Ермошина: главное — это ящик для голосования и то, что в нем находится

Председатель Центризбиркома по традиции проголосовала досрочно.

Никакого массового загона студентов на участки для голосования нет, заявила глава Центризбиркома Лидия Ермошина, общаясь с журналистами 14 ноября после того, как досрочно проголосовала на избирательном участке в Минске.

Журналисты попросили ее прокомментировать сообщения о том, что студентов вузов принуждают проголосовать досрочно.

«Все то, о чем сообщается, это не загон, это агитация, настоятельное приглашение прийти на избирательные участки, — сказала Ермошина. — Загон — это тогда, когда существует принуждение, когда по отношению к людям применяется какая-либо угроза. Когда угрозы нет, это всего лишь агитация».

На уточняющий вопрос, как реагировать на сообщения о том, что студентам угрожают непредоставлением места в общежитиях в случае отказа проголосовать досрочно, Ермошина сказала: «Это я не знаю. Это надо, во-первых, разбираться каждый раз. Вот тогда можно говорить о принуждении. Если просто настоятельное приглашение — и я, по крайней мере, об этом читала, — то это не более, не менее как действительно агитация за участие в выборах. Это воспитание инфантильного молодого поколения. Из них делают настоящих, ответственных граждан».

Ермошину также попросили прокомментировать ситуацию, когда избирательные комиссии сформированы из работников одного предприятия, а председателем комиссий являются начальники этих предприятий.

По словам главы ЦИК, члены комиссии выполняют общественные обязанности.

«Председатель комиссии не является кандидатом и не участвует в выборах. Зависимость — это тогда (и она запрещена законом), когда председатель комиссии находится в непосредственном подчинении у кандидата в депутаты, — сказала Ермошина. — Невозможно, когда кандидат в депутаты и председатель или член комиссии — это одно и то же. Что же касается формирования участковых комиссий из разных членов трудового коллектива, но которые выдвинуты самыми различными способами — от граждан, от общественных объединений, от трудового коллектива, от различных структур, то это абсолютно законно, это в рамках нашего законодательства, и говорить о какой-то зависимости невозможно, тут нет коррупционных составляющих и не может быть. Они не связаны никакими экономическими интересами, проводя выборы. И не связаны никакими интересами с кандидатами в депутаты».

На просьбу прокомментировать сообщения о завышении участковыми комиссиями явки досрочного голосования Ермошина заявила: «Могу сказать, что истина будет установлена при подсчете голосов. Больше я никак не могу прокомментировать. Тем более что они считаются отдельно».

При этом глава ЦИК отметила, что явка на досрочное голосование на нынешних выборах превышает явку на парламентских выборах 2016 года.

«Но это объяснимо, я с самого начала это прогнозировала. У нас один выходной день (суббота, 16 ноября, является рабочей. — БелаПАН), в который люди, может быть, просто пожелают отоспаться, поэтому, конечно же, большинство предпочитает проголосовать досрочно», — считает Ермошина.

Она также заявила, что видеокамеры на избирательных участках не являются панацеей от фальсификаций.

«Я сама много раз наблюдала, в той же России, как идет трансляция: через пять минут ты уже не помнишь, кто пришел на этот участок и что там произошло, — сказала она. — Поэтому отслеживать вот так вот… Только если потом, при спорной ситуации просмотреть эту запись, но если смотреть и наблюдать онлайн, вряд ли вы увидите нарушение закона, если оно не является явным — например, вброс бюллетеней».

На уточняющее замечание, что в ситуации, когда наблюдатель говорит, что на участке проголосовало пять человек, а комиссия — что 100, камера помогла бы расставить все на свои места, Ермошина заявила: «Я еще раз повторяю: главное — это не то, что говорит наблюдатель или комиссия, главное — ящик для голосования и что в нем находится».

 

 

Фото и видео Сергея Сацюка