Для оппозиции выборы из борьбы за власть превратились в борьбу за выживание

В Беларуси оппозиция потеряла задачу представлять интересы избирателей еще в 1996 году.

На выборах в Палату представителей оппозиционные структуры рассчитывают использовать минимальные возможности электоральной процедуры для информационной работы. Но при этом не ставят целью бороться за депутатские мандаты, представлять интересы избирателей и уж тем более — завоевывать власть.

Оппозиция давно сошлась в том, что выборов в Беларуси нет — ни в плане реальной конкурентной борьбы, ни в плане честного подсчета голосов избирателей. Однако основной смысл существования политических партий — это быть избирательной машиной.

Поэтому лидерам оппозиции все труднее находить выход из ситуации, когда и их отказ от участия в кампании позволяет правящему режиму без проблем «согласовывать» с избирателями получение мандатов провластными кандидатами, и участие дает такой же результат. Правда, власти при этом вынуждены затрачивать усилия на формальное противостояние политическим оппонентам, которое, в свою очередь, делает более убедительными демократические декорации.

На недавнем заседании экспертного клуба центра исследований и прогнозов развития «Европейский диалог» политолог, эксперт аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич констатировал, что оппозиционные структуры больше не ставят перед собой реальные политические задачи:

«Если говорить совсем просто, то главный смысл участия оппозиции в этих выборах — выживание. Показать обществу, а может быть, и самим себе, что, мол, мы есть. И всё. Больше за рамками этой задачи в принципе никаких задач не ставится, что бы там ни говорили сами лидеры политических партий. Это не столько вина оппозиции, сколько ее беда».

Почти дословно такую цель кампании заявляют и некоторые партийные руководители.

Так, первый заместитель председателя Белорусской социал-демократической партии (Грамада) Алексей Сигаев там же прямо сказал: «Мы решили: идем на эту кампанию, чтобы заявить, что мы существуем, что существует альтернативная мысль, показать, что партии существуют».

 

В информационном пузыре

Неудачные попытки бойкота выборов в свое время показали, что белорусская оппозиция в принципе не имеет канала выхода на массовую аудиторию, не смогла пока предложить убедительного для нее лозунга.

В то же время гипотетическая неявка на выборы трети избирателей, которые по оптимистическим подсчетам относятся к протестному электорату, не может опрокинуть электоральный спектакль.

По данным Центризбиркома, на всех президентских выборах (кроме самых первых — 1994 года) явка колеблется от 84% до 93%, на выборах в Палату представителей — от 61% до 90%, местных выборах — от 73% до 80%. Цифры независимой социологии фиксировали меньшую, но тоже достаточно активную явку.

При этом практически все оппозиционные лидеры целью участия своей организации в электоральной кампании называют именно информационную работу с массовой аудиторией, пропаганду своих взглядов. Однако, судя по выбору лозунгов, речь идет не о направленной вовне работе, а — прав Карбалевич — желании убедить самих себя в собственном существовании.

Складывается впечатление, что даже предвыборная агитация на самом деле используется оппозиционными структурами без цели захватить внимание массовой аудитории, а лишь для того, чтобы работали «мускулы» организации, чтобы они не атрофировались за ненадобностью.

То есть делать пикеты и разносить листовки все еще нужно, но нет потребности, чтобы эти листовки действительно читали люди из-за пределов информационного пузыря оппозиции.

 

Проблема горящих глаз

Такой подход приводит к консервации оппозиционных структур, что может быть объяснимо в условиях сурового внутриполитического климата и пассивности масс. Но этот подход способен вызывать недовольство — особенно у новых членов, ожидавших реальной борьбы за преобразование общественных отношений хотя бы в среднесрочной перспективе.

Пока у таких людей горят глаза, они не готовы принимать борьбу понарошку. Впоследствии же они либо радикализируются, либо остывают и уходят из политической деятельности, либо остаются в оппозиционных структурах с согласием не подымать планку своих целей выше, чем заявления о наличии альтернативы. То есть «сидят в засаде», готовясь к политической борьбе на тот случай, если для нее откроется возможность.

