«Когда мама слегла, сначала казалось, что мне помогут»

Система ухода за больными на дому нуждается в реформировании.

Жители Беларуси, которые сталкиваются с проблемой ухода за пожилым или больным человеком, оказываются перед выбором — нанимать специалиста по уходу за очень большие для обычных людей деньги, бросать работу и ухаживать самому или сдавать нуждающегося в уходе в интернат.

Фото: pixabay.com

Чтобы выбор был не таким болезненным, в стране необходимо реформировать систему ухода на дому за пожилыми и больными.

 

«Не может быть такого, чтобы государство отвернулось от семьи в такой ситуации»

Татьяне 37 лет, у нее двое детей-школьников. «Когда мама слегла, сначала мне казалось, что мне помогут. Мир рушился, я очень испугалась, но думала: Не может быть такого, чтобы не было какой-то системы поддержки в стране, чтобы государство отвернулось от семьи в такой ситуации», — рассказала Татьяна.

«У мамы маленькая квартира, переехать с детьми туда я не могла. Оставить работу, чтобы ухаживать за ней, тоже не могла — мне же надо за что-то жить, растить детей. О том, чтобы сдать в интернат, даже не думала. В территориальном центре обслуживания сказали собирать документы и обещали помочь с сиделкой. Сказали, что будут искать. Я взяла отпуск, сделала справку, но после отпуска сиделку так и не нашли. Я к тому времени успокоилась и поняла, что надо рассчитывать на себя», — продолжила Татьяна свою историю.

«Постоянный уход маме не нужен, да я и не потяну его. Хотя бы оплатить приход человека днем, чтобы покормил и сменил памперс. Я нашла хорошую женщину через агентство. Так и справляемся. Я прихожу утром, сиделка приходит днем, вечером я снова прихожу. Благо, что живу недалеко», — сказала Татьяна.

 

Государство предоставляет сиделку. Если найдет

В Беларуси к 2035 году, по прогнозам демографов, доля пожилых будет составлять около 28%. Продолжительность жизни возрастает, а это значит, что с каждым годом будет все больше стариков, которых надо досматривать.

И речь идет не только об одиноких людях, заботу о которых так или иначе берет на себя государство, а о тех, у кого есть обязанные по закону их содержать и за ними ухаживать дети.

И одиноким, и не одиноким (на разных финансовых условиях) государство предоставляет ряд услуг — есть отделения дневного пребывания для инвалидов, работает институт социального работника, услугами которых в стране пользуются более 80 тысяч человек.

Социальный работник приносит продукты из магазина, лекарства из аптек, готовит еду и убирает дом. Однако памперс менять не обязан, приходить в определенное время, чтобы кормить, давать лекарства, тоже.

Услуги сиделок государством также предоставляются. Тариф более чем приемлемый, зависит от региона, а самый высокий — 2,76 рубля за час — в Минске.

Сиделки предоставляются в центрах соцобслуживания. Там предлагают принести справку о том, что человек относится к 4-му функциональному классу нарушения основных категорий жизнедеятельности (всего их пять), когда жизнедеятельность нарушена на 76-100% и невозможно обойтись без посторонней помощи.

Причем, справка должна подтверждать, что человек не может ходить и не может себя обслуживать. Такую справку не дадут бабушке, которая крепко стоит на ногах, но забыла, как ее зовут, и любит разводить огонь в доме. Не дадут старику, который после инсульта ходит, но поесть сам не может.

Получение справки — это еще не всё. В течение трех рабочих дней со дня обращения работники Центра соцобслуживания проводят обследование материально-бытового положения с составлением акта обследования. Дальше идет поиск сиделки.

Закон не ограничивает время поиска такого специалиста. Другими словами, могут найти, а могут и нет. И часто не находят, либо поиски затягиваются настолько, что семьи не выдерживают и ищут альтернативные варианты.

 

Оставить работу, сдать в интернат или платить сиделке

Жесткий вариант — бросить работу и посвятить себя уходу за родственником.

Если это делает человек трудоспособного возраста, государство платит ему пособие в размере чуть более 230 рублей. Прокормить и себя, и лежачего родственника, оплачивать лекарства и коммуналку за эти деньги невозможно. При этом где-то подрабатывать, получать какую-либо пенсию (а также учиться в вузе на дневном отделении) нельзя. Иначе пособие заберут.

При этом весь период ухода за инвалидами и пожилыми входит в трудовой стаж, но не учитывается в страховом стаже, «потому что страховые взносы в этот период не выплачиваются», отметил на круглом столе в Минске заместитель министра труда и соцзащиты Валерий Ковальков.

