Британский посол Жаклин Перкинс: площадка для переговоров — важная роль Минска

У Беларуси и Великобритании появились новые возможности для развития отношений, считает глава британской дипмиссии.

Новый посол Великобритании в Беларуси Жаклин Перкинс приехала в Минск в конце августа. В интервью БелаПАН она рассказала о перспективах развития белорусско-британских отношений, своем отношении к проблемам смертной казни и гомофобии, ожиданиях от парламентских выборов в Беларуси.


Жаклин Перкинс. Карьерный дипломат, работала в посольствах Великобритании в ОАЭ, Египте, Бахрейне, Кувейте. Изучала русский язык в Кембриджском университете. Замужем, имеет двоих детей.

Назначение в Беларусь получила в июне 2019 года. В Минск прибыла 28 августа. С собой привезла двух своих собак — мальтийского шнауцера и бишона ши-тцу.

 

— Мне рассказывали, что в системе британского МИД объявляются вакансии на должности послов, и сотрудники сами решают, куда подать заявку. Почему вы выбрали именно нашу страну? Чем она вас привлекла?

— Да, у нас действительно такая система — нужно подавать заявки, поэтому есть возможность самостоятельно выбрать то место, где хотелось бы поработать. Много лет назад я изучала в университете русский язык, но когда пришла на работу в МИД, там решили, что мне надо выучить арабский язык. Я его выучила и потом двадцать лет работала на Ближнем Востоке, в частности в Абу-Даби, Египте, Бахрейне и Кувейте. Но мне всегда хотелось работать в вашем регионе, поэтому, увидев вакансию в Минске, подала заявку. Слава богу, все прошло успешно, и теперь я работаю в Беларуси.

— И какие ваши первые впечатления от Беларуси?

— Очень позитивные, потому что, по-моему, люди очень дружелюбны, красивый город. И приятный для собак, потому что здесь есть много парков. И мы встретили там много людей, у которых тоже есть собаки. Мне кажется, я буду очень счастлива здесь, в Беларуси, следующие три или четыре года.

— Что касается собак, то вы сломали многолетнюю традицию британских послов в Минске, у которых в резиденции обычно жили коты, и привезли с собой сразу двух собак. Как ваши питомцы сейчас, адаптировались к новым условиям?

— Они чувствуют себя очень хорошо. Первая собака — это Спарки, который с черными подпалинами, ему восемь лет. Он родился в Великобритании, потом жил вместе с нами в Кувейте, сейчас приехал сюда. Думаю, что он привык к переездам и адаптируется без проблем.

Нашего второго пса — Кесседи, который с рыжиной, — мы нашли на улице в Кувейте. У него была сломана лапа. Мы вылечили его и забрали с собой.

— Минск, кажется, не самый удобный город для содержания собак — мало специальных площадок для выгула, не пускают с собаками в заведения общепита, в магазины. Столкнулись вы уже с этими проблемами?

— У меня такого опыта не было. Как я сказала, здесь много парков, где можно гулять с собаками. Правда, в рестораны с ними нельзя, но в нашей семье мы предпочитаем и не брать их в рестораны, потому что они всегда клянчат еду. Так что, думаю, гораздо спокойней, если они остаются дома, когда мы идем в ресторан.

— Если перейти к теме отношений между Великобританией и Беларусью, как вы оцениваете их нынешнее состояния и какие видите перспективы для дальнейшего развития?

— Мне кажется, что они развиваются позитивно. После отмены санкций ЕС в 2016 году у нас появились возможности для развития двусторонних отношений с Беларусью. Мы смогли организовать двусторонние визиты на политическом, парламентском и торговом уровне. Например, заместитель министра иностранных дел сэр Алан Дункан, думаю, стал первым британским министром за последние 20 или даже 25 лет, который посетил Беларусь. Принц Майкл Кентский также приезжал сюда. Я встречалась с ним перед отъездом в Минск, он очень хочет вновь посетить Беларусь. Надеюсь, что за время моей работы здесь у нас получится организовать его визит.

Как вы знаете, Беларусь и Великобритания договорились начать торговый диалог, в рамках которого планируется обсуждать меры по активизации торгово-экономического сотрудничества. Я хочу всячески этому содействовать. До конца года планируется провести эту встречу. Не знаю пока точной даты.

