Оранжевый уровень. Почему можно получить в табло по подозрению, что ты гей

Резонансное преступление вышло далеко за пределы сводки происшествий: одни против ненависти, другие за молчание, а власть ждет развязки.

Незнакомец избил незнакомца из-за ненависти к гомосексуалам, причем жертва таковым не является. История повторяется: пять лет тому гомофоб избил мужчину, тот умер. Новая жертва в больнице, угрозы жизни нет, но состояние непростое. Как и состояние безопасности в нашей социальной среде обитания: уровень ненависти и непринятия других вселяет в душу страх.

Фото DOTYK

Нападки на солидарность с жертвой гомофобии Колей Купричем — это борьба между обществом свободы и обществом страха. Борьба идет во всех доступных форматах. От того, кто победит в этой борьбе, зависит, как скоро мы двинемся в сторону задекларированной белорусской толерантности и свободы.

Naviny.by тоже следят за развитием событий: предлагаем вместе рассмотреть карту военных действий.

 

Без объявления войны

XXI век. Центр Европы, Минск, улица Октябрьская.

Теплой августовской субботней ночкой на тусовочной улице Октябрьской к театральному режиссеру Николаю Купричу подходит незнакомец. Место людное, рядом Колины товарищи. Незнакомец — с девушкой.

Без тени злости худощавый высокий парень лет двадцати трех поинтересовался у Коли, не пидор ли он. Коля не хотел отвечать на странный личный вопрос от незнакомца. Парень не отставал и всё спрашивал: так пидор или нет. Куприч в конце концов сказал: «Ну, хорошо, пусть я буду пидором. И что дальше?»

Вопрос исчерпан. Куприч, уходя, успевает сделать пару шагов — и получает удар сзади в висок. Падает на колени, теряет сознание, валится лицом на асфальт — черной дырой расползается лужа крови.

Агрессор успел напасть еще на двоих из компании Коли. Девушка нападавшего просила не вызывать милицию: «Он хороший человек!»

Вызвали скорую. Обратились в милицию.

Сейчас Коля в больнице. Сотрясение мозга, сломан нос. Остальные пострадавшие получили менее серьезные травмы. А органы устанавливают личность хорошего человека.

 

Как покалечили Куприча?

Пострадавший Николай Куприч рассказал в интервью Naviny.by, какой персональный вред причинила ему ненависть нападавшего.

Николай до нападения и после него.

«Я плохо себя чувствую. Я страшный, сломан нос. Из-за сотрясения мозга пережил эпилептический приступ. Постоянно на лекарствах: обезболивание, снотворные, против эпилепсии таблетки. Только спустя пару дней после нападения врачи разрешили мне сидеть. Недавно разрешили гулять по двору больницы. Надеваю на прогулку черные очки, чтобы не пугать людей своим лицом. На две недели я выпал из своей жизни», — рассказал пострадавший.

Плюс есть риск, что черепно-мозговая травма негативно отразится на работоспособности режиссера театра.

Придя в себя, Куприч объяснил, почему не хотел говорить агрессору, что его сексуальная ориентация гетеро, то есть ему нравятся девушки (простите, если кого оскорбили излишним пояснением). Режиссер Свободного театра 30-летний Коля Куприч исходил из того, что по международному праву, национальным законам и общечеловеческой морали никто не должен подвергаться дискриминации ни по какому признаку.

 

«Мы тоже пидор!»

Пока милиция, СК, авторитетные лидеры мнений не то что не осуждают преступление, а классически отмалчиваются, волну солидарности с избитым Колей Купричем запустили граждане из общественной кампании «Дело Пи_», феминистического антидискриминационного проекта MAKEOUT, квир-проекта DOTYK.

Фото DOTYK

На зданиях тусовочной части Октябрьской расклеили плакаты с информацией о совершенном здесь преступлении, с объяснением причин (гомофобия и токсическая маскулинность), с описанием последствий («мы все в опасности, потому что мы все разные») с призывом высказываться каждому в поддержку равноправия («вместе мы сила»), чтобы «сделать нашу улицу и город лучше».

Параллельная акция солидарности идет в соцсетях. Люди публично выносят оценки преступлению, гомофобии, постят фотоотчеты об активностях. Поддерживают и спорят.

Солистка популярной белорусской группы Shuma Руся присоединилась к флешмобу против ненависти, написав про дремучесть и нетерпимость: «Я понимаю, что только мы сами можем что-то менять… Когда мы взрослые, мы можем сами давать себе любовь, как и другим».