Это означает, что если период ухода длительный, то для человека, который ухаживает, существует риск недобрать необходимое количество лет страхового стажа и остаться без трудовой пенсии. А размер социальной пенсии, которая назначается женщинам в 60 лет, а мужчинам — в 65 лет, составляет чуть более 110 рублей, что ниже бюджета прожиточного минимума.

Таких людей, получающих пособие по уходу за пожилым или инвалидом 1-й группы, в стране около 35 тысяч.

Нуждающегося в уходе можно поместить в интернат. Родственникам это будет стоит от 700 рублей в месяц.

Но в белорусском обществе к интернатам сложилось скорее негативное отношение — считается, что условия там неудовлетворительные. Косвенным доказательством этого можно считать то, что одинокие люди в Минске мало пользуются услугой пожизненной ренты — это когда государство обязуется присматривать за человеком до его смерти дома или в интернате повышенной комфортности, а затем забирает себе его квартиру. 

Наконец, можно воспользоваться услугами платной сиделки, наняв ее в коммерческой организации.

 

Платная сиделка — от 500 рублей в месяц

В течение последних пяти лет потребность в сиделках в Минске увеличивается, отметила менеджер службы ухода за пожилыми и больными «Мир доверия» Ольга Дегтярева:

«К нам обращаются разные люди, которые сталкиваются с необходимостью ухода за пожилыми или лежачими больными. По сути, выбор у них невелик — сдавать родственника в интернат, условия содержания в котором не устраивают многих, или обращаться в коммерческие структуры».

Услуги платной сиделки не всем по карману, но в коммерческие структуры люди обращаются из-за мобильности предоставляемых услуг — могут смотреть за человеком несколько часов, приходить несколько раз в день дать лекарства, а могут с ним жить. Для этого, правда, в квартире должно быть больше, чем одна комната.

В среднем по Минску постоянное проживание сиделки и уход обойдутся в 900 рублей в месяц (питание тоже за счет семьи). Уход в течение рабочего дня стоит около 750 рублей в месяц, посещения утром и вечером в будние дни — около 500 рублей.

«Если у нуждающегося в уходе человека несколько детей, часто они сбрасываются. Иногда сиделку нанимают за пенсию того, за кем ухаживают, бывает, что у людей высокие пенсии, которые полностью уходят на уход», — отметила Ольга Дегтярева.

По ее словам, существует «дефицит ухода не только на дому, но и в больницах — люди нанимают сиделок, чтобы те ухаживали за больными в стационарах».

«Конечно, если у людей маленькие дети, небольшие зарплаты, на платный уход денег может и не быть. Чтобы у нас были доступные цены, государство может использовать ресурс коммерческих организаций. Например, может быть использован институт социального заказа. Количество нуждающихся в уходе будет увеличиваться, никто не застрахован от того, чтобы оказаться нуждающимся в нем. И нужно менять систему, чтобы люди не оказывались в тяжелой ситуации», — считает Ольга Дегтярева.

 

Системе социальной помощи не хватает гибкости

Пока же государство, по сути, не оставит разве что совсем одинокого человека, если он потеряет способность к самообслуживанию. Помощь придет в виде помещения в интернат.

На уровне государства все всё понимают. «Корни проблемы — в отсутствии гибкости подхода», — отметила руководитель Республиканского геронтологического центра, главный внештатный специалист по геронтологии Минздрава Людмила Жилевич.

«Я постоянно работаю с проблемой ухода за людьми. И вижу, что иногда люди не могут ухаживать за пожилыми родственниками не потому, что этого не хотят, а потому, что сами не имеют ни сил, ни здоровья», — сказала Жилевич на круглом столе в Минске.

По ее словам, «у нас в системе отсутствует специалист по уходу как таковой, отсутствует обучение людей, как это делать грамотно, нет гибкой системы доплаты в случае, если семья оказывается в положении, когда вынуждена ухаживать за членом семьи».

Людмила Жилевич привела пример Германии, где «есть налог, который платят все»: «И каждый человек, когда приходит к моменту, когда ему требуется уход, имеет помимо пенсии средства, которые в случае необходимости ухода может отдать на его осуществление либо государству, либо члену семьи, либо иному человеку, осуществляющему уход».

Заместитель министра труда и соцзащиты Валерий Ковальков отметил, что «многие страны, в частности, Германия, действительно построили процесс ухода на страховых принципах». В Беларуси же, по его словам, «есть страхование жизни и можно застраховаться».