Фигуранты, компании, схемы. Что известно о «сахарном деле»

Naviny.by собрали всю известную информацию о резонансном уголовном деле.

Семи фигурантам «сахарного дела» предъявлено обвинение в получении или даче взятки в крупном размере. КГБ продолжает предварительное расследование.

Naviny.by собрали всю известную информацию о фигурантах и компаниях громкого уголовного дела, а также используемых ими незаконных схемах и попытались разобраться, почему они стали возможными.

 

Фигуранты дела и компании

На данный момент КГБ объявило о задержании семи человек по «сахарному делу».

Это директора всех четырех сахарных заводов Беларуси: Михаил Криштапович — руководитель Городейского сахарного комбината с 1997 года, Николай Прудник — руководитель Слуцкого сахарорафинадного комбината с 2004 года, Дмитрий Егоров — руководитель Скидельского сахарного комбината с 2006 года и Виктор Миронов — руководитель Жабинковского сахарного завода с 2008 года.

По уголовному делу был задержан и руководитель Белорусской сахарной компании (БСК) Дмитрий Кириллов.

БСК была учреждена в Москве в 2006 году четырьмя сахарными заводами. Они владеют по 25% в уставном фонде. Компания работает как товаропроводящая сеть. Заводы могли продавать сахар только БСК, а уже БСК реализовывала товар на российском рынке через трейдеров и дистрибьюторов. Среди партнеров — более 40 крупных компаний от Санкт-Петербурга до Урала.

По делу также задержан Сергей Кононенко, который является учредителем нескольких российских компаний.

Согласно информации из реестров, ему принадлежит 100% в уставном фонде ООО «Полимер» (Москва), которое занимается оптовой торговлей, а также 100% в уставном фонде ООО «Премиум Стайл» (Москва), которое занимается консультированием бизнеса и розничной торговлей через интернет и другими видами коммерческой деятельности. Предприниматель также владеет 45% в уставном фонде ООО «Нордин» (Санкт-Петербург), которое занимается оптовой продажей сахара по всей России.

Вместе с Кирилловым Антоном Дмитриевичем на паритетной основе он владеет ООО «Веронис» (Москва), которое специализируется на аренде и управлении собственным и арендованным недвижимым имуществом.

Кроме того фигурантом «сахарного дела» является бывший начальник 2-го управления Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией (ГУБОПиК) МВД Владимир Тихиня. Милицейская пресса называет его главным борцом с ворами в законе в Беларуси.

 

Сахарная отрасль

Для более полного понимания сути дела мы опишем, в каких условиях работала сахарная отрасль Беларуси.

В последние два года на четырех заводах производили около 640 тысяч тонн сахара ежегодно. Внутренний рынок потребляет максимум 320 тысяч тонн, рассказал Naviny.by источник в пищевой отрасли. Остальные объемы продавались на экспорт. В основном, в Россию. В 2018 году было продано 275 тысяч тонн, за 11 месяцев 2019 года — 188,8 тысячи тонн.

В Беларуси жаловались на неравные условия конкуренции с российскими сахарными заводами, для которых из-за более дешевого газа и свеклы производство обходится дешевле.

Как рассказал собеседник в пищевой отрасли, себестоимость российского сахара составляет 370-390 долларов за тонну, в Беларуси она на 80-100 долларов выше.

Белорусское правительство поддерживало заводы: снижало закупочные цены на свеклу и стоимость природного газа, давало гарантии по кредитам.

Но господдержка не спасала отрасль. Три из четырех заводов по итогам позапрошлого года понесли убытки.

Дело в том, что в последние годы в России наблюдается перепроизводство сахара. Выпуск значительно превышает потребление. На рынке произошло снижение цен. По данным отраслевого издания sugar.ru, если в начале прошлого года оптовая цена на сахар в Краснодаре составляла 548,6 доллара за тонну, то концу года она опустилась до 325,64 доллара за тонну.

Дешевый российский сахар хлынул на полки белорусских магазинов и потеснил там белорусский.

