Лукашенко очень хочет получить ракеты, которые «залетают в форточку»

Беларусь не рассчитывает на содействие России в области создания высокоточного ракетного оружия и ищет партнеров на стороне.

Александр Лукашенко за короткое время дважды заставил серьезно напрячься не только военных аналитиков, но и политическое руководство соседних с Беларусью государств.

Фото пресс-службы президента

23 сентября на встрече с председателем Государственного военно-промышленного комитета (Госкомвоенпрома) Романом Головченко официальный лидер заявил, что в Беларуси уже создана ракета средней дальности и в планах разработка еще более мощного оружия.

Напряжение немного разрядилось только через несколько часов, после того как пресс-секретарь главы государства Наталья Эйсмонт уточнила, о каких именно ракетах шла речь:

«Говоря о ракете средней дальности, имелась в виду не терминология, используемая в Договоре по ликвидации ракет средней и меньшей дальности и относящаяся к баллистическим и крылатым ракетам. Имелась в виду наша внутренняя классификация! И в частности, речь шла о новом боеприпасе к отечественной РСЗО «Полонез», применение которого увеличило дальнюю границу поражения с 200 до 300 км».

 

Украинский акцент

Все вздохнули с облегчением, но спокойствие длилось недолго. Уже 26 сентября на встрече с представителями ведущих украинских СМИ в Минске белорусский президент вновь затронул ракетную тему.

«Ракетостроение. У нас это важная тема. Мы сами уже начали строить новую ракету — открываю вам секрет, это, наверное, небольшой будет секрет, начали строить. У нас не хватает компетенции, опытных людей. Они есть у вас, и сегодня не везде они задействованы и востребованы», — заявил Лукашенко.

«Нам же не надо межконтинентальную ракету строить. Нам это не надо. Может быть, когда-то мы с украинцами и договоримся что-то там замутить. Но пока это в рамках всех тех договоренностей. Почему не обсудить этот проект и не дать специалистам еще раз поручение на проработку?» — задался вопросом белорусский лидер.

По его словам, предложение на этот счет было сделано еще во время президентства Петра Порошенко и в целом было встречено им благосклонно.

«Тогда мы могли вместе работать: ваши специалисты — наши возможности. Даже кредиты мы нашли. Это вам крайне выгодный был проект. И президент [Порошенко] мне сказал: очень выгодно, будем в этом направлении работать. Работы нет. А это миллиарды», — посетовал Лукашенко.

Но этот проект, как и ряд других белорусских инициатив в сфере военно-технического сотрудничества с Украиной, не был реализован. Но тут подставил плечо Китай. Сотрудничество с ним в области ракетостроения оказалось успешным, в результате и появилась система «Полонез».

Между тем Лукашенко, судя по всему, не собирается ставить крест и на сотрудничестве с украинским ВПК. На Форуме регионов Беларуси и Украины 4 октября в Житомире белорусский руководитель предложить своему коллеге Владимиру Зеленскому вернуться к совместным проектам в ракетостроении, которые не удалось осуществить при его предшественнике.

«Мы очень много сейчас работаем над развитием отрасли ракетостроения в Беларуси. У нас не было такого производства, а у вас оно есть. Мы очень заинтересованы, чтобы вы нам в этом помогли. Если вы поможете, мы свой проект реализуем, уже совместный, за полтора-два года. Если нет, то четыре-пять лет. И денег меньше надо будет»,сказал Лукашенко.

Как полагает ряд аналитиков, речь идет о создании высокоточных крылатых ракет (КР). Военно-политическое руководство Беларуси, похоже, желает стать, наряду с мировыми лидерами в области военной техники, обладателем вооружений, которые, по выражению Лукашенко, «залетают в форточку».

 

Между Киевом и Москвой

Надо сказать, что в экспертном сообществе разговоры на эту тему идут достаточно давно. Пять лет назад ряд интернет-ресурсов опубликовал информацию о том, что Минском прорабатывается вопрос создания собственной КР под рабочим наименованием «Аист».

Согласно данным украинских источников, в конце сентября 2014 года делегация ВПК Беларуси посетила оборонные предприятия в Киеве, Львове, Днепропетровске, Чернигове. Более всего гостей интересовали заводы и организации, связанные с производством ракет различных типов и их компонентов.

Особое внимание комментаторов привлекла встреча в Запорожье делегации Госкомвоенпрома Беларуси и представителей АО «Мотор Сич». Там рассматривался вопрос о развертывании на белорусской территории выпуска малоразмерных газотурбинных двигателей для КР и были достигнуты предварительные договоренности на этот счет.

C советских времен на моторостроительном предприятии в Запорожье (преемником которого является «Мотор Сич») выпускались турбореактивные двухконтурные двигатели (ТРДД) Р-95-300 для КР большой дальности Х-55.

«Мотор Сич» унаследовало конструкторскую документацию на ТРДД Р-95-300 и продолжало их производство по мере поступления российских заказов. Однако практически сразу после распада СССР президент России Борис Ельцин поставил задачу постепенного импортозамещения двигателей для стратегических КР. Ход событий был ускорен противостоянием между Россией и Украиной по поводу событий в Крыму и на Донбассе.

В результате «Мотор Сич» лишилось своего главного рынка. Так что предложения белорусов вроде бы оказались весьма кстати. Более того, украинцы могли бы помочь не только в производстве двигателей для КР, но и в создании самих ракет. С 1980 по 1987 год Х-55 выпускались на Харьковском авиазаводе. Поэтому велика вероятность, что там сохранилась необходимая конструкторско-технологическая документация.

Но белорусско-украинскому ракетному сотрудничеству не суждено было сбыться. Экспертами называется несколько причин.

По мнению одних, главная — в плачевном состоянии украинских предприятий, входящих в технологическую цепочку производства ракет. Другие ставят на первое место давление Москвы на Минск. В Кремле явно не желают способствовать программам вооружения Беларуси. Часть наблюдателей полагает, что и украинская сторона не горит желанием передавать важные технологии союзнику враждебной России.

Скорее всего, имеют место все три причины. И не суть важно, какая была решающей. Ясно одно: заручиться поддержкой Украины в реализации проекта КР «Аист» Лукашенко не удалось. На несколько лет упоминания о нем пропали со страниц СМИ. Однако похоже, что обострение военно-стратегической ситуации в Восточной Европе заставляет Минск вновь обратить внимание на КР.

 

Снова поможет Пекин?

При этом стоит учесть, что на КР воздушного базирования ограничения ДРСМД по дальности в 500 км не распространяются. И следовательно, многофункциональные самолеты Су-30СМ, которые Беларусь закупает у России, на вполне законных основаниях могут стать носителями дальнобойных боеприпасов.

Контракт на поставку первых четырех истребителей Су-30СМ был подписан в мае 2017 года. Заказчик в лице Минобороны Беларуси должен получить эти самолеты до конца 2019 года. Поставку же всех 12 боевых машин в соответствии с соглашением планируется произвести до конца 2020 года.

Авионика Су-30СМ создана по принципу открытой архитектуры, что упрощает интеграцию в состав его бортового радиоэлектронного оборудования новых аппаратных средств и расширение набора вооружения. При максимальной взлетной массе в 34,5 т самолет способен поднять 8 т боевой нагрузки.

И если в Беларуси, с чьей угодно помощью, будет создана собственная КР воздушного базирования, то военно-политическое руководство страны получит в свое распоряжение настоящий высокоточный боеприпас средней дальности.

Несмотря на всю сложность, эта задача не выглядит невыполнимой. Практически все элементы системы управления КР средней дальности могут быть разработаны и изготовлены предприятиями белорусского ВПК.

Проблемой, по мнению экспертов, является создание малогабаритного газотурбинного двигателя. Ничего подобного белорусские заводы никогда не выпускали. Так что без помощи со стороны не обойтись. И вряд ли, несмотря на оптимизм Лукашенко, она придет с Украины. Скорее всего в роли технологического донора вновь выступит Китай.

А в качестве прототипа, скорее всего, будет использована КР CJ-10. Эта ракета (ChangJiang-10, или Long Sword — «Длинный меч») принадлежит к первому поколению китайских крылатых ракет большой дальности и по классу аналогична российским Х-55, «Гранат» и американской AGM-86.

Относительно происхождения CJ-10 есть две версии. Первая гласит, что в свое время в распоряжении Китая оказались как советские Х-55, полученные с Украины, так и «Томагавки», попавшие из Пакистана. На основе их конструкций и были созданы CJ-10 (и их версии CJ-10A, CJ-10К и DH-10), которые могут применяться с мобильных грунтовых и корабельных пусковых установок, а также с воздушных носителей.

Согласно второй версии, CJ-10 была разработана на базе украинской КР «Коршун», прототипом которой является все та же советская Х-55.

Так или иначе, для Минска важно то, что Пекин, как мы видели в случае с «Полонезом», от роли донора военных технологий не отказывается.