Почему белорусские подростки думают о самоубийстве

В 2018 году количество самоубийств среди подростков выросло в полтора раза.

В Беларуси в 2018 году по сравнению с предыдущим годом количество суицидов среди подростков выросло в полтора раза — с 18 до 28.

Иллюстрация pixabay.com

Ситуация с подростковыми самоубийствами в стране носит «волнообразный характер», отметила главный внештатный детский психиатр Минздрава Ольга Литвинова 15 ноября на пресс-конференции в Минске. Так, в 2015 году было 18 суицидов среди несовершеннолетних, в 2016-м — 29.

Что касается Минска, то здесь чаще фиксируют самоубийства мальчиков. Средний возраст — от 15 до 18 лет. Преобладают два способа суицида — повешение и падение с высоты.

По статистике Минздрава, в 2011 году показатель смертности от самоубийств составлял 4,2 на 100 тысяч подростков от 10 до 17 лет. В 2012-м он снизился до 3,2. Следующие два года показатель снова рос, в 2015-м снизился до 2,5. В 2016 году опять поднялся до 3,9; затем в 2017 году снизился до 2,3 и в прошлом году составил 3,5.

«Вся наша работа представляет собой профилактику суицидального поведения подростков, — подчеркнула главный детский психиатр. — Очень большое внимание уделяется выявлению несовершеннолетних, которые совершили попытку [самоубийства], но, к счастью, остались живы. Это выявление не ради выявления, а для оказания помощи. На уровне Министерства здравоохранения отлажена система передачи информации о таких случаях из учреждений здравоохранения к специалистам службы охраны психического здоровья, чтобы подхватить этих детей на амбулаторном этапе и оказать помощь, в которой они нуждаются».

"Мы не говорим детям напрямую — не надо совершать суицид, мы учим их выходить из кризисных ситуаций, справляться со стрессом".

По статистике, выявляемость парасуицидов среди несовершеннолетних в последние годы в Беларуси улучшилась. В 2018 году было зарегистрировано 347 попыток самоубийства, в 2017-м — 298, в 2016-м — 244. Попытки самоубийства чаще совершают девочки (77%), а среди способов преобладают отравления и самоповреждения.

Литвинова сообщила, что в стране проведена большая работа для того, чтобы эти случаи не скрывались.

«На протяжении ряда лет к показателю детских самоубийств относились негативно, мол, это плохо, он должен быть как можно меньшим. Однако это не является эпидемиологическим показателем парасуицидов, это показатель количества детей, которые пришли за помощью, — сказала она. — Сейчас мы все чаще поднимаем вопросы психического здоровья детей и подростков на межведомственном уровне, говорим, что его обеспечение — это задача всех министерств, ведомств и общества в том числе».

 

Депрессия толкает на последний шаг

Четверть (26,1%) белорусских подростков хотя бы раз в жизни думали о самоубийстве, у 8,1% из них такие мысли возникали неоднократно. Таковы результаты первого исследования проблем психического здоровья и суицидального поведения подростков и молодежи в Беларуси.

Исследование в 2018—2019 годах проводил ЮНИСЕФ совместно с министерствами образования и здравоохранения Беларуси. В исследовании приняли участие 156 учреждений образования. Было опрошено 3,6 тысячи человек в возрасте от 14 до 19 лет. 46% респондентов составляли юноши, 54% — девушки.

Как отметила координатор программ Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) Виктория Лозюк, почти 5% подростков, думающих о суициде, предпринимали такую попытку.

Половина подростков (49,2%) указала главной причиной мыслей о самоубийстве чувство одиночества. Конфликты с родителями отметили 43,4% опрошенных, невозможность найти место в жизни — более трети (36,3%).

Как выяснилось, факторами, приводящими к таким мыслям, могут быть напряженные отношения с отцом, физическое и психологическое насилие, употребление алкоголя.

Одной из самых сильных причин суицидальных мыслей является депрессия, выяснили исследователи.

«Признаки депрессивной симптоматики от легкой до тяжелой степени выраженности были выявлены у 18,2% подростков. Из них 3,2% попали в диапазон выраженной депрессии. На первое место из значимых факторов развития депрессивной симптоматики вышла расположенность к тревожности, далее это употребление наркотиков, отношения с родителями (особенно с отцом) и отсутствие жизненных целей. У девушек, столкнувшихся с психологическим и физическим насилием, шансы депрессии возрастают в 1,6 раза», — рассказала Лозюк.

«Надо сказать, что в этом отношении Беларусь не уникальна, — подчеркнула Лозюк. — По данным таких же исследований в европейских странах, распространенность депрессивной симптоматики у подростков и молодежи колеблется от 7,1% в Венгрии до 19,4% в Израиле; суицидальных мыслей от 15% в Армении до 43,8% в Латвии. Среднее значение этих показателей — 30,8% в 17 европейских странах».

 

Подростков надо учить справляться со стрессом

На вопрос, знают ли подростки, куда обратиться в стрессовой ситуации, почти половина (46%) ответили отрицательно, подчеркнула представитель ЮНИСЕФ.

«Подросткам нужна информация по следующим вопросам: 44% хотели бы знать признаки кризисных состояний, 46% интересуются способами повышения устойчивости к кризисным состояниям, 41% хочет знать о доступных услугах и 40,2% — о получении поддержки от специалистов», — сообщила она.

Один из самых доступных и быстрых видов психологической помощи для подростков — по телефону. С 1998 года в Минске в круглосуточном режиме работает телефон доверия для детей и подростков. С 1 декабря 2017 года появилась общенациональная детская линия 8-801-100-1611.

«За первый год работы линии на нее обратилось 1077 человек. За девять месяцев 2019 года поступило уже 1,3 тысячи звонков», — сообщила Ольга Литвинова.

Она отметила, что кроме экстренной помощи по телефону детям оказывают и очную помощь. Минздрав обращает внимание на проблему ее доступности в регионах — маленьких городах и сельской местности.

«Поэтому там, где это возможно по численности детского населения, вводятся отдельные должности психиатров-наркологов и психотерапевтов для обслуживания детей. В населенных пунктах, где это сделать невозможно, психологическая помощь все равно оказывается врачом, который обслуживает и детей, и взрослых. При этом прием детей и взрослых стараются развести по времени», — сказала психиатр.

В Беларуси организовано 345 стационарных коек для оказания специализированной психиатрической помощи детям до 18 лет. Из этого числа 30 коек — реабилитационные, где дети размещаются вместе с родителями.

Специалисты Минздрава также посещают школы. «Мы не говорим детям напрямую — не надо совершать суицид, мы учим их выходить из кризисных ситуаций, справляться со стрессом», — сказала Литвинова.

При этом в ходе исследования ЮНИСЕФ было выяснено, что в Беларуси не хватает подготовленных специалистов и нет эффективных программ обучения и повышения квалификации для специалистов.

Кроме того, существующая стигма мешает подросткам и их родителями обращаться за психологической и психиатрической помощью. «Родители отмечали высокий уровень недоверия, а также наличие стереотипов, связанных с психологической и психиатрической помощью», — сказала Виктория Лозюк.

Как еще можно укреплять социальную защиту населения в Беларуси? Смотрите дискуссию в дебатах кандидатов: