Белорусские секунды, перевернувшие мир

Вспоминаем топ-10 самых ярких олимпийских мгновений Беларуси.

За одну секунду луч света преодолевает 300 тысяч километров. Человек — существо не столь подвижное. Но иногда за миг ему доводится принять решение, после которого мир никогда не будет прежним. Белорусская история на Олимпиадах знает немало сюжетов, от которых в голове сидят два вопроса-близнеца: «Что это было?» и «Как они это сделали?» Мы составили топ-10 самых ярких олимпийских секунд Беларуси.

 

«Золотой» пас Ивана Едешко

Баскетбол — вид спорта, где даже 20-очковое преимущество соперника далеко не приговор. Но если это финал олимпийского турнира 1972 года в Мюнхене? Если соперник — непобедимые американцы? Если они уступают восемь очков за три минуты до конца, а потом выходят вперед 50:49 и начинают праздновать «золотой» успех, будучи уверенными, что время истекло? И как собраться, когда судьи вдруг дают тебе все те же три секунды, съеденные торопливым табло? За это время надо ввести мяч в игру от своего кольца и попасть в кольцо противоположное.

У уроженца деревни Стецки Гродненской области Ивана Едешко нервы оказались железными.

«49:50 впереди команда Соединенных Штатов Америки. Мяч в игру введет Иван Едешко. Три секунды. Передача на Александра Белова, и сборная Советского Союза забивает мяч!!! Победа!!!» — от эмоций потрясающей Нины Ереминой и спустя 47 лет мурашки по коже.

 

Петля на шее — своей и соперниц

Свои два слова в историю Олимпиады-72 вписала и 17-летняя Ольга Корбут – кстати, почти землячка Едешко из Гродно. Эти два слова — «Петля Корбут». Встать на верхнюю жердь брусьев и сделать сальто назад с последующим хватом за ту же жердь. Смотреть страшно — а делать?

«Петли я всегда боялась. Да, да, да! Даже освоив ее до автоматизма, до почти стопроцентной стабильности, я всегда, до самого последнего дня в большом спорте, подходила к брусьям, и сердце мое проваливалось в преисподнюю страха. Ватные ноги, головокружение, тошнотворная слабость. Мысль о побеге, о позорном побеге под улюлюканье, под свист зала всякий раз принимала вполне реальные очертания», — признавалась Корбут в своей книге «Жила-была девочка».

Парадоксально, но в Мюнхене «петля» не принесла Корбут «золота». В многоборье она ошиблась, упала, заплакала – и эти слезы покорили мир. А уже в борьбе за медаль отдельно на брусьях Ольга стала второй. К этому добавились три золотые награды в других упражнениях — и через год перед Корбут расшаркивался президент США Никсон.

 

4 в 1

Чтобы завоевать четыре золотые олимпийские медали, Ольге Корбут помимо Мюнхена-72 понадобился еще и Монреаль-76. А вот Виталию Щербо хватило одного дня.

2 августа 1992 года в Барселоне на тот момент 20-летний гимнаст стал первым на брусьях, коне, кольцах и в опорном прыжке. Быть бы и пятому «золоту», но в вольных упражнениях гимнаст вылетел за ковер. Но и без этого Щербо стал обладателем уникального достижения в истории спорта.

Всего на той Олимпиаде он взял шесть золотых медалей. Через четыре года в Атланте добавились четыре «бронзы». Увы, еще через год Виталий сломал руку, упав с мотоцикла, и завершил карьеру.

 

Навеки серебряный

Благодаря спортивным рекордам Щербо попал в Книгу рекордов Гиннесса. Там же оказался и белорусский конькобежец Игорь Железовский. Триумф и трагедия — это о нем. Шестикратный чемпион мира так и не выиграл Олимпийские игры: «бронза» в 1988-м и «серебро» в 1994-м.

«В Hamar Olympic Hall великий конькобежец Игорь Железовский выиграл серебряную олимпийскую медаль на дистанции 1000 метров. Возможно, кто-то был огорчен. И даже наверняка был. И потом, прокручивая забег в памяти, ругал тот злополучный вираж, на котором Игоря вынесло в сторону и где были потеряны сотые, а возможно, и десятые доли секунды. Сам Железовский, уже стоя на пьедестале, пытался выглядеть уравновешенно-корректным: жал руку ошалевшему Дженсену, махал, как и положено по ритуалу, наградным букетом, терпеливо прослушал американский гимн. Но бесстыдная камера неожиданно выхватила крупно его глаза и миллионно растиражировала на весь мир грусть, грусть, грусть», — писала газета «Прессбол» 25 лет назад.

