Обещали закрыть дело и включили лифт. Что изменилось после письма президенту

Две недели жил в ожидании суда житель Фаниполя Дмитрий Щеглов. Он собрал более 400 подписей под письмом президенту о местных проблемах, а на него составили милицейский протокол. Теперь же милиция дала делу обратный ход.

Дмитрий Щеглов. Фото из соцсети

 

«Он еще сказал, что я делал благое дело»

Дмитрий Щеглов отправил письмо о неудовлетворительном состоянии объектов ЖКХ в Фаниполе в Администрацию президента, Комитет госконтроля, прокуратуру Минской области и другие государственные инстанции 12 августа.

А 8 августа на него составили протокол, потому что часть подписей он собирал возле местного магазина – участковый милиционер усмотрел в этом нарушение закона о массовых мероприятиях: мол, его проведение не было согласовано с местными властями. Щеглов протокол подписал, отметив, что с его содержанием не согласен.

Но две недели спустя его вызвали в Дзержинский ОВД (к нему относится Фаниполь) и сообщили, что дело закрывается:

«Меня вызывали в ОВД по телефону. Исполняющий обязанности руководителя ОВД, который, как мне говорили, и давал распоряжение участковому составить протокол, сказал, что после соблюдения некоторых формальностей дело закроют. Формальности, как я понял, — написать на бумаге так, чтобы причины, по которым составили протокол, сделать основанием для того, чтобы не давать делу ход. Он еще сказал, что я делал благое дело».

Для Щеглова такой поворот дела не стал неожиданностью: он уже знал, что «милицейскому начальству сильно прилетело в Минске» то ли во время, то ли после разгромного совещания у президента 20 августа.

 

Дорогу заасфальтировали!

По сути обращения жителей Фаниполя тоже начались подвижки. Комитет госконтроля и Министерство транспорта и коммуникаций написали ему, что обращение перенаправлено в Минский областной комитет и местный ЖКХ. Администрация президента не ответила – значит, разбираются, говорит Щеглов.

Главная новость — вдруг закончился почти шестимесячный ремонт на улицах Комсомольской и Зеленой, о котором среди прочего было написано в обращении жителей Фаниполя.

«Город разблокирован. Правда, светофоры не работают, но это мелочи. Главное, улицы в центре заасфальтировали. А еще газоны постригли», — сказал Щеглов в комментарии для Naviny.by.

Жизнь самого Щеглова изменилась в лучшую сторону еще и потому, что в доме №5 по улице Брестской, куда он заселился в октябре 2018 года, впервые начал работать лифт: «Наш дом возводил застройщик «Монолит Групп», переименованный теперь в «ЖилРусСтрой». ЖКХ после сдачи дома насчитали целых 11 недоработок, поэтому там отказались брать дом на баланс. Вот лифт и не работал. Мы на восьмой этаж заселялись без лифта. Так что у нас в доме обычное дело, когда люди друг друга просят помочь занести наверх диван или что-то в этом роде».

Остальные проблемы, на которые жалуются жители Фаниполя, еще предстоит решить. Например, дороги находятся в плачевном состоянии, ямы и выбоины можно найти практически во всех частях города. Люди жалуются на то, что крайне редко убирают улицы, а вышки сотовой связи появляются вблизи детских площадок. Зимой в городе отключали отопление в домах в 15-градусный мороз – включали его обратно только после обращения в Администрацию президента.

 

Проблема – системная

За Дмитрия Щеглова, конечно, можно порадоваться, но вся эта история показывает: проблема с мирными собраниями в Беларуси имеет системный характер.

«Закон “О массовых мероприятиях” чрезмерно расширяет понятие “массовые мероприятия” и вообще не содержит понятия “мирные собрания”, что не соответствует международным обязательствам Беларуси в сфере соблюдения свободы мирных собраний и выражения мнений, – считает юрист незарегистрированного правозащитного центра «Вясна» Павел Сапелко. – Широкая трактовка понятия “массовые мероприятия” дает правоохранителям возможность трактовать некоторые виды общественной активности как подпадающие под действия закона».

Но главная проблема даже не в этом – государство не предпринимает мер, чтобы в стране действовала презумпция в пользу мирных собраний, говорит Сапелко:

«В демократическом государстве выгоднее сказать, что скопление людей — это мирное собрание. И это будет означать защиту. Если сочтут, что организатору и участникам что-то угрожает, выставят милицию для их охраны; если будут проблемы с дорожным движением, примут меры для урегулирования проблемы».

Правозащитник особо отметил, что существующее законодательство создает условия, при которых люди не могут проводить мирные собрания и выражать свое отношение к власти. Ведь для того, чтобы собраться и выразить свое мнение по поводу работы чиновников, люди должны именно у этих чиновников попросить на это разрешение. А это явный конфликт интересов.