Как Лукашенко добиться, чтобы перед ним снял шляпу Запад?

Может, просто провести нормальные выборы?

Сегодня Александр Лукашенко обратился с заковыристой просьбой к уезжающему послу Великобритании.

«У вас прекрасные отношения с США. Я хотел бы, чтобы эти отношения каким-то образом были проецированы и на Беларусь. Думаю, вы сможете нам в этом помочь», — сказал президент отработавшей здесь три с половиной года Фионне Гибб.

Фото пресс-службы президента Беларуси

 

Трамп в колее Буша

Во-первых, в этой просьбе (если она — не сугубо пустой реверанс) сквозит наивное убеждение, что принципиальные, завязанные на систему ценностей вопросы отношений между странами можно решить как-то так — через знакомых.

Во-вторых, да уж, британским политикам, у которых крыша едет от Брекзита, только и забот, что уговаривать Вашингтон помягче относиться к бывшей «последней диктатуре Европы». Для тех, кто забыл: это клеймо припечатала в 2005 году именно американка — тогдашний госсекретарь США Кондолиза Райс.

И потом, белорусское руководство как-то не советовалось с Лондоном, когда в 2008 году, обидевшись на санкции, выбросило из страны посла США и бо́льшую часть миссии.

Последствия того скандала стороны расхлебывают по сей день. В лучшем случае, судя по сегодняшнему заявлению временного поверенного в делах США Дженифер Мур, новый посол этой страны может появиться в Минске лишь в следующем году.

Санкции же против официального Минска Штаты ввели в свое время за преследование оппозиции, нарушения прав и свобод граждан. Этапным в этом плане стал «Акт о демократии в Беларуси», подписанный в 2004 году тогдашним президентом США Джорджем Бушем.

Нынешний президент Дональд Трамп, по сути, находится в колее прежних решений американских властей. Два месяца назад он продлил на год санкции против Лукашенко и некоторых чиновников, как это делается практически на автомате аж с 2006 года.

Последнее продление было мотивировано так: «Действия и политика некоторых членов правительства Беларуси и других лиц, направленные на подрыв демократических процессов в Беларуси, нарушения прав человека, политические репрессии и коррупция продолжают представлять угрозу национальной безопасности и внешней политике США».

 

Когда от демократии тошнит

Ну, то, что Минск так уж угрожает безопасности колоссальной сверхдержавы, — пожалуй, гипербола. Однако факт то, что демократии в Беларуси по-прежнему кот наплакал, с правами человека неважно. Потому у американских властей, похоже, нет даже формального повода целиком отменить санкции.

При этом Вашингтон с 2015 года раз за разом замораживает санкции против белорусских предприятий. Тогда смягчило позицию освобождение Николая Статкевича и еще нескольких человек из западного списка политзаключенных. Заметьте: Штаты оценили этот жест Лукашенко без всякой подсказки из Лондона или других столиц.

Логика подсказывает, что и теперь мяч на стороне белорусского руководства. Не надо бить челом госпоже Гибб, просто проведите грядущие выборы парламента и президента так, чтобы Запад ахнул от разгула демократии.

Однако Лукашенко признался некогда, что его от предвыборной демократии аж тошнит. А 30 июля в разговоре с главой Центризбиркома Лидией Ермошиной президент дал вертикали понять, что особо усердствовать перед Западом не стоит: «Я не думаю, что нам надо перед кем-то прогибаться и кого-то тащить в страну, приглашать на одни и вторые выборы. Но надо четко дать сигнал: кто хочет — приезжайте… Нам сегодня нет необходимости (на имидж надо работать всегда) уж слишком подпрыгивать и себя показывать».

Знаковой была и ремарка, что на выборах «порядок и стабильность лежат в основе». Этот месседж подчиненные прочтут однозначно: никаких вольностей, никаких послаблений «пятой колонне».

 

А слабо́ отменить смертную казнь?

Сегодня же председатель Палаты представителей Владимир Андрейченко заявил главе представительства Евросоюза Андреа Викторин, чья миссия в Беларуси тоже завершается: «Не надо нас особо поджимать и торопить по вопросу смертной казни, со временем мы выйдем на определенные решения».

Но этой вязкой риторической кашей Минск кормит Европу уже который год. При том что отмена смертной казни или хотя бы мораторий на нее могли бы действительно резко изменить отношение европейского политического бомонда к белорусскому режиму.

Депутаты, конечно, здесь ничего не решают. Они кормят европейских визави кашей обещаний, прекрасно зная, что на отмену смертной казни не настроен главный начальник.

Самое интересное, что такой шаг, в отличие от свободных выборов, не угрожает устоям режима. Но здесь, кроме желания получить за эту уступку какой-то феноменально большой куш (а его никто не предлагает), огромную роль, как предполагают аналитики, играет чисто психологический момент.

Право лишать человека жизни ставит президента на одну доску со всемогущим средневековым монархом. И отсечь такую весомую в плане личного самоощущения привилегию, наверное, почти немыслимо.

 

Никакая Фионна Гибб тут не поможет

А вообще никто и сейчас не мешает развивать и с США, и с Европой экономические отношения. Но избалованным американцам Беларусь мало что может предложить (исключение — ИТ-услуги). А торговля со странами Евросоюза за январь — июнь 2019 года упала на 11,3%.

На встрече с госпожой Гибб Лукашенко признался: «Наш экспорт и товарооборот во многом зависят от поставки нефтепродуктов. И как только случились на нефтепроводе Дружба беда и проблемы с грязной нефтью, у нас немножко просел товарооборот. Поэтому нам нужна диверсификация».

Да, она нужна, но это вопрос не к британскому послу. Это вопрос к самому белорусскому руководству: почему не начинаются нормальные структурные реформы, чтобы экономика ослабила зависимость от России и нарастила конкурентоспособность?

Вдобавок списывать проблемы экспорта только на грязную нефть — лукавство. За этот косяк Россия как-нибудь расплатится (процесс уже пошел). А вот налоговый маневр в российской нефтянке может в принципе угробить (или, по крайней мере, сильно подкосить) белорусскую нефтепереработку, которая много лет была курицей, несущей золотые яйца. Так что и с этой точки зрения нужно развивать (а где-то и создавать с нуля) новую экономику.

Однако экономические реформы страшат верхушку режима тем, что могут расшатать систему власти. Тем более опасными кажутся политические преобразования.

А без этого не будет и прорыва в отношениях с Западом. Не говоря уж о том, что такой прорыв, мягко говоря, не понравился бы Кремлю, с которым Минск настолько заигрался в интеграцию, что теперь лапа в медвежьем капкане.

Короче, белорусское руководство заскорузлостью режима и однобокой ориентацией на Москву само загнало себя в порочный круг. И никакая Фионна Гибб тут не поможет.