Игорь Железовский и так и не завоеванная им золотая медаль Лиллехаммера-94 из частной коллекции Владимира Потанина

Медаль Железовского стала первой в истории вступления белорусских олимпийцев самостоятельной командой. Но ему самому от этого было не легче.

 

Копать Сало — работа для гурманов

Этот момент можно пересматривать тысячи раз – но так и не понять, почему на бросок Владимира Копатя из средней зоны в четвертьфинале олимпийского хоккейного турнира Беларусь — Швеция в 2002-м в Солт-Лейк-Сити легендарный вратарь Томми Сало отреагировал столь неуклюже: в прыжке, головой. Шайба подпрыгнула и опустилась за спиной скандинава — в воротах.

4:3 — победа белорусской сборной. Которая по легендарности стоит в одном ряду с отборочным матчем футбольного чемпионата Европы-96 Беларусь — Голландия (1:0, если кто забыл, хотя это забыть невозможно).

«Ребята бились, зубами просто вгрызались в шайбу эту бедную. И я не знаю, от нее осталось там, наверное, пять копеек, всю обгрызли ее игроки наши», — сочно выскажется после матча голкипер команды-сенсации Андрей Мезин.

 

Разряд «Белой молнии»

Спринтерские дистанции в мировой легкой атлетике — традиционный конек темнокожих атлетов. Но нет правил без исключений. 25-летняя брестчанка Юлия Нестеренко стала таким исключением 15 лет назад на стометровке в Афинах. Во всех забегах она потратила меньше 11 секунд, а в полуфинале установила рекорд страны — 10,92.

21 августа 2004-го. Финал. Шестая дорожка. Нестеренко крестится — вроде готова. Но на лице почти ужас. Взгляд устремлен к финишу. Старт — и шестая позиция после первых трех секунд. К концу десятой Нестеренко «съедает» всех соперниц и почти повторяет свой рекорд — 10,93.

У «Белой молнии» разряд в Афинах оказался единственным. Горячие лучи славы «размыли» грозу авторитетов. Нестеренко ни в коем случае не зазналась. Просто внимания порой бывает слишком много... Говорили о неком допинге, благодаря которому свершилось чудо. Но через восемь лет была перепроверка афинских проб с помощью новых технологий — все чисто, извините-подвиньтесь.

 

В лапах Медведя

Столица Мексики Мехико находится на высоте более 2.200 метров над уровнем моря. С кислородом проблемы. Автор этих заметок в горы не ходил, но на озере Севан в Армении бывал. 1.900 м — когда поднимаешься по лестнице к древним памятникам, воздуха не хватает.

А в 1968-м сын белоцерковского лесника Александр Медведь боролся за олимпийское «золото» в вольной борьбе не только с соперниками, но и с больным сердцем, которое не терпит кислородного голодания. Вдобавок соперник — олимпийский чемпион Рима-1960 Вильфрид Дитрих по прозвищу «Кран из Шифферштадта» (городок в немецкой земле Рейнланд-Пфальц) — вывихнул Медведю большой палец на руке. Судья предложил нашему борцу медицинскую паузу, но тот отказался и вправил палец самостоятельно. А потом поборол травмированного психологически и физически (сослался на больную ногу) Дитриха по очкам.

Поражение оказалось для немца почетным в прямом смысле: через год ему присвоили звание почетного гражданина своего города. А трехкратный олимпийский чемпион Медведь в 2001 году был признан лучшим белорусским спортсменом ХХ века.

 

Пристегните ремни

Фристайлист-акробат Антон Кушнир — еще один украинец, озолотивший белорусский спорт. Он мог сделать это еще в 2010-м на Олимпиаде в Ванкувере, но во втором квалификационном прыжке приземление оказалось неудачным, лыжа отстегнулась — и прощай, финал.

