Оппозиционные партии вернули себе «потерянное поколение»

Чем объяснить возвращение в оппозиционную политику повзрослевшего поколения при сохранении в Беларуси консолидированной авторитарной власти.

На нынешних парламентских выборах средний возраст партийных выдвиженцев в кандидаты колеблется от 32 до 58 лет, что вполне коррелирует со средним возрастом всех граждан, подавших документы на регистрацию кандидатом в депутаты — 44 года.

Анализ опубликованных Центризбиркомом списков кандидатов позволяет что-то понять о выдвинувших этих гражданах партиях.

С одной стороны, мы должны сделать допущение, что партийные кандидаты отражают человеческий потенциал если не всей организации, то по крайней мере ее элиты.

С другой стороны, не стоит сбрасывать со счетов, что в ходе избирательной кампании часть партий и не ставит цели бороться за депутатский мандат. Они дают возможность партийного выдвижения своим партнерам, не имеющим по законодательству такого права, а значит в партийных списках изначально присутствует высокая погрешность.

 

Левые старше правых

Таблица 1. Возраст выдвинутых кандидатов в депутаты — членов партий

партии

средний возраст

макс. возраст

мин. возраст

количество кандидатов, родившихся при правлении Лукашенко

Белорусская партия «Зеленые»

39

56

22

1

Белорусская партия левых «Справедливый мир»

58

83

22

1

Белорусская патриотическая партия

46

68

22

1

Белорусская социал-демократическая партия (Грамада)

49

73

24

2

Коммунистическая партия Беларуси

48

79

22

2

Либерально-демократическая партия

41

69

23

2

Объединенная гражданская партия

47

75

22

1

Партия БНФ

43

69

23

4

Республиканская партия

32

42

27

0

Республиканская партия труда и справедливости

44

68

25

0

Белорусская социал-демократическая грамада

37

68

21

3

В таблице 1 не используются данные о кандидатах, если они в единственном числе представляют ту или иную партию. Расчеты автора.

Как видно, принципиального отличия по возрастам среди оппозиционных и лояльных власти представителей политических партий не наблюдается. Самый высокий средний возраст зафиксирован у представителя оппозиционной Белорусской партии левых «Справедливый мир» (58 лет), самый низкий — у недавно «ожившей» после многолетнего сна провластной Республиканской партии, выдвинувшей в кандидаты группу преимущественно молодых людей (32 года).

Впрочем, партийных кандидатов, которые родились уже после начала правления Александра Лукашенко (1994 год), в списке единицы: больше всего у Партии БНФ (4), на втором месте БСДГ (3), у других партий — по 1-2, а у двух республиканских партий — нет совсем.

Возраст членов при анализе политических структур рассматривается потому, что от него зависит ряд факторов — от популярности той или иной идеологии у молодежи до способности организовывать массовые уличные мероприятия.

У левых и левоцентристских партий (за исключением БСДГ и «Зеленых») средний возраст кандидатов несколько выше, чем у правых и правоцентристов.

Для БСДГ выпадение из правила объясняется, скорее всего, состоявшейся в прошлом году перезагрузкой партии — на место председателя Станислава Шушкевича, который заявлял о намерении ее закрыть, пришел предприниматель Сергей Черечень.

БСДГ выдвинула кандидатами в депутаты ряд молодежных активистов, которые ранее при регистрации инициативных групп по сбору подписей указывали себя беспартийными. Среди них представители инициативы #учебаважнее (выступают против «закона об отсрочках», ужесточившего правила призыва в армию) и активисты «Задзіночаньня беларускіх студэнтаў». «Зеленым» же все время было свойственно рекрутировать в свой состав активистов из молодежной среды и держать открытыми социальные лифты для молодых.

Массовые уличные акции в последнее время оказались способны проводить Партия БНФ, ОГП и БСДП. Однако новые правила проведения массовых мероприятий, которые предусматривают высокую плату за услуги МВД, пожалуй, снимает вопрос с повестки дня.

 

Если сравнить с 2008 годом

Политолог Денис Мельянцов в 2008 году оценивал списочный состав трех оппозиционных организаций — Партии БНФ, ОГП и Партии коммунистов Белорусской (сейчас — «Справедливый мир»).