Такой расклад не нов для авторитарных политических систем и в общем-то устраивает правящие режимы, за исключением одного «но»: раз за разом в политику приходят новые поколения с горящими глазами, и всегда есть вероятность, что их не успеют приручить, они не уйдут в удобные властям радикалы или оппортунисты, а наоборот, смогут переломить общественное мнение, а с ним и повестку дня страны.

Белорусские власти преуспели в своевременной прополке таких политических «сорняков», маргинализации и одновременно приручении структурированной оппозиции и теперь, чтобы не терять квалификации, активно следят за немногочисленными группами анархистов, подвергая репрессиям их активистов.

Но рано или поздно обещанная еще десятилетие назад Александром Лукашенко либерализация политической системы начнет реализовываться хотя бы в своей имитационной форме, и новое поколение горящих глаз может поверить, что это его шанс преобразовать общественные отношения в направлении «идеальной Беларуси».

Когда такая вера в возможность перемен переходит в уверенность, то ритуальные процедуры распределения депутатских мандатов наполняются политическим содержанием, а технические кандидаты-спойлеры волшебным образом становятся реальными участниками конкурентной борьбы.

Более того, уже избранные депутаты «спящих» парламентов просыпаются и приобретают политические амбиции — в 1994 году в такой ситуации депутату Верховного Совета Лукашенко удалось занять пост президента.

 

Вспомнить об электорате

В России в 2011 году вот такое поколение горящих глаз родило лозунг «Вы нас даже не представляете». Это было обращение к власти со стороны либеральной оппозиции, протестовавшей против фальсификации результатов парламентских выборов.

В Беларуси же оппозиция потеряла задачу представлять интересы избирателей, все еще испытывая боль из-за своего исключения в 1996 году (после роспуска Верховного Совета по итогам референдума) из парламентской жизни и любого институциализированного влияния на механизм принятия важных государственных решений.

Понимание, что такая ситуация ненормальна, уже проявляется в оппозиционных кругах, по крайней мере проблема озвучивается. Так, на том же заседании сопредседатель оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия» (БХД) Виталий Рымашевский сказал, что во время проходящей парламентской кампании нужно говорить о том, «о чем ни власть, ни часто и оппозиционные политические силы не говорят — о представлении интересов людей».

На мажоритарных выборах при наличии реальной конкуренции повестка дня избирательной кампании опускается до локальных проблем округа и лишь отчасти открыта для сквозных для всех 110 округов национальных политических лозунгов.

Белорусская партия левых «Справедливый мир» вполне органично для себя будет выступать с социальной повесткой и инициативой за 7-часовой рабочий день и 35-часовую рабочую неделю.

Объединенная гражданская партия (ОГП) в который раз будет продвигать вечнозеленую (разработанную еще к президентским выборам 2010 года) программу «Миллион новых рабочих мест».

Сопредседатель общественного объединения «Говори правду» Андрей Дмитриев опубликовал в Facebook плакат с лозунгом «Добиваюсь единого стандарта и справедливости для всех», да и другие поддержанные организацией кандидаты, как заявил руководитель избирательного штаба «Говори правду» Сергей Возняк, пойдут к избирателям с посланием «Требуем справедливости».

Правоцентристы (ОГП, движение «За Свободу», БХД) намерены включить в послания своих кандидатов два пункта — защита независимости Беларуси и проведение свободных честных выборов по стандартам ОБСЕ. Еще одна их цель — подготовка плацдарма, рекрутирование волонтеров для участия в кампании президентских выборов 2020 года.

«Мы постоянно поднимаем важные темы, связанные с изменением избирательного законодательства, со свободой СМИ и другими важными вещами. Но мы будем поднимать и проблемы людей, которых власть никогда не слышит», — говорит Рымашевский.

Если бы оппозиционным структурам удалось преодолеть инерцию целеполагания «зимней спячки», то возвращение к реальной цели представлять интересы избирателей могло бы качественно изменить политический климат в Беларуси.