Москва прижала. Минск будет договариваться с «проклятыми буржуинами»

Переступит ли Лукашенко через себя, чтобы дать отмашку на реформы?

Отказ Москвы компенсировать Минску последствия налогового маневра в своей нефтянке пробивает в белорусских финансах ощутимую дыру. Эти потери Минфин Беларуси оценивает в 800 млн долларов суммарно за нынешний и будущий год.

Такую цифру назвал журналистам 10 октября в Палате представителей руководитель министерства Максим Ермолович. Насчет переговоров с Москвой о компенсации он выразился туманно: «Мы пока в процессе».

Также министр поведал, что уже на следующей неделе Беларусь хочет начать переговоры о новой программе с МВФ — «именно в целях поддержки структурных изменений».

 

Россия посадила на голодный паек

Отметим осторожное словечко «изменения». Чиновники прибегают к эзоповой речи, потому что само упоминание реформ раздражает Александра Лукашенко.

В прошлом году после перетряски правительства, когда премьером стал Сергей Румас с его репутацией рыночника и у части наивных либералов блеснули надежды, глава государства полемично заметил: «…Некоторые говорят: “Система пошатнулась”. Так вот эти решения как раз и приняты, чтобы система не пошатнулась».

И действительно, за год с хвостиком у рыночника Румаса не получилось особо разгуляться. Совмин связан по рукам и ногам консерватизмом главы государства.

Но за этот год произошло вот что: Кремль стал выкручивать руки, настаивая на «углубленной интеграции». А для пущей сговорчивости стал урезать союзнику паек: отказывается компенсировать налоговый маневр, подвесил переговоры о цене газа с 2020 года, обещанные кредиты.

 

Финансовый голод не тетка

И очень похоже на то, что эта суровая новая реальность подталкивает белорусское руководство вернуться к диалогу с МВФ, который в прежние времена получал от Лукашенко нелестные оценки за требования приватизации, якобы бесчеловечный подход к социалке и пр.

При этом Минск в 2009–2010 годах умудрился получить-таки от фонда кредит в 3,5 млрд долларов. Но схитрил и ряд условий относительно трансформации экономики не выполнил.

В 2016 году, когда обсуждались перспективы новой кредитной программы с МВФ, Лукашенко патетично заявил правительству: «Хочу вас предупредить — тех, кто ведет эти переговоры: если вы хотите перечеркнуть все, что сделано народом и президентом за 20 лет, этого не получится. Этим не занимайтесь. Нищим белорусский народ мы делать не имеем права».

Президент добавил тогда, что подписывать в предлагаемом виде письмо руководителю МВФ «унизительно не только для меня. Это унизительно в отношении нашего народа».

В итоге переговоры были свернуты. А теперь вот, как видим, Минск спохватился. И, похоже, готов быть не таким гордым. Финансовый голод не тетка.

К слову, дефицит бюджета в будущем году, как сообщил Ермолович, может составить до миллиарда рублей. А на погашение внешнего долга с учетом обслуживания нужно будет наскрести 3,5 млрд долларов.

Беларусь привыкла рефинансировать долги, особенно России, то есть брать новый кредит для расчета по старому, отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

То, что «Москва приостановила выдачу кредитов, связывая это с вопросами интеграции», а также не хочет компенсировать налоговый маневр, ведет к дефициту валюты и безусловно подталкивает Минск обращаться к МВФ, считает аналитик.

 

Президент не горит желанием трансформировать модель

Насколько же велики шансы, что на этот раз (если, конечно, о новой программе вообще договорятся) МВФ настоит на своем и заставит Минск пойти на серьезную трансформацию экономики?

Судьба реформ в первую очередь зависит от политической воли белорусского руководства, отметил в комментарии для Naviny.by экономист Центра экономических исследований BEROC Дмитрий Крук.

Он напомнил, что когда реализовывалась предыдущая программа с МВФ, белорусские власти и фонд разошлись в интерпретациях ее положений. Поэтому на переговорах 2016–2017 годов наученный опытом МВФ формулировал условия более конкретно и четко, «и теперь они напрямую говорят, что новая программа с Беларусью может быть только о структурных реформах».

Вместе с тем, от диалога с фондом насчет реформ не будет большого толка, «пока они [белорусские власти] не поймут, что это нужно для них, а не для МВФ», считает эксперт.

Он, однако, сомневается в том, что официальный лидер даст отмашку на масштабные реформы: «Сам Лукашенко не раз заявлял, что не видит ни возможности, ни перспектив, ни целесообразности изменять ключевые, институциональные основы национальной экономики».

 

Спасет ли Беларусь особый путь с упованием на Китай?

Каков же выход? По мнению Крука, власти Беларуси уповают на «особый путь», связанный прежде всего с китайскими инвестициями, проектами вроде индустриального парка «Великий камень».

С точки зрения белорусского руководства, это позволило бы и зависимость от России ослабить, и дать толчок другим секторам экономики, и сохранить в то же время политическую систему, полагает эксперт.

Однако, отмечает он, процесс перемен в этом случае, хотя он и предпочтительнее, чем полная стагнация, не будет распространяться на всю экономику. И может привести к образованию «замкнутых зон развития по типу Парка высоких технологий, но уже в других отраслях — своего рода экономических гетто».

К тому же совместные с Китаем проекты, как показывает опыт, неоднозначны с точки зрения экономического эффекта для Беларуси (отрицательно влияют на торговый баланс, ведут к росту долга при недостаточно интенсивном трансфере технологий) и «могут иметь побочные эффекты, например в сфере экологии», подчеркнул Крук.

 

Если припечет…

Стоит отметить, что правительство все же исподволь подстраивается под требования МВФ. Сокращается поддержка госсектора (а куда денешься, если денег нет!), понемногу растет коммуналка для населения (то есть уменьшается перекрестное субсидирование), либерализуется банковское законодательство и пр. Сегодня Ермолович подчеркнул, что совместно со Всемирным банком разработана дорожная карта реформ.

Конечно, это еще не гарантия, что преобразования пойдут семимильными шагами. Карбалевич предполагает, что Минск, вероятно, снова попытается хитрить в отношениях с МВФ, «это обычная тактика». Однако не факт, что получится, поскольку теперь, подчеркивает собеседник Naviny.by, фонд демонстрирует принципиальную позицию.

Действительно, на последних переговорах представители фонда выдвигали условие, чтобы гарантом реализации новой программы стал лично Лукашенко.

«Я не исключаю, что если сильно прижмет, нечем будет возвращать старые долги, [руководству Беларуси] придется идти на какие-то реформы», — говорит эксперт. Это может быть в случае, «если риски от отсутствия реформ станут сильнее, чем риски от реформ», резюмировал Карбалевич.

 

Придется перемучиться по-любому

В лучшем случае реформы могут начаться после того, как пройдет, говоря словами Лукашенко, политическая вакханалия — кампании парламентских и президентских выборов.

Но, во-первых, далеко не факт, что официальный лидер переступит через себя и начнет ломать им же сконструированную модель жестко управляемой экономики. Ведь экономическая либерализация непременно поставит на повестку дня и вопрос политических перемен.

Так что бессменный президент может предпочесть стагнацию политическим рискам. И массе белорусов в таком случае придется влачить жалкое по европейским меркам существование.

Во-вторых, Беларусь, руководство которой все никак не расстанется с идеей особого пути, уже и так сильно запоздала с реформами. Нагонять (не при этом президенте, так при новой власти) придется в темпе. И электорату только предстоит испить чашу трансформации, через которую соседи (те же поляки) давно прошли. Так что легкого пути у страны нет, придется перемучиться по-любому.