Таблица 2. Средний возраст руководства политических партий в 2008 году

 

ПБНФ

ОГП

ПКБ

Средний возраст руководства (председатель, заместители, руководители областных структур)

40,7

50,3

56,8

Средний возраст членов руководящего органа (Сойм, Политсовет или ЦК)

44,7

50,4

54

Подводя итоги исследования, Мельянцов писал, что «средний возраст партийной элиты достаточно солидный, и он увеличивается во время движения от правого края политического спектра к левому (в эту схему хорошо вписывается Белорусская социал-демократическая партия (Грамада), средний возраст руководства которой составляет 53,3 года)». Судя по всему, на сегодня тенденции не поменялись.

 

Все же идет обновление состава

Исследователь констатировал в 2008 году вымывание из актива оппозиционных партий повзрослевшей молодежи 35–45 лет, которая не видела для себя перспектив прихода к власти в стране и реализации себя в партийном руководстве.

Таблица 3. Процент кандидатов в возрасте 35–45 лет

партии

%

Белорусская партия «Зеленые»

28,57%

Белорусская партия левых «Справедливый мир»

15,15%

Белорусская патриотическая партия

18,75%

Белорусская социал-демократическая партия (Грамада)

25,58%

Коммунистическая партия Беларуси

14,81%

Либерально-демократическая партия

35,51%

Объединенная гражданская партия

25,00%

Партия БНФ

39,47%

Республиканская партия

33,33%

Республиканская партия труда и справедливости

32,56%

Белорусская социал-демократическая грамада

30,00%

Из таблицы 3 следует, что через десятилетие после исследования Мельянцова оппозиционные партии уже не теряют это поколение (25-39% — это немало).

Исключение составляет «Справедливый мир», но, возможно, для этой партии молодое поколение, пережившее в сознательном возрасте перестройку, распад СССР и разочарование в коммунизме, и без того было во многом потерянным. На такую версию работает аналогичный провал у провластной КПБ.

Возвращение в оппозиционную политику повзрослевшего поколения при сохранении в Беларуси консолидированной авторитарной власти, скорее всего, можно объяснить некоторым обновлением в политических партиях, происходящим по естественным причинам.

Ранее была популярна гипотеза о поколенческом разрыве между «старой» и «новой» оппозициями в Беларуси, который грозит революционными преобразованиями в оппозиционном лагере. Однако, похоже, что разрыв преодолевается без каких-либо внешних эффектов через процедуры внутрипартийной демократии.

 

Чем занимаются кандидаты?

Возвращаясь же к нынешней электоральной кампании, обратим внимание на род занятий партийных кандидатов.

Таблица 4. Доли пенсионеров и безработных среди партийных кандидатов

партии

% пенсионеров

% безработных

Белорусская партия «Зеленые»

0,00%

0,00%

Белорусская партия левых «Справедливый мир»

27,27%

6,06%

Белорусская патриотическая партия

0,00%

0,00%

Белорусская социал-демократическая партия (Грамада)

30,23%

6,98%

Коммунистическая партия Беларуси

7,41%

0,00%

Либерально-демократическая партия

2,80%

1,87%

Объединенная гражданская партия

17,86%

5,36%

Партия БНФ

7,89%

36,84%

Республиканская партия

0,00%

0,00%

Республиканская партия труда и справедливости

2,33%

2,33%

Белорусская социал-демократическая грамада

5,00%

10,00%

Анализируя таблицу 4, можно заметить, что процент кандидатов со статусом пенсионера наиболее высок у оппозиционных левых и левоцентристских партий (безусловный лидер — БСДП), в то время как у близких им по политическому спектру, но лояльных власти партий этот показатель значительно ниже, хотя принципиальных отличий по среднему возрасту кандидатов нет.

Скорее всего, это объясняется тем, что лоялисты пенсионного возраста в основной массе продолжают работать, а их политические оппоненты сами выходят на пенсию или оказываются вынуждены уходить на пенсию.

Вопрос требует дополнительного изучения, так как у правых партий, в том числе оппозиционных, процент пенсионеров значительно ниже. В то же время Партия БНФ оказалась лидером по доле кандидатов, которые «временно не работают» — 36,84%. Последнее не значит, что все они являются «профессиональными революционерами» (часть можно отнести к самозанятым).

Отметим, что анализировались данные, которые кандидаты сообщают сами о себе.