Москва хочет вновь решать судьбу мира. Чем это грозит Беларуси?

При невозможности принудить Беларусь к «углубленной интеграции» относительно мягкими методами Москва может прибегнуть и к силовым.

Одной из основных причин нынешнего усиления международной напряженности является откровенное стремление России усилить свое влияние. Особую опасность это представляет для Беларуси.

Фото pixabay.com

Демонстрируемая Россией в последние годы агрессивная политика вызывает в цивилизованном мире все большее беспокойство. Естественно, особенно сильно оно ощущается в соседних с Россией странах.

В поиске ответа на возникшие вызовы находится и экспертное сообщество. В частности, недавно в Минске состоялся организованный независимым аналитическим центром Belarus Security Blog международный круглый стол, на котором обсуждалось усиление российского влияния на постсоветском пространстве. Эксперты из Армении, Латвии, Молдовы, Украины и нашей страны рассказали о намерениях Москвы и используемых ею для их достижения методах.

По общему мнению, главная цель Кремля заключается в том, чтобы создать в международных отношениях некий аналог ялтинской системы, когда судьбы мира решаются несколькими ведущими державами, в число которых, разумеется, должна вернуться Россия.

При этом в качестве первого шага она стремится установить свое доминирование на постсоветском пространстве, для чего использует следующий набор средств:

- давление в экономической, прежде всего энергетической, сфере;

- массированное пропагандистское воздействие, включающее в себя, помимо прочего, религиозную интервенцию и вмешательство в избирательные процессы;

- прямая вооруженная агрессия.

 

Основные рычаги — экономика и пропаганда

Два первых приведенных выше метода против Беларуси уже используются. Главным рычагом служит экономическое давление.

Оно усиливается в рамках продолжающейся вот уже год эпопеи с так называемым «углублением интеграции». В российской интерпретации этот эвфемизм фактически означает настойчивое подталкивание Минска к выполнению тех положений договора о создании Союзного государства от 1999 года, которые белорусским властям до сих пор удавалось игнорировать.

Для давления используется, в частности, налоговый маневр в российской нефтяной отрасли, в результате которого стоимость российской нефти для Беларуси существенно вырастет.

В этом же ряду — отсутствие ясности с ценой газа для Беларуси на следующий год, отказ России выдать давно обещанные кредиты как на двусторонней основе, так и по линии Евразийского фонда стабилизации и развития, а также ряд других неприятных для Минска моментов.

О том, что белорусское руководство ощущает угрозу, свидетельствует ряд высказываний главы внешнеполитического ведомства Владимира Макея в недавнем интервью независимым медиа. В то же время его заверения в чисто экономическом характере предполагаемого сближения были не слишком убедительны.

На ту же опасную для Беларуси чашу весов следует добавить засилье здесь российских электронных СМИ, активную пропаганду «русского мира» через интернет, бурное размножение, особенно в восточных регионах, разного рода пророссийских общественных структур. Не стоит забывать и о роли православной церкви, внедряющей идеи единства белорусов и россиян.

Наконец, хотя четких доказательств российского вмешательства в здешние избирательные процессы пока не было, есть подозрение, что эксцессы в день президентских выборов в 2010 году были спровоцированы именно с той стороны.

 

Вооруженное вторжение тоже не исключено

Силовая акция — это, скорее всего, крайность на тот случай, если России не удастся добиться требуемого результата иным путем. Тем не менее, считать невозможным развитие событий по украинскому сценарию неоправданно.

Причем чтобы это случилось, Минску совершенно не обязательно разворачивать своей внешнеполитический курс на 180 градусов — в случае срыва менее жестких вариантов инкорпорации Кремлю сгодится любой повод.

Например, может оказаться вполне достаточно желания российского лидера продлить нахождение у власти через объединение двух стран или даже просто повысить свой рейтинг.

Эта опасность усугубляется тем обстоятельством, что готовность белорусских вооруженных сил к сколь-нибудь организованному сопротивлению нападению с востока вызывает серьезные сомнения.

К такому удручающему выводу подталкивает целый ряд факторов. Среди них и то, что в белорусской армии используется исключительно язык соседней страны; и то, что руководство белорусского Министерства обороны получало образование в российских военных академиях; и то, что большинство белорусских офицеров, особенно высокого ранга, тесно общалось и общается с российскими коллегами — и многие, вероятно, завидуют их зарплатам…

Таким образом, с учетом того факта, что рассчитывать на защиту Запада в силу самых разных причин реальных оснований нет, остается лишь надеяться, что Россия вдруг откажется от своей мечты возродить империю. Что маловероятно.