Известные фотографы Kanaplev+Leydik — семейная пара Юля и Женя, высказались за разнообразие и против насилия, сделав фото в образах не своего пола.

«Мы не хотим, чтобы наши дети, наши друзья и мы сами оказались в подобной ситуации. Так что — ДА, МЫ ТОЖЕ ПИДОР! Каждый имеет право выбора с кем спать и как одеваться!» — добавили фотографы.

Что значит вот это «Да, я тоже пидор», для Naviny.by рассказал Андрей Завалей из «Дела Пи_». Слоган создан по принципу #jesuischarlie, который использовался в международной акции солидарности с жертвами нападения на редакцию французского сатирического журнала Charlie Hebdo.

«Пидор — это своеобразное обобщенное название для всех уязвимых социальных групп. Если не остановить волну ненависти против ЛГБТ, то на их место придет другая группа. Кучерявые, например. Мы все разные, у каждого найдется признак, по которому может начаться дискриминация. Важно вовремя поддержать социальную группу, которая несет на себе бремя ненависти, сказать, что мы как общество с этим не согласны. Поэтому люди пишут на плакатах и соцсетях “Да, я тоже пидор”», — сказал Андрей Завалей.

Это основной посыл, как сказал активист, но белорусы из-за страха быть неправильно понятыми чаще используют #ненавистьэтоненорма.

 

Война плакатов

Плакаты про солидарность с жертвой гомофобии на улице Октябрьской продержались один день. Их сорвали неравнодушные граждане. Более полусотни экземпляров.

В тот же вечер Андрей Завалей узнал, что его внесли в черный список клуба «Бурлеск», на здании которого тоже появился плакат. Это место пока что единственное в Минске, где проходят ЛГБТ-вечеринки.

Вина активистов в том, что они якобы подставили владельцев клуба: после каждой акции солидарности на вечеринки приходит ОМОН, ставит всех к стенке и устанавливает личности. Основная цель — показать людям «их место», держать их в страхе, чтобы не консолидировались для защиты своих прав.

Есть пример другого бизнеса: магазин сувениров «Вялікі дзякуй!» с улицы Октябрьской по своей инициативе распечатал и повесил на стенах своего здания плакаты про солидарность.

А 31 августа на Октябрьской появились листовки оппонентов с пропагандой «традиционных семейных ценностей» и, соответственно, с осуждением ЛГБТ.

Нам не удалось установить, кто стоит за этой акцией. Однако в осуждении гомосексуалов они не одиноки. Например, против «пропаганды гомосексуализма» выступил бывший политзаключенный, руководитель правозащитной организации «Нью платформ инновейшн» Андрей Бондаренко.

За последнее десятилетие это, пожалуй, происходит впервые, когда солидарность белорусских ЛГБТК+ и протест сталкиваются лбами на улицах столицы.

 

Скрытый масштаб

Когда ворона случайно попала в турбину двигателя самолета — это стечение обстоятельств. Другое дело, когда ворона для атаки выбирает самолет конкретной марки. В этом случае есть возможность что-то сделать для безопасности и профилактики.

Этой метафорой собеседник Naviny.by Андрей Завалей объясняет, почему крайне важно, чтобы следствие и суд грамотно квалифицировали преступления, совершаемые на почве ненависти. В Беларуси законодательством предусмотрена такая возможность.

«Важно реагировать на каждый случай. Такие преступления кажутся бессистемными: вроде бы это единичный случай. Но когда понимаешь скрытый масштаб, бывает уже поздно», — говорит Андрей Завалей.

Официальная белорусская статистика по преступлениям на почве ненависти ко всем соцгруппам говорит о единицах (!) таких инцидентов в год. В то же время, к примеру, в Великобритании полиция регистрирует сотни тысяч правонарушений этой категории.

При этом в Беларуси нетерпимость к гомосексуальности крайне высокая. По данным исследовательского центра ИПМ, на уровне 73% в обществе осуждают гомосексуализм, проституцию и расизм.

В Беларуси за 25 лет лишь одно преступление было признано совершенным на почве ненависти к ЛГБТ.

Напавший на Михаила Пищевского — мужчина был избит после вечеринки, получил тяжелые травмы и умер от них спустя полтора года — прямо говорил, что его агрессия связана с сексуальной ориентацией жертвы, подкарауленной у дверей гей-клуба. Но суд не принял во внимание этот мотив.