— А новые визиты британских чиновников планируются в ближайшее время?

— В ближайшие месяцы нет, потому что в Лондоне сейчас очень напряженное время, есть много работы из-за Брексита. Политики и чиновники заняты этим вопросом, у них нет времени посещать другие страны. Но надеюсь, что в следующем году у нас состоятся визиты.

— А вы поддерживаете Брексит или за то, чтобы Великобритания осталась в ЕС?

— Не буду ничего говорить. (смеется) Хочу только отметить, что в Лондоне много работают над тем, чтобы достигнуть соглашения с Евросоюзом и выйти из ЕС 31 октября.

— Принимая 7 августа вашу предшественницу Фионну Гибб по случаю окончания ее дипмиссии, Александр Лукашенко сказал, что рассчитывает на поддержку Великобритании в развитии отношений Беларуси с США. Так случилось, что после этой встречи Минск дважды посетили высокопоставленные американские чиновники и было принято решение о восстановлении диппредставительства на уровне послов. Великобритания как-то содействовала этому?

— Конечно, мы очень рады улучшению отношений между Беларусью и США. Это очень позитивное событие. Нельзя сказать, что мы сыграли в этом какую-то роль, потому что это все же двусторонние отношения между Минском и Вашингтоном. Но мы это поддерживаем и если можем как-то помочь в дальнейшем, то готовы это сделать.

— На той же встрече глава государства попросил Фионну Гибб донести до британского руководства мысль о необходимости интенсифицировать отношения с Беларусью. По его словам, этому может способствовать членство Беларуси в ЕАЭС. Считает ли Британия перспективным сотрудничество с ЕАЭС?

— Мне кажется, что не стоит смешивать двусторонние отношения Великобритании с Беларусью и отношения с ЕАЭС. Но, конечно, если членство Беларуси в ЕАЭС предоставит возможности для британских компаний использовать Беларусь как площадку для входа на этот рынок, то это будет для них интересно. И мы поддержим такое сотрудничество.

— Есть мнение, что после Брексита у Лондона появится возможность принимать решения более свободно, без оглядки на Брюссель, что повлияет и на отношения Великобритании с другими странами. Так ли это? Насколько Брексит повлияет на сотрудничество наших стран?

— Великобритания хочет иметь хорошие отношения со всеми странами. Я думаю, что правительство Великобритании хочет усилить нашу роль в мире после Брексита, и для этого наше правительство разработало целую концепцию, которая называется Global Britain. Конечно, после Брексита мы хотим развивать сотрудничество с ЕС, сохранить хорошие отношения с Брюсселем, но одновременно у нас появится больше возможностей для развития отношения между Великобританией и другими странами, в том числе с Беларусью. Как британский посол в Беларуси, я надеюсь, что двусторонние отношения после Брексита улучшатся. Я буду много работать, чтобы достичь этой цели.

— Великобритания является третьим по величине торговым партнером Беларуси после России и Украины. Однако наш товарооборот сильно зависит от поставки нефтепродуктов, в связи с чем белорусские чиновники заявляли о необходимости диверсификации торговли. За счет чего можно этого добиться?

— По-моему, диверсификация — это всегда хорошо, и очень полезно иметь выбор. Например, Беларусь известна своей лесной и деревообрабатывающей промышленностью, поэтому было бы, по-моему, логично пытаться развивать сотрудничество по этим направлениям.

Еще сейчас в британском Ноттингеме проходит тестирование электрический автобус белорусского производства. Это тоже очень интересная сфера для сотрудничества, потому что сейчас борьба с изменениями климата — важный и острый вопрос. Электротранспорт — это один из вариантов сокращения выбросов в атмосферу. И я надеюсь, что у Беларуси и Великобритании получится реализовать этот проект. Когда я увидела фотографии этого автобуса в Ноттингеме, я была удивлена, что он белорусский. Не ожидала, что эта сфера развита в Беларуси. Очень позитивные у меня были впечатления.

— У Великобритании и России не самые теплые отношения в последние годы. Как вы оцениваете планы России и Беларуси по «углубленной интеграции»? Она не может помешать белорусско-британским отношениям?

