Ермошина о попытке вброса бюллетеней: наблюдатель совершил злостное нарушение

По мнению главы ЦИК, наблюдатель, перехвативший возле урны девушку с пачкой бюллетеней, должен быть лишен аккредитации.

Наблюдатель, перехвативший возле урны девушку с пачкой бюллетеней, должен быть лишен аккредитации. Такое мнение высказала председатель Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов Лидия Ермошина в Минске 14 ноября во время досрочного голосования на выборах в Палату представителей.

На вопрос БелаПАН, будет ли ЦИК проводить проверку произошедшего, она ответила:

«Я думаю, что самая главная проверка — это лишение данного наблюдателя аккредитации. Он совершил злостное нарушение закона и гражданского, и избирательного. Во-первых, никого нельзя снимать — ни девушек, ни юношей, — без их согласия. Снимать на избирательном участке можно только с согласия председателя участковой комиссии. Он не сделал ничего этого. Нельзя вертеться около ящика для голосования. И тем более нельзя требовать что-либо у граждан. Он что, участковый оперуполномоченный, чтобы ему демонстрировали, что у них находится в руках?»

По словам Ермошиной, все, что совершил наблюдатель, — «это просто недопустимо». Она полагает, что участковая избирательная комиссия даст надлежащую оценку его действиям.

«Если же говорить о том, что у нее была пачка, то мы не знаем, что у нее было в руках, — сказала Ермошина. — И избирательная комиссия, если мы говорим о вопиющих фактах, совершенно ни при чем, потому что сам наблюдатель подтверждает, что избирательная комиссия выдала ей только один избирательный бюллетень. Поэтому тут это не более не менее как инсинуации».

По словам Ермошиной, иногда граждане «опускают не только бюллетени, но и петиции в ящики для голосования, чтобы они дошли». «Поэтому здесь это все на уровне предположений создан скандал, причем создан скандал по вине наблюдателя», — заявила Ермошина.

На уточняющий вопрос журналистов, не стоит ли в таком случае сделать ящики для голосования прозрачными, чтобы было видно, кто сколько бюллетеней бросает, Ермошина отметила, что ящики везде разные.

«Всё зависит от того бюджета, который был потрачен организацией, отвечающей за участок для голосования на выборы, — сказала она. — Там, где деньги вложили — Гродненская область в этом году за счет местного бюджета меняла ящики для голосования, и они там полупрозрачные, на территории Витебска это почти повсеместно. Либо это местные власти из бюджета выделяют средства, либо спонсорские взносы, либо сами участки создают подобные ящики для голосования. Республиканский бюджет на это средства не выделяет».

13 ноября на участке № 37, входящего в состав Брестского-Восточного избирательного округа № 3, наблюдатель Юрий Вощенчук зафиксировал попытку вброса бюллетеней.

Видео инцидента размещено на YouTube. На нем запечатлено, как из кабинки для голосования выходит девушка с пачкой бюллетеней в руках. Подойдя к ней, наблюдатель спрашивает, сколько бюллетеней у нее в руках. Растерявшись, девушка выходит из помещения для голосования, так и не опустив бюллетени в урну.

Как выяснили журналисты «Еврорадио», героиней видео оказалась педагог-психолог детсада Анастасия Куличкова. Директор этого детсада Татьяна Мосина является председателем избирательной комиссии.

На этом округе основным кандидатом от оппозиции является член Белорусской социал-демократической партии (Грамада) Анна Канюс.

14 ноября Вощенчук подал жалобу в прокуратуру Бреста. Как сообщила БелаПАН Анна Канюс, наблюдатель, являющийся ее доверенным лицом, требует дать правовую оценку действиям председателя комиссии № 37, которая, как он считает, допустила вынос бюллетеней из помещения для голосования, и возбудить уголовное дело по статье 192 УК. Кроме того, он добивается подсчета бюллетеней в ящике для голосования и сопоставления полученных данных с протоколами выдачи бюллетеней на участке».

Статья 192 Уголовного кодекса (нарушение законодательства о выборах, референдуме, об отзыве депутата и о реализации права законодательной инициативы граждан) предусматривает наказание в виде штрафа, или лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, или исправительных работ на срок до двух лет, или ограничения свободы на срок до пяти лет, или лишения свободы на тот же срок.