Белорусские власти вышли на тропу войны с политическими блогерами

Их преследуют даже сильнее, чем лидеров оппозиции.

Наказание блогера из-под Орши Дмитрия Козлова (автор ютьюб-канала «Серый кот») 120 сутками административного ареста делает популярной версию, что белорусский правящий режим стал воспринимать блогеров как политическую опасность. И преследует их даже сильнее, чем лидеров оппозиции.

Фото pixabay.com

База данных закрытого властями правозащитного центра «Весна» по административному преследованию зафиксировала за минувший год 10 инцидентов, которые касаются четырех блогеров — Сергея Петрухина (ютьюб-канал «Народный репортер», Брест), Дмитрия Козлова («Серый кот»), Сергея Тихановского («Страна для жизни», Гомель) и Владимира Цыгановича (MozgON, Гомель). Пять из этих инцидентов связано с Козловым.

 

«Серый кот» попал под невиданный прессинг

В 2020 году конвейер судов над участниками антиинтеграционных митингов продолжался, и только за январь Козлов шесть раз был осужден за призыв к участию в несанкционированных акциях или собственно за участие в них.

Автор канала «Серый кот» живет один в поселке Барань в шести километрах от Орши, поэтому о его задержании 25 декабря прошлого года стало известно не сразу, а лишь когда другие блогеры сообщили о его пропаже правозащитникам. На свободу Козлов вышел 21 января после отсидки 27 из 30 определенных ему суток административного ареста, но в итоге ему предстоит отсидеть намного больше.

21 января белорусские правозащитные организации распространили совместное заявление, в котором подчеркивалось, что блогер признан политическим заключенным.

Сопредседатель оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия» Павел Северинец призвал к солидарности с Козловым, заявив, что «парня травят за его стойкость, за то, что на родине Григорьевича в лице Серого Кота появился политический центр привлечения для протестов». Северинец считает, что накануне визита в Минск госсекретаря США Майка Помпео «всех — и Дмитрия [Козлова], и Сергея Тихановского, и меня — выпустили, чтобы не обострять отношения с Западом. После могут забрать снова».

В беседе с автором этих строк соавтор блога «Народный репортер» Александр Кабанов высказал предположение, что власти «приняли решение прибить Серого кота на взлете, но ошиблись — из-за произошедшего о нем узнало больше людей».

Из перечисленной четверки преследуемых блогеров у Козлова самый маленький по количеству подписчиков канал — 8,12 тыс. («Страна для жизни» — 48,3 тыс., MozgON — 47,5 тыс., «Народный репортер» — 30,8 тыс.), но резонанс в отношении автора привлек к каналу внимание, и за месяц репрессий подписчиков стало заметно больше.

 

Используется и уголовное преследование

В 2019 году белорусских блогеров привлекали не только к административной, но и к уголовной ответственности.

18 апреля 2019 года суд Ленинского района Бреста признал Петрухина виновным в публичных клевете и оскорблении милиционеров и назначил штраф в 360 базовых величин (на тот момент 9180 рублей), а также возмещение морального ущерба пострадавшим сотрудникам милиции (в общей сложности 7500 рублей).

Судебные исполнители 19 августа наложили арест на имущество Петрухина. В отношении его соавтора по блогу «Народный репортер» Кабанова во время прошлогодних парламентских выборов возобновляли уголовное дело по подозрению в присвоении денег товарищества собственников дома, но потом прекратили в декабре за отсутствием состава преступления.

В октябре фильм минского блогера члена движения «За Свободу» Павла Спирина «Грань 2019» попал в Республиканский список экстремистских материалов. В декабре в этот список попал фильм блогера Степана Путило (Nexta) «Лукашенко. Уголовные материалы», который на Ютьюбе просмотрели почти два миллиона раз. В двух последних случаях речь шла о вероятном возбуждении уголовного дела за оскорбление президента, но пока нет данных о том, произошло ли это.

 

В основном преследуют в регионах

Примечательно, что громкие дела, связанные с блогерами, в основном раскручиваются в регионах.

Кабанов и Петрухин на своем опыте приходят к выводу, что в некоторых случаях давление на блогеров связано с тем, что местные власти перестраховываются, но в отношении тех, кто особенно активно призывает выходить на площадь, есть команды из Минска.

«Давление идет централизовано, потому что блогеры становятся новой информационной силой, которая воспринимается властями как опасность», — считает Петрухин.

Кабанов же предполагает, что «в КГБ скоро создадут отдел по блогерам, как сейчас есть по оппозиции — защита конституционного строя».

 

Появились «антиблогеры»?

Правящий режим научился во время избирательных кампаний противопоставлять наблюдателям-оппозиционерам своих наблюдателей-лоялистов. Что-то похожее начинает, по словам Кабанова и Петрухина, появляться и в отношении блогеров.

Если одни блогеры поднимают местные проблемы, борются с несправедливостью чиновников, то параллельно появляются другие блогеры, которые поливают грязью первых и одновременно оправдывают местных чиновников или бизнес.

Из-за ограниченного количества примеров пока трудно судить, стало ли появление «антиблогеров» тенденцией в национальном масштабе или пока идет речь о брестском эксперименте. В отличие от России в Беларуси пока не выявляли «фабрики троллей», которые бы обслуживали режим, занимались бы системной пропагандой и контрпропагандой в социальных сетях.

 

Власти ищут варианты нейтрализации

Считает ли правящий режим политических блогеров опасностью? Возможно. Эта та сфера, где очень трудно отдавать приказания: люди подписываются, на кого хотят, смотрят и обсуждают, что пожелают.

В отличие от традиционных СМИ, политические блогеры не рассматривают свою деятельность как медиабизнес (хотя пожертвования уже давно научились собирать), поэтому оказываются менее уязвимыми для административного давления. В итоге некоторые из них занимают нишу радикальной политической публицистики, которой почти не осталось в традиционных СМИ.

При этом блогер, в отличие от редакции, может быть общественным активистом или партийным деятелем и на своем канале открыто лоббировать то дело, которое считает правым.

Феномен политического блогерства — относительно новое явление для государственных идеологических работников, и они, судя по всему, еще не нащупали способ по-настоящему эффективно противостоять представителям этой волны. Провластные блоги и каналы на Ютьюбе могут получить хорошую прессу при открытии, но пока ни один из них не приобрел заметной популярности.