Агитация на выборах: оппозицию отрезают от эфира, а лоялисты пошли в народ

Одно из главных объяснений оппозиционеров, почему они участвуют в «выборах без выбора», таково: мы используем кампанию для агитации за свои взгляды. Особенность политического момента — некоторые лоялисты решили использовать кампанию для этих же целей.

На первом этапе возможна была только косвенная агитация при сборе подписей, когда обходили квартиры и выставляли пикеты. Всего зарегистрировали 487 инициативных групп, из них только 71 — члены оппозиционных партий. Вне этой статистики остаются представители незарегистрированных партий и беспартийные оппозиционеры (относительно их количества сведения противоречивы).

 

Не все инициативные группы работали

Не все оппозиционные инициативные группы реально собирали подписи. Некоторые использовали электоральную кампанию исключительно как уловку, чтобы провести пикет не по закону «О массовых мероприятиях» (требуется разрешение властей и оплата), а по Избирательному кодексу (без разрешения и оплаты).

Но если целью была именно информационная работа, то многие партийцы от нее на этом этапе уклонились. После регистрации кандидатов оказалось, что 200 из них принадлежат к оппозиционным партиям. Значительная часть беспартийных вдруг к регистрации стали членами партий и были выдвинуты съездами, а не путем сбора подписей. Но, так или иначе, примерно половина оппозиционных кандидатов не использовали возможность пообщаться с избирателями в период сбора подписей, а это уже симптом.

Кстати, не следует считать, что если партиец зарегистрировал инициативную группу, то он обязательно реально что-то делал в округе. Некоторые лишь выполняли поручение своего руководства и даже не делали фотосессии, чтобы продемонстрировать пикет для сбора подписей.

Есть и противоположные примеры. Сторонники экс-кандидата в президенты Николая Статкевича из незарегистрированной партии «Народная грамада» зарегистрировали 36 инициативных групп, провели пикеты, а после заключительного митинга 6 октября даже сожгли свои удостоверения членов инициативных групп в знак того, что выборов в стране нет. Впрочем, сделали  они это в последний момент действия удостоверений, и поскольку на самом деле подписи не собирали, то на этом их участие в кампании закончилось. Дальше уже был черед зарегистрированных кандидатов в депутаты.

 

37% кандидатов не стали публиковать свои программы в газетах

Всего, по данным Центризбиркома, было зарегистрировано 560 кандидатов в депутаты, затем, как сообщила 31 октября председатель Центризбиркома Лидия Ермошина, это число по разным причинам уменьшилось до 531.

Возможностью опубликовать свою программу в госСМИ на 31 октября воспользовались 353 кандидата, из них 36 выбрали для этого издания национального уровня — «Рэспубліка», «Звязда».

Выбор издания и аудитории — это стратегия и тактика избирательного штаба. Местное СМИ дает возможность адресно обратиться к избирателям. В случае если избирательный округ расположен на территории нескольких районов, кандидат получает возможность опубликовать свою программу в нескольких местных изданиях. Есть три кандидата, которые разместили свое обращение в пяти газетах, издающихся в разных районах.

Однако следует учитывать, что не только государственные районки, но и в целом печатные СМИ теряют аудиторию. Поэтому такая публикация вовсе не гарантирует, что ее прочитает относительно большая часть избирателей. В списке есть издания с очень маленьким тиражом, публикация в которых предвыборной программы была пустыми хлопотами, а есть и довольно популярные.

Но если целью является не столько борьба за избирателя в своем округе, сколько пропаганда своих взглядов и партийного бренда, то приоритетом может стать выход не на адресную аудиторию округа, а на более широкую — на всю Беларусь. Такой возможностью воспользовались около 6% кандидатов, а 37% вовсе не стали публиковать свои программы в газетах.

Не очень эффективно само по себе выступление кандидата по местному государственному радио — охват аудитории мал. Ушло то время, когда слушатели просыпались с гимном в радиоточке и потом весь день слушали новости.

Но и из гарантированного законом радиообращения кандидата можно сделать медиасобытие. Так, главный редактор «Белгазеты» Кирилл Живолович зачитал на радио «Минск» предвыборную программу кандидата в президенты Александра Лукашенко 1994 года вместо своей, и это привлекло внимание СМИ.

Вряд ли этот факт свидетельствует о серьезных политических амбициях Живоловича, но привлечь внимание публики это способно. Другое дело, что о такой изюминке выступления избиратель в основном может узнать только по другим каналам (СМИ, соцсети), а не по радио «Минск».

 

Телеобращения разошлись по соцсетям

А вот к выступлению по телевидению кандидаты отнеслись с уважением. При этом повторилась история с запретом на использование записи телеобращений кандидатов в соцсетях (якобы это объект авторского права телекомпании, а не обязательные для распространения ею официальные материалы).

Впрочем, многие кандидаты распространили запись своего выступления, несмотря на запрет, и пока не были за это наказаны. К тому же, в отличие от того, что происходило во время предыдущей электоральной кампании, сотрудники телекомпаний не стали добиваться от администрации YouTube и соцсетей блокирования таких записей.

Три телеобращения и одно радиообращение кандидатов не были выпущены в эфир. 30 октября состоялось заседание Наблюдательного совета по контролю за соблюдением порядка и правил проведения предвыборной агитации. Большинством голосов жалобы на невыпуск в эфир телеобращений были признаны необоснованными, а относительно радиообращения жалоба не подавалась.

На заседании совета особую позицию занял председатель Белорусской ассоциации журналистов Андрей Бастунец. По его словам, «редакции СМИ дают площадь или эфирное время для размещения кандидатами своих программ. И не имеют права вмешиваться в смысл сообщений, кроме исключительных случаев».

Между тем телекомпании, а потом и большинство членов совета такими случаями посчитали выступления двух членов Объединенной гражданской партии — Владимира Непомнящих и Ирины Давидович (говорили о намерении начать процедуру импичмента Лукашенко), а также активиста гражданской кампании «Европейская Беларусь» Михаила Бондаренко (призывал Лукашенко уйти с поста президента). Запрещенные к эфиру обращения кандидаты распространили в соцсетях.

Согласие участвовать в теледебатах дали кандидаты в считаных округах, в основном в крупных городах. В ряде случаев дебаты уже записаны, но еще не показаны.

Большинство опрошенных автором этих строк кандидатов и доверенных лиц говорят о том, что сотрудники телекомпании проводили дебаты корректно, но настоящей дискуссии не получилось. Дебатировать соглашались либо оппозиционеры между собой (что может рассматриваться как способ для инакомыслящих просочиться на госТВ), либо оппозиционеры и лоялисты, которые, в общем-то, и не претендуют на мандат.

Очень мало сообщений, когда кандидаты хвалились, что получился яркий разговор. Но в целом судить о характере дебатов сложно, пока их не показали.

 

Иные провластные кандидаты ломают шаблон

Не в каждом округе, но это и не единичный случай, когда кандидаты-лоялисты ведут реальную агитационную кампанию: не только позируют перед журналистами и для публикаций в соцсетях, но и на самом деле участвуют в большом количестве встреч с избирателями.

Да и создание аккаунтов в соцсетях у провластных кандидатов — это новация нынешних парламентских выборов. Обычно лоялисты были на телеэкране, а оппозиционеры — в соцсетях. Теперь это правило нарушено, и у некоторых кандидатов, например Андрея Савиных, Валерия Воронецкого, получается вполне живое общение с пользователями соцсетей.