Через четыре года в Сочи Кушнир, в межолимпийский цикл боровшийся с травмами, решился на самый сложный во фристайле прыжок — тройное сальто с пятью пируэтами, который готовил с тренером Николаем Козеко еще с 2009 года и на Олимпиаде исполнил впервые. 134,5 балла — столько прежде не получал никто.

Антон Кушнир и золотая медаль Олимпиады в Сочи из частной коллекции Владимира Потанина

В прошлом году в Пхенчхане Кушнир в финал не попал, и сейчас он нацеливается на Пекин-2022. К тому времени спортсмену будет уже 37. Или еще? Его землячке и коллеге по ремеслу Алле Цупер, тоже переехавшей в Беларусь, было почти 35, когда она стала первой на ОИ-2014.

 

НеМирный АзарТ

Пожалуй, самая необычная золотая олимпийская медаль белорусских спортсменов — в смешанном разряде теннисного турнира в Лондоне в 2012 году.

Первая ракетка мира в мужском парном разряде Максим Мирный и первая ракетка мира в женском одиночном разряде Виктория Азаренко вышли на финал против дуэта хозяев Энди Маррея и Лоры Робсон. За пару часов до этого Маррей выиграл «золото» в мужском одиночном разряде, а Азаренко накануне провела сразу три матча, в том числе победный «бронзовый» в соревнованиях одиночниц. Чтобы восстановиться, спортсменка полезла в ванну со льдом.

Первый сет остался за британцами — 6:2. Дальше пошло веселее: Азаренко, ранее не игравшая с обоими, разобралась, что к чему. Второй сет — 6:3, и впереди тай-брейк. Нервные качели закончились тремя матч-пойнтами белорусов. В последнем розыгрыше Макс подает на Маррея, тот отбивает на Азаренко, Виктория бьет на Робсон, и та посылает мяч в аут. 10:8. Вика на радостях высовывает язык. Жизнь удалась.

 

Четыре улыбки Фортуны

Там же, в Лондоне, состоялся олимпийский дебют белорусского футбола. Первый блин вышел не комом, но слегка подгорел: после победы над Новой Зеландией (1:0) случились поражения от Бразилии и Египта (по 1:3, причем первый мяч у арабов забила будущая звезда «Ливерпуля» Мохаммед Салах) – и в итоге невыход из предварительной группы. Были жаркие споры насчет состава: тренер Георгий Кондратьев лишь частично сдержал обещание повезти на ОИ тех, кто туда добывал путевку.

Но самым захватывающим был путь команды в Лондон. Фортуна подмигнула ей аж четыре раза. Сначала белорусская сборная заняла второе проходное место в своей отборочной группе молодежного чемпионата Европы-2011. В плей-офф квалификации соперником стала, на первый взгляд, непроходимая Италия. На выезде белорусская команда проиграла с некомфортным счетом 0:2. Но дома, в Борисове, свершилось чудо в виде голов Владимира Юрченко уже на 4-й и 5-й минутах. Соперники доигрались до дополнительного времени, на 6-й минуте которого Олег Веретило вывел хозяев в финальный турнир. Это был октябрь 2010-го.

Летом 2011-го в Дании свершились чудеса №3 и №4. В групповом турнире ЧЕ сразу три команды — Беларусь, Исландия и Дания — набрали не только одинаковое количество очков, но и забили и пропустили одинаковое количество мячей. Благодаря лучшим дополнительным показателям путевку в полуфинал получила команда Кондратьева. Там она ожидаемо проиграла испанцам, хотя лишь в дополнительное время (1:3), а в матче за третье место, дававшее путевку на Олимпиаду, победила чехов. Счастливое мгновение наступило «на флажке» — на 88-й минуте после удара Егора Филипенко.

«Наверное, мы только завтра поймем, чего добились», — скажет потом Филипенко.

Да, собственно, и сейчас трудно понять, как это у них получилось. Действительно, все решают секунды. О которых и вправду не стоит думать свысока.

 

Медали с памятных для белорусов Олимпиад, а также награды других Игр можно увидеть в Минске до 14 июля на выставке в здании минской городской Ратуши (площадь Свободы, 2). Здесь представлена крупнейшая частная коллекция олимпийских наград, которой владеет российский предприниматель, общественный деятель и филантроп, основатель Группы Интеррос Владимир Потанин.