— Конечно, мы с интересом следим за происходящим, но все же это вопрос отношений между Беларусью и Россией. Мы поддерживаем суверенитет Беларуси и считаем, что Беларусь не должна выбирать между Россией и Западом. Мы понимаем, что Беларуси нужны хорошие отношения с Россией, нужно развивать сотрудничество. Но одновременно Беларусь может развивать свои отношения и с Западом. Мы надеемся, что дальнейшая интеграция с Россией не будет проблемой для развития отношений Беларуси с Западом.

— В Беларуси сейчас проходит кампания по выборам в Палату представителей. Вы следите за ее ходом? Есть ли у Великобритании какие-то ожидания от этих выборов?

— В любой стране мы следим за выборами. Это очень важно, так как Великобритания поддерживает развитие демократии во всем мире. Разумеется, выборами в Беларуси мы также интересуемся. Конечно, мы всегда надеемся, что выборы пройдут в соответствии с демократическими стандартами, будут прозрачными и честными и будут действительно отражать выбор народа.

— В июле этого года Владимир Зеленский предлагал Владимиру Путину обсудить ситуацию на юго-востоке Украины в расширенном нормандском формате — с участием глав США и Великобритании, причем провести такую встречу в Минске. Как относится британская сторона к такому предложению?

— Мы поддерживаем любые усилия, направленные на разрешение конфликта в Украине. Это ужасный конфликт, который должен быть урегулирован как можно скорее. И мы очень ценим готовность Минска быть площадкой для мирных переговоров. Это очень важная роль Минска.

Что касается участия нашего премьер-министра во встрече в нормандском формате, то пока, насколько мне известно, таких планов нет.

— Последние несколько лет посольство Великобритании отмечало Международный день борьбы с гомофобией вывешиванием на своем фасаде радужного флага. Вам, конечно, известна резкая реакция на это представителей белорусской власти и, в частности, МВД. Вы намерены продолжать эту традицию?

— Пока еще не знаю. Я в Минске работаю только месяц, знакомлюсь с ситуацией. Но нужно сказать, что для меня лично и посольства Великобритании очень важен вопрос инклюзивности, то есть интеграции в общество всех групп. Поэтому когда мы вывешиваем радужный флаг, это означает, что мы выступаем за этот принцип инклюзивности в обществе во всем мире, а не только в Беларуси.

— Проблема гомофобии в Беларуси, как вам кажется, серьезна или не стоит к ней сильно привлекать внимание?

— Я думаю, что даже если уровень гомофобии в стране очень низкий, то это все еще остается проблемой, потому что любая фобия против какой-то группы людей — очень негативное явление. Я буду обсуждать этот вопрос и с вашим правительством, и с представителями уязвимых групп, и с гражданским обществом.

— Посольство Великобритании активно продвигает идею отмены смертной казни в Беларуси. Планируются ли какие-то мероприятия по этой теме в ближайшее время?

— Мы планируем продолжать эту работу, но хотим обсудить формат, потому что проведено уже много семинаров и конференций. Мы хотим активней работать по этой теме с гражданским обществом и в Великобритании, и в Беларуси, чтобы продвигать идею отмены смертной казни. Я лично надеюсь, что Беларусь введет мораторий на смертную казнь.

— Белорусские чиновники обычно по вопросу отмены смертной казни говорят, что народ на референдуме в 1996 году принял решение о сохранении этой меры наказания. Что вы можете возразить на такой аргумент?

— Я думаю, что по некоторым вопросам ответственность за их решение должно взять на себя правительство. Когда в Великобритании принималось решение об отмене смертной казни, общественное мнение не поддерживало эту идею. Если бы спрашивали граждан, то большинство британцев тогда проголосовали бы за смертную казнь. Сейчас, мне кажется, ситуация изменилась. Я считаю, что смертная казнь — это очень сложный вопрос, но правительство должно проявить политическую волю.

— Бывший премьер-министр Тереза Мэй, посещая Варшаву в декабре 2017 года, заявляла, что Великобритания финансово намерена поддерживать Польшу в ее борьбе против российской дезинформации и в частности окажет поддержку польскому телеканалу «Белсат». Насколько, по-вашему, проблема российской дезинформации актуальна сейчас? Поддерживает ли сегодня Лондон телеканал «Белсат» или еще какие-то СМИ, работающие на белорусскую аудиторию?

