Полоцкий князь Изяслав может остаться без шлема

Ученые пока не могут подтвердить принадлежность найденного под Бобруйском шлема.

На сегодня нельзя сказать, действительно ли шлем, найденный в апреле нынешнего года под Бобруйском, принадлежит полоцкому князю Изяславу, сообщила 14 августа на пресс-конференции в Минске заведующая центром археологии и древней истории Беларуси Института истории Национальной академии наук (НАН) Ольга Левко.

Фото bobrlife.by

«Конечно, это очень интересная находка и уникальный артефакт с точки зрения его исторической и художественной ценности», — заявила она. Археолог подтвердила, что находка действительно может датироваться концом Х — началом ХI века и принадлежала человеку высокого статуса.

О том, что найденный шлем мог принадлежать полоцкому князю Изяславу, ранее говорил депутат Палаты представителей историк Игорь Марзалюк.

«Это круче, чем шапка Мономаха. Ведь шапка Мономаха, которая хранится в России, это шапка хана-узбека, подаренная одному из московских князей. Это XV век. А у нас конец X-начало XI. Вот и всё», — отмечал Марзалюк в комментарии «Спутнику».

Комментируя вероятность того, что шлем может принадлежать князю Изяславу, сыну киевского князя Владимира Святославовича и полоцкой княжны Рогнеды, Левко отметила:

«У нас не хватит пальцев на руках перечесть имена всех князей полоцкой земли, которым мы будем все поселения или артефакты приписывать. Каждый князь заслуживает уважения, и его имя нужно упоминать только в том случае, если он действительно причастен к событию или предмету. У нас же нет никаких доказательств идентификации этого шлема как принадлежащего князю Изяславу, кроме того, что они принадлежат одной эпохе. Проще всего связать артефакт с каким-нибудь звучным именем».

По словам археолога, князь Изяслав был не воином, а книжником, очень верующим человеком. Не нужно «забегать вперед и выдавать желаемое за действительное», считает Левко.

«Мы должны гордиться такими уникальными находками на нашей земле, но очень аккуратно их подавать публике, — подчеркнула она. — Никаких инициалов, печатей, символов на шлеме нет, чтобы мы могли с кем-то их соединить. Кроме того, здесь нужно отработать географический вопрос: где был найден шлем, кому в то время могли принадлежать эти территории, могло ли там быть какое-то важное военное событие, привлекшее на место представителя знати».

От сенсации до установления исторического факта пролегает долгий путь, отметила ученая. «Археология — это очень серьезная и кропотливая наука, где, чтобы не промахнуться, нужно долго и скрупулезно исследовать все находки», — отметила археолог.

Левко привела в пример случай с одним деревянным артефактом, который в реке Дрисса в Россонском районе Витебской области в августе 2011 года нашли дайверы.

«Это был деревянный идол якобы Х века. С этим идолом нам морочили голову год: что мы с ним делаем, в каких условиях его содержим, не загубили ли его. Целый год с ним провозились ученые, чтобы, дождавшись результатов дендроанализов, выяснить — эта находка никакая не сенсация. Экспертизы, проведенные в Беларуси, Украине, Польше, Германии, показали, что эта коряга 1990 года рождения. Какой-то мастер ее создал, что-то не понравилось, выбросил, она попала в реку, где ее выловили дайверы и объявили сенсационной находкой», — рассказала археолог.