Конфискацию отменили, но имущество забирают. Это законно?

Если конфискация имущества была начата до вступления изменений в Уголовный кодекс, то она должна быть доведена до конца.

19 июля этого года вступили в силу поправки в Уголовный кодекс, одной из которых была отменена конфискация имущества как вид дополнительного наказания. Это дало возможность гражданам, которым такой вид наказания судом был постановлен, но до 19 июля не исполнен, вернуть свое имущество.

Фото sk.gov.by

Так, в частности, недвижимое имущество и большие суммы в иностранных валютах были возвращены бывшему директору РНПЦ травматологии и ортопедии Александру Белецкому, который за взятки получил семь с половиной лет колонии.

Но повезло, если можно так выразиться, далеко не всем. У некоторых граждан, которые также рассчитывали на возврат имущества, постановленного к конфискации, возникли вопросы к судебным органам и органам принудительного исполнения, которые в возврате имущества отказали.

В такую ситуацию в частности попал минчанин Алексей. Он пытается вернуть участок и недостроенный дом, которые у него забрали по приговору суда.

Как рассказал Алексей корреспонденту Naviny.by, в мае 2016 года он был осужден за получение взятки к четырем годам и шести месяцам лишения свободы с конфискацией имущества.

Имущество — это земельный участок (0,1751 га) и незавершенное законсервированное капитальное строение (199,3 кв.м.) в агрогородке Колодищи Минского района.

Исполнительное производство, которое находится в отделе принудительного исполнения Минского района, было возбуждено в августе 2016 года. Но супруга Алексея подала заявление в суд, чтобы выделить долю ей и детям из имущества, попавшего под конфискацию. И в январе 2017 года решением суда Первомайского района Минска совместно нажитое в период брака имущество было разделено.

За Алексеем признано право собственности на 424/1000 долей в праве собственности на капитальное строение и 424/1000 долей в праве собственности на земельный участок.

Имущество было поставлено на учет в отдел принудительного исполнения Минского района. Но в дальнейшем никаких действий по передаче принадлежащего минчанину имущества государству не предпринималось.

«Объект перестал быть сладким, и про него забыли на три года», — отметил Алексей, имея в виду, что, по его мнению, отделу принудительного исполнения просто не хотелось возиться со сложным объектом, требующим большого объема работы.

«Но за неделю до вступления в силу закона об изменениях в Уголовный кодекс о моей части участка вдруг вспомнили», — обратил внимание Алексей.

Действительно, 12 июля 2019 года имущество минчанина было передано в Партизанский межрайонный отдел Управления по Минску и Минской области Департамента по гуманитарной деятельности Управления делами президента.

А 19 июля, когда в силу вступили поправки, исключившие конфискацию из Уголовного кодекса как дополнительный вид наказания, Департамент обратился в суд с исковым заявлением о выделении доли в натуре в общем недвижимом имуществе и его регистрации. 7 октября суд Минского района постановил назначить по делу комплексную судебную строительно-техническую и землеустроительную экспертизу.

Исполнительное производство будет окончено, когда из Департамента в отдел принудительного исполнения Минского района поступит акт приемки имущества. По информации Алексея, такой документ в ОПИ еще не поступил.

Минчанин написал жалобу начальнику отдела принудительного исполнения Минского района. В ней он указал, что поскольку к настоящему времени перехода права собственности на имущество не было, а требования исполнительного производства не исполнены, то действия судебных исполнителей незаконны.

По этой причине минчанин просит освободить имущество от ареста и любых иных обременений, а исполнительное производство прекратить.

Однако в ОПИ Алексею в удовлетворении его требований отказали.

«Судебным исполнителем осуществлены необходимые действия для исполнения приговора суда в части конфискации имущества, предоставлены документы, необходимые для постановки имущества на учет. Сейчас решается вопрос об окончании вышеуказанного исполнительного производства, основания для его прекращения, а также освобождения имущества от ареста и любых иных обременений отсутствуют», — указано в ответе отдела принудительного исполнения Минского района от 17 октября.

 

Если начали конфискацию, то должны завершить

Кто прав в данной ситуации — гражданин, пытающийся вернуть имущество, права на которое формально государству еще не перешли, либо государство?

Министерство юстиции на запрос Naviny.by по этой проблеме пока не ответило.

Но, как отметила в комментарии для Naviny.by адвокат Татьяна Корзун, в данном случае необходимо руководствоваться разъяснением Верховного суда (в отрытом доступе этого документа нет). В нем указано, что если процесс конфискации имущества был начат до внесения изменений в Уголовный кодекс, то он должен быть доведен до конца.

Соответственно, в споре между гражданином и органами принудительного исполнения правы все же последние.

«Конфискация — это дополнительная мера наказания, назначенная приговором. Если приговор вынесен и вступил в законную силу, а конфискация имущества до внесения изменений в Уголовный кодекс не начата, то в этом случае можно внести изменения в приговор и, соответственно, привести его в соответствии с требованиями измененного действующего законодательства, исключив конфискацию как дополнительный вид наказания», — объяснила адвокат.

«Но если конфискация начата, и производство частично исполнено, то приговор также частично исполнен, а, следовательно, невозможно исключить из него указание о конфискации. Исполнительные действия, совершенные судебным исполнителем до внесения изменений в УК Республики Беларусь, совершались в соответствии с требованиями законодательства и не могут быть признаны незаконными», — отметила Татьяна Корзун.

Как она пояснила, судебный исполнитель совершил все действия, которые мог. Он выявил имущество, наложил на него арест и передал для дальнейшей реализации в Департамент по гуманитарной деятельности Управделами президента.

«По сути, все исполнительные действия, которые мог совершить сам судебный исполнитель, он совершил. Дальнейшая функция по реализации этого имущества возложена на Департамент по гуманитарной деятельности Управделами президента», — сказала Татьяна Корзун.