Удастся ли Лукашенко и Путину зарыть топор нефтегазовой войны?

Скорее всего, возможен лишь шаткий компромисс, поскольку в контексте «углубления интеграции» интересы сторон слишком расходятся…

Александр Лукашенко и Владимир Путин встретятся 7 февраля. О чем они прежде всего будут говорить и на чем сойдутся (или не сойдутся)?

Фото kremlin.ru

Эти переговоры сначала анонсировал с оговоркой «скорее всего» белорусский руководитель сегодня в Добруше, а затем подтвердил пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков. Он уточнил, что встреча состоится в России (оставляя простор для предположений: в Москве, Сочи?).

Но где бы два президента ни пересеклись, диалог наверняка окажется трудным и не расставит все точки над і в отношениях заклятых союзников.

 

Нефть и газ: без России не обойтись

Прежде всего, нужно что-то решать с нефтью и газом. Контракты с крупнейшими российскими нефтяными компаниями на 2020 год до сих пор не заключены. Той нефти, что поставляют компании Михаила Гуцериева, давнего приятеля Лукашенко, явно недостаточно.

Танкер нефти, закупленной у норвежцев, погоды не делает: это новополоцкому «Нафтану» на один зуб. Сенсационное заявление госсекретаря США Майкла Помпео, предложившего 1 февраля в Минске закупать 100% нефти у американцев, может оказаться лишь пиаровским жестом.

Американская, как и любая другая альтернативная нефть пока, скорее всего, окажется дороже российской. Да и технически танкерами и цистернами ее не навозишься, а задействовать для этого трубы быстро не получится.

Короче, так или иначе надо договариваться с Россией. Заменить основную часть ее нефтяных поставок в обозримой перспективе не представляется возможным. А пока белорусские НПЗ работают вполсилы, казна несет убытки, резко уменьшается поступление валюты от экспорта нефтепродуктов.

 

Дадут ли эффект геополитические маневры Минска?

Сегодня Лукашенко заявил, что «Беларусь готова покупать нефть в России по мировым ценам, но там настаивают еще и на существенных премиях сверх этой цены».

Татьяна Манёнок, белорусский эксперт в области энергоносителей, не уверена в корректности этого заявления. В комментарии для Naviny.by она напомнила, что, по данным концерна «Белнефтехим», цена российской нефти для Беларуси в нынешнем году даже с учетом налогового маневра составляет 83% от мировой.

По мнению эксперта, договоренности о цене поставок нефти в какой-то степени будут зависеть от «политического сигнала» Кремля. Но это может быть небольшая скидка в пределах премии нефтяным компаниям.

В частности, на Кремль могут подействовать геополитические маневры белоруской стороны. «Может быть, российскую сторону будет пугать сближение Беларуси с Западом, Соединенными Штатами», — допускает собеседница Naviny.by.

Судя по твердой позиции, которую заняла Москва, некие договоренности на встрече Лукашенко с Путиным могут быть достигнуты, «скорее всего, на российских условиях», заявил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

Он отмечает, что Беларусь не может обойтись без российских нефти и газа, обеспечить в этом плане серьезную альтернативу пока невозможно. То есть не исключено, что Лукашенко придется соглашаться на покупку нефти с уплатой премии российским компаниям (по сведениям СМИ, в районе десяти долларов за тонну) и газа по 152 доллара за тысячу кубометров, говорит аналитик.

Вместе с тем, он допускает, что Путин может пойти на некий компромисс, определенные уступки, поскольку «Москву напрягают последние события»: визит Помпео в Минск, готовность входящих в Евросоюз и НАТО соседей Беларуси: Литвы, Латвии, Польши — поддержать Минск в трудную минуту.

Штрих к теме: как раз сейчас с визитом в Беларуси находится министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс. При том что литовцы в претензии к Минску за строительство АЭС у них под боком, Вильнюс демонстрирует поддержку белорусской независимости, предлагает переваливать альтернативную нефть.

 

От дорожных карт Москва не откажется

Но белорусская экономика так или иначе сильно завязана на Россию, и от этой зависимости быстро не уйдешь. Москва же настойчивым предложением «углубленной интеграции» показала, что хочет еще сильнее привязать к себе Беларусь, причем в плане институциональном.

Надежды, что конституционная перетряска, затеянная Путиным, надолго отвлечет российские элиты от белорусского вопроса и что тамошнему новому правительству будет не до дорожных карт «углубления интеграции», вряд ли оправданны.

Новый российский премьер Михаил Мишустин, встречаясь с белорусским коллегой Сергеем Румасом 31 января в Алматы, заметил относительно предстоящих контактов: «Я думаю, что нам необходимо в полной мере раскрыть потенциал договора [о Союзном государстве] и обеспечить максимальную гармонизацию национальных законодательств».

Это не что иное, как напоминание о дорожных картах. Так что новое российское правительство в этом плане явно намерено продолжать линию команды предыдущего премьера Дмитрия Медведева.

Суть же этой линии в том, что Москва не готова давать Беларуси прежние преференции без продвижения по пути «союзного строительства», то есть выполнения большого интеграционного договора 1999 года. А в этом документе прописаны и единая валюта, и общая конституция, и общий парламент, и прочие явно дискомфортные для Лукашенко вещи, грозящие обкорнать, а то и свести к нулю его власть над страной.

 

Гордиев узел не разрубят

Минск же ввязался в рискованные переговоры об «углублении интеграции» в надежде урвать хоть шерсти клок здесь и сейчас. По мнению Карбалевича, «если не будет компромисса по нефти и газу, то для белорусской стороны вообще не имеет смысла продолжать эту игру [в дорожные карты]. С точки зрения нормальной логики. Но как будет на самом деле, сложно сказать».

Здесь стоит вспомнить рассуждения Путина на большой пресс-конференции в Москве 19 декабря. Тогда, говоря о перспективах дешевого газа для Беларуси, российский президент напомнил, что союзный договор на 90% не выполнен.

Иначе говоря, Кремль настаивает на своем подходе: бонусы — только по выполнении дорожных карт. Причем в рукаве у Кремля — коварная 31-я карта, предусматривающая единую валюту и наднациональные органы. Что белорусскому руководству — как нож вострый.

И больших резонов смягчать этот подход у России нет. Да, ее нефтяные компании тоже несут убытки от того, что нет поставок в Беларусь. Но в принципе эти потоки можно перенаправить.

Да, в российской правящей элите хоть и не подают виду, но раздражены геополитическим маневрированием Лукашенко, особенно контактами с треклятым Вашингтоном. Это раздражение проявляется в ядовито-истеричном тоне ряда связанных с российскими верхами телеграм-каналов. Но пока в Кремле все же, видимо, не допускают мысли, что «батька» переметнется к супостатам.

Впрочем, экзистенциальные фобии потери союзника в Москве сейчас, надо думать, обострились. И для ублажения, покупки лояльности трудного белорусского партнера, возможно, Путин даст отмашку на небольшие скидки по нефти и газу. Однако не более того.

В принципе же гордиев узел противоречий два президента не разрубят. Лукашенко назвал предстоящую встречу моментом истины. Но, кажется, момент истины в том, что о мантре про равноправную интеграцию с восточной соседкой можно забыть. Москва смотрит на процесс с колокольни великодержавных интересов. А Лукашенко сдавать страну, в которой ему так хорошо правится, не намерен.

Так что придется искать временные компромиссы и учиться жить в новой реальности, без прежней московской подпитки белорусской экономической модели. Отношения между заклятыми союзниками, скорее всего, будут постепенно охладевать.