Татьяна Новикова. ПОЛЕМИКА. Атомный газлайтинг

Татьяна НОВИКОВА

Татьяна НОВИКОВА

Родилась в Минске. Окончила БГУ. С 1993 по 2000 – внештатный обозреватель газет «Белорусский рынок», «Навiны», «Наша свабода», «Хроника» по таким темам как международные рынки, экология, культура. С 1992 года – участник ряда проектов общественных организаций Беларуси и стран Европы в области экологии и защиты окружающей среды. С 1994 по 1998 – главный редактор журнала экологических знаний «Белорусский климат». С 2007 года – экозащитница, участница Белорусской антиядерной кампании, общественных кампаний в защиту деревьев и природного достояния. С 2007 года – член экологического товарищества «Зеленая сеть», с 2009 – Общественного Объединения «Экодом». С 2007 по 2009 – автор проекта и редактор «Белорусского зеленого портала». С 2009 – публицист, внештатный корреспондент БелаПАН, специализирующаяся на вопросах экологии и охраны окружающей среды.

Газла́йтинг (от названия пьесы Gaslight британского драматурга Патрика Гамильтона) — форма психологического насилия, главная задача которого — заставить человека сомневаться в адекватности своего восприятия окружающей действительности.

О газлайтинге много говорят как об инструменте преимущественно бытового, межличностного психологического насилия. Хотя в современном обществе на насилии основано очень многое — само государственное устройство где бы то ни было включает в себя развитые инструменты и даже институты насилия. В случае же Беларуси вертикали исполнительной власти имманентно принуждение.

В ситуации власть-гражданин тоже уместно говорить о газлайтинге. Такой газлайтинг принято называть пропагандой, в то время как это только ее часть, ее прием, заставляющий человека усомниться в здравом смысле и логике и принять навязываемую позицию как свою собственную.

Жертвы госгазлайтинга находят такие же оправдания своим нелогичным действиям и словам, как и жертвы домашнего насилия.

Властный газлайтинг успешно прививает гражданину ощущение того, что:

- все ключевые жизненные вопросы нужно полностью делегировать государству и его специалистам и перестать подвергать критике принятые сверху решения;

- власть знает, что делает;

- государство, у которого все под контролем, во всем разобралось и всё сделало правильно;

- у нас есть недруги, которым на руку критика государства со стороны граждан и их борьба за свои права.

В ситуации газлайтинга большое значение имеет демонстрация силы. Это прививает гражданам стойкое ощущение бессилия, вынуждая принимать оправдания своему бездействию, спущенные сверху.

И теперь о главном. О том, что фактически все белорусы как жертвы газлайтинга прошли через отрицание проблем, и не единожды. Это было после Чернобыля, когда на смену гласности пришла пора тотального игнорирования темы.

Жертвы советской пропаганды после непродолжительного перестроечного бодрствования опять впали в спячку, в тотальный игнор «а что мы можем сделать?», как только у Беларуси вновь появилась «сильная власть».

Обществу в какой-то момент стала не нужна правда, которую еще в 90-е о Чернобыле говорили очевидцы, ученые и общественные деятели, тогда еще живые: Ходыко, Грушевой, Никитченко, Нестеренко, Яблоков, Белоокая и многие другие. И это дало новой власти возможность убедить социум в том, что последствия Чернобыля якобы преодолены.

Пройдя эту фазу, можно было приступать к следующей — строительству АЭС в Беларуси и убеждению граждан в том, что она самая безопасная и самая современная — у нас, в стране не столь промышленно развитой и богатой.

За десять лет строительства БелАЭС граждане научились закрывать глаза и верить в нонсенс. И это несмотря на рост стоимости станции с 2 до 11 млрд долларов, без учета расходов на обращение с отработавшим ядерным топливом, на происшествия на стройке и сам ее ход, демонстрирующий явно не самую лучшую практику.

Газлайтинг на высочайшем уровне убедил не только граждан, но и отдельных активистов в невозможном, в том, что

- с появлением АЭС энергетическая зависимость от России якобы уменьшится (в то время как она только многократно усилится);

- АЭС экологически якобы безопасны, а Чернобыль и Фукусима — это было давно и неправда;

- технологии якобы ушли настолько вперед, что сейчас все под высочайшим контролем;

- факты про гибель людей на строительстве БелАЭС, про повреждения корпусов реактора, про начало строительства в отсутствие проекта, про нарушения, признанные на уровне конвенций ЕЭК ООН — это «политика», а не печальная реальность;

- международные эксперты якобы высоко оценивают Белорусскую АЭС (в то время как на самом деле стресс-тесты показали проблемы с безопасностью российского проекта);

- как будто Гудогайского землетрясения никогда не было, как и активного разлома, на котором стоит БелАЭС;

- Литва якобы будет покупать электроэнергию Белорусской АЭС в обход принятых там законов;

- якобы Россия заберет к себе ОЯТ Белорусской АЭС навсегда (несмотря на то, что ее закон это запрещает делать, так называемая переработка платная и на нее нет денег в бюджете, а мощностей для хранения ОЯТ Белорусской АЭС в России нет);

- решение о строительстве АЭС вообще не должны принимать граждане, так как они некомпетентны;

- детям якобы можно купить таблетки йода, и тогда с детьми всё будет хорошо, а АЭС как будто бы позволит закрыть нам угольную электростанцию (которой у нас нет).

Какова же выгода этого газлайтинга для самой власти? Воля граждан парализована, они уже верят в немыслимое, но что дальше?

Проект скоро хлопнет дверцей мышеловки, и в ситуации жертвы окажется сама «сильная власть». Теперь на коленях нужно будет ползать не только из-за нефти, но и из-за свежего топлива для АЭС, из-за нештатных ситуаций и проблем с ее небезопасным и непроверенным на практике проектом, из-за ОЯТ, для которого нет даже площадки сухого пристанционного хранения.

И теперь, когда список, с которым надо ехать в Кремль в декабре, существенно пополнится еще и этими многослойными проблемами, у Кремля появится еще больше оснований требовать углубленной интеграции.

Вероятно, мы имеем дело со ступенчатой системой принуждения, механически передаваемой по всей иерархической лестнице. Меня утешает только мысль о том, что осознание ситуации позволит вменяемым субъектам разорвать этот круг обмана и самообмана, и это будет первый шаг к освобождению, к укреплению своих границ, личных и национальных.

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».