— По-моему, проблема дезинформации — это сейчас большая головная боль для всех, потому что сегодня существует множество каналов передачи информации, например, социальные сети. Очень просто распространять дезинформацию, а многие люди читают это, смотрят, слушают и думают, что это правдивая информация. Наш опыт с Солсбери, например, — это было опасное событие, на мой взгляд.

Что касается «Белсата», то я не знаю о каких-то конкретных планах. Мы поддерживаем свободу СМИ, свободу слова во всем мире и поэтому солидарны с любым медиа, которое придерживается этих принципов. О финансовой поддержке «Белсата» я точно не знаю. По крайней мере, посольство в Минске этого не делает. Может быть, что-то делается через Лондон напрямую.

— Как вы оцениваете сотрудничество Беларуси и Великобритании в гуманитарных сферах — образование, культура, наука, туризм? Есть тут над чем работать, что можно улучшить?

— Мне кажется, здесь у нас неплохо обстоят дела. Например, буквально месяц назад здесь, в посольстве, мы приветствовали новых участников нашей программы Chevening, которая дает возможность студентам из других стран поехать на учебу в Великобританию. В этом году так получилось, что все шесть наших стипендиатов в Беларуси — девушки.

Эта программа — хорошая возможность для студентов из разных стран учиться в Великобритании. Я считаю образование самым важным сотрудничеством между странами, потому что это помогает лучше понимать друг друга, что очень важно.

Число участников программы зависит от размера финансирования, которое мы получаем. Мы получили поддержку также от Белорусского народного банка для этой программы и очень им за это благодарны. Я буду каждый год просить у нашего правительства выделить больше средств на Chevening.

Ежегодно мы получаем разное количество заявок, но в среднем конкурс составляет около 15 человек на место. Тут еще важно объяснить, что число отобранных участников зависит также и от выбора ими университета. На Chevening нам выделяется фиксированная сумма для оплаты стоимости обучения. Количество отобранных участников зависит от того, какие программы они выбирают. Например, условная программа обучения в Оксфорде стоит дороже, чем в Университете Кардиффа. И если человек, который идет первым в списке, выбирает Оксфорд, то финансовые возможности для тех, кто идет за ним далее в списке, сокращаются. Поэтому, например, у нас два года назад было восемь стипендиатов, а в этом году — шесть.

Что касается культуры, то, например, в прошлую пятницу, 27 сентября, во Дворце Республики с концертом выступал Королевский симфонический оркестр из Лондона, который приехал в Беларусь на Фестиваль Башмета. Это был прекрасный вечер, большой зал был полон, оркестр получил овации. Музыканты были очень довольны и сожалели только о том, что приехали в Минск всего лишь на один день. Сказали, что хотят вернуться на больший срок. Надеюсь, это получится.

Еще мне кажется, что нужно активней привлекать сюда британских туристов. Не очень многие люди в Великобритании знают, что Беларусь — прекрасная страна с красивой природой, а Минск — прекрасный город. На прошлый выходных я ездила в Несвиж, мне очень понравился дворец, а еще мы смогли посмотреть на сусликов рядом с Несвижем, чего я совсем не ожидала увидеть в Беларуси.

— А как завлечь британских туристов, чтобы из всех стран они выбрали именно Беларусь?

— Может быть, стоит провести в Великобритании рекламную кампанию. Прежде, чем приехать в Минск, я год пробыла в Великобритании, и там я ничего не слышала о Беларуси, информацию о Беларуси нужно искать, ваша страна не на слуху. Большинство британцев не знают про туристические возможности в Беларуси.

— Упрощение визового режима привлекает туристов, и Беларусь сделала безвизовый въезд для граждан ЕС, в том числе Великобритании. Есть какие-то перспективы, что Лондон решит упростить визовый режим для белорусов?

— Сейчас таких планов нет. Наши власти сейчас активно работают над тем, какими будут отношения со странами ЕС после Брексита, в том числе и в том, что касается миграционных правил. Это большой вопрос, поэтому пока никто не думает о других странах в контексте визового режима. Так что в ближайшем будущем вряд ли визовые правила для белорусов изменятся.