У нас стараются не разрушать статистикой иллюзию, о которой поется в гимне: «Мы, белорусы, мирные люди…».

 

Почему за ненависть надо наказывать жёстче

Есть серьезная разница между пьяной дракой и нападением на человека из мотива ненависти к его социальной группе. За такие преступления предусмотрено более суровое наказание. И вот почему.

Доктор Пол Игански, профессор криминологии и уголовного правосудия в Ланкастерском университете. Эксперт по вопросам виктимизации на почве ненависти и автор многочисленных научных работ о вреде, причиняемом преступлениями на почве ненависти.
Специально для Naviny.by поясняет эксперт по криминалистике профессор Пол Игански из британского университета Ланкастера.

«Жертва испытывает более серьезные последствия, чем физические травмы: люди чаще страдают от социально-эмоциональных и психологических расстройств, а также психосоматических травм. Это признано научным сообществом на международном уровне.

Это первое, почему преступник должен нести более тяжелое наказание.

Однако страдают не только жертвы. Преступления на почве ненависти могут распространять страх среди людей, которые разделяют социальную идентичность жертвы. И не только они.

Люди меняют свое поведение, чтобы избежать потенциальной виктимизации. В истории есть множество доказательств этому.

Более суровое наказание — это также месседж: дополнительно подчеркивается осуждение таких преступлений из-за вреда, который они могут нанести».

 

Кто нам создает среду для процветания ненависти

Путь от словесной ненависти к разбитой голове описал для Naviny.by Олег Рожков, руководитель правозащитной инициативы «J4T — Журналисты за толерантность».

Ответственность, хотя и не сразу замечаемая, за преступления на почве ненависти лежит на экс-министре внутренних дел Игоре Шуневиче, авторах и редакторах СМИ, распространяющих гомофобные статьи и публикации, судьях, которые неадекватно квалифицируют преступления на почве ненависти, считает экспертное сообщество.

Олег Рожков
«Между языком вражды и преступлениями на почве ненависти есть прямая зависимость, и в благоприятной среде эта связка особо сильна. В Беларуси среда для развития гомофобии благоприятная. В стране присутствует исторический негативный фон.

Он постоянно подогревается новыми вбросами со стороны некоторых лидеров мнений, религиозных организаций, гомофобно настроенными российскими СМИ и отдельными отечественными. Яркий пример — региональная газета Вечерний Могилев, над которой сейчас идет суд за разжигание ненависти по отношению к ЛГБТ+.

Таким способом в обществе создается облако социально одобренной ненависти к отдельной группе населения. Ситуация становится еще хуже, когда к разжиганию ненависти подключаются представители власти. Тут можно вспомнить гомофобные манифесты на сайте МВД и высказывания экс-министра внутренних дел Игоря Шуневича.

В этом случае у агрессора создается иллюзия, что его действия не только социально одобряемы, но еще и останутся безнаказанными.

Конечная точка, к которой может привести разжигание ненависти — геноцид отдельной группы населения. И если вы думаете, что геноцид невозможен в 21-м веке, то вспомните события в Чечне, где семьи убивают своих гомосексуальных детей».

 

Геи — сегодня. А завтра — кто?

Государственная машина могла бы закрыть возможности для созданий условий преступлениям на почве ненависти на раз-два-три. Но по причине других приоритетов власть почти не защищает дискриминируемые социальные группы.

В июне 2019 года прошли массовые задержания цыган милицией. Пока выяснялось, что ни один цыган не имеет отношения к смерти сотрудника Могилевского РОВД (официальная версия — суицид), многих противоправно избили, унизили, отняли личное время, здоровье и спокойствие. И эти действия совершили представители государства, в жестокости которых при исполнении служебных обязанностей можно рассмотреть и мотив ненависти. Администрация президента, правда, извинилась, но ущерб-то уже нанесен.

Геи с цыганами сегодня, завтра кто?

После нападения на гетеросексуала Куприча проблема безнаказанности социальной ненависти — это уже не проблема кого-то там, её жертвой может стать любой. И пока что есть риск, что государство не поможет.

У членов общества отличающихся друг от друга людей есть два варианта. Или в страхе встречи с агрессором начинать прятаться — рыжие пускай красятся, толстые худеют, а цыгане живут за высоким забором. Или перестать терпеть тупость дискриминации.