совершенно понятно. И трудно не согласиться с точкой зрения, что в случае выхода Великобритании ЕС ослабеет.

Однако крайне маловероятно, что ЕС в любом своем составе предпримет какие-то очень уж решительные шаги в защиту Беларуси при тех или иных посягательствах Москвы на ее суверенитет. Так что в политическом плане для нашей страны Брекзит вряд ли сыграет серьезную негативную роль.

 

Экономические связи определяются другими факторами

Понятно, что при всем своем негативном отношении к Брекзиту официальный Минск пытается найти в нем какие-то положительные стороны.

Например, на недавней встрече с министром Холлигнбери президент Беларуси отметил, что, «если исходить из государственных позиций, в Брекзите есть и много положительных моментов».

«Прежде всего то, что вы становитесь более свободным государством, независимыми от почти трех десятков голосов Европейского союза. Для нас это выгодно тем, что мы можем более свободно и оперативно налаживать отношения между Великобританией и Беларусью», — пояснил Лукашенко.

Как заявил некогда Уинстон Черчилль, «у Британии нет вечных союзников и постоянных врагов — вечны и постоянны лишь ее интересы». Остается выяснить, насколько сильным может оказаться интерес Лондона к Беларуси после выхода из ЕС.

Многое зависит от условий развода. Сохранение Великобритании в рамках таможенного союза (так называемый «мягкий Брекзит») лишит ее возможности заключать торговые сделки с третьими государствами, то есть ничего не изменит.

Но и от «жесткого» варианта значительных сдвигов ожидать не стоит. Например, Великобритания уже многие годы постоянно занимает ведущие места в списке внешнеторговых партнеров Беларуси, при этом, как правило, обеспечивая ей большое положительное сальдо. Так, в январе-апреле 2019 года взаимный товарооборот с Соединенным Королевством составил 1,02 млрд долларов при превышении экспорта над импортом в 843 млн долларов.

Проблема, однако, заключается в том, что порядка 90% белорусского экспорта приходится на нефтепродукты. В условиях усиления разногласий с Россией по вопросу поставок нефти здесь более вероятным выглядит, скорее, не рост, а сокращение.

Что же касается остальных позиций, то членство в ЕС до сих пор не ограничивало британцев в импорте из Беларуси «калийных и азотных удобрений, строительной арматуры, мебели, необработанного свинца, женской верхней одежды, устройств на жидких кристаллах, биноклей и монокуляров, рентгеновской аппаратуры», о которых говорится в справке белорусского посольства. Соответственно, нет оснований полагать, что теперь жители острова внезапно бросятся скупать это в огромных количествах.

Даже если Британия отменит у себя жесткие стандарты ЕС по продуктам питания, то рассчитывать, что тем самым радикально расширится доступ на ее рынок белорусскому молоку и мясу, тоже едва ли оправданно. Так что и на экономическом фронте заметных перемен не будет.

В итоге единственными проигравшими окажутся граждане Беларуси, мечтающие увидеть ее в составе объединенной Европы: у их оппонентов появится дополнительный сильный аргумент.