«В России произошел обвал цен. На это отреагировал наш бизнес. Зачем ему покупать наш сахар по 1,2 рубля, если можно взять в России за 70 копеек?! Поэтому сюда попёр российский сахар и вытеснил наш с полки. У нас было 55 млн рублей в год потери выручки за счет сокращения поставок на внутренний рынок», — рассказал источник в пищевой отрасли.

В ситуацию вмешались белорусские власти. Они установили минимальную розничную цену в 1,5 рубля за килограмм (больше 700 долларов за тонну). Спустя время белорусские производители нарастили продажи. Импорт российского сахара упал, потому что его стало невыгодно возить.

В общем, ситуация на внутреннем рынке стабилизировалась в пользу белорусских заводов.

При этом на экспорт предприятия продавали сахар порой даже ниже себестоимости. За прошлый год, по данным Белстата, средняя экспортная цена составила 406 долларов за тонну. В позапрошлом году она составляла 433 доллара за тонну.

Сложилась парадоксальная ситуация: белорусский сахар продавался в России дешевле, чем в Беларуси. Этой разницей в цене, судя по всему, и воспользовались.

 

Сахарные схемы

«Что сделали эти дельцы — они создали в Москве прокладку — торговый дом. (Скорее всего, имеется в виду БСК. — ред.) Обычная прокладка. Поставили туда своих. <…> Мне доложили, что по дешевке продавали торговому дому этот сахар, а часть по какой-то там увеличенной цене возвращалась в Беларусь. Может быть, сахар даже не вывозили в Москву и обратно не завозили. А документы шли туда, переоформляли и здесь прямо с заводов на наш рынок поставляли этот сахар с маржой. А потом эту маржу делили на взятки. Это что, нормально?»поделился деталями уголовного дела Александр Лукашенко во время рабочей поездки в Добруш.

В сюжете «Сахарная мафия» на телеканале «Беларусь 1» рассказали, как работала эта схема.

Заводы отгружали весь экспортный объем сахара БСК, дальше значительная часть уходила подконтрольным посредникам, которых «не интересовала экономика завода и выгодность заявок, на первом места всегда была личная выгода». При этом ряд посредников поставили на поток перефасовку белорусского сахара, выдавая его за российский.

То есть, как следует из сюжета, продавашийся в Беларуси российский сахар лишь номинально был иностранным.

«Директора сахарных заводов вступили в преступный сговор с Кононенко и Кирилловым, направленный на систематическое получение взяток за организацию отгрузки белорусского сахара от БСК в адрес определенных предварительно согласованных коммерческих структур, — рассказал журналистам начальник отдела следственного управления КГБ Константин Бычек. — За это Кононенко при пособничестве Кириллова передавал директорам заводов незаконные денежные вознаграждения, взятки в размере от одного до двух с половиной долларов США за каждую тонну отгруженной продукции. Ежегодно суммы взяток исчислялись сотнями тысяч долларов и зависели от вклада каждого участника преступной схемы в ее деятельность».

 

Бизнес на упаковке

Фигуранты уголовного дела также зарабатывали на упаковке. По данным следствия, для этого в России была создана фирма-«прокладка» для поставки сырья — «Полимер», а в Беларуси — завод-монополист по производству мешков для сахара «Евротарэкс».

Однако известно, что «Евротарэкс» не появился вдруг. Производство полипропиленовых тканых мешков для упаковки сахара было создано еще в 2000 году при участии Городейского и Скидельского сахарных комбинатов. Ежегодно на заводе производится до 22 млн мешков. Среди поставщиков сырья значится и российское ООО «Полимер».

Как рассказал представитель КГБ Константин Бычек, участники группы обеспечили поставки сырья для «Евротарэкс» у подконтрольного Кононенко российского предприятия «Полимер» по завышенной стоимости. Вследствие этого затраты «Евротарэкс» на производство продукции увеличились, также увеличилась прибыль «Полимера».

Осевшие на счетах «Полимера» средства с помощью российских лжепредпринимательских структур обналичивались и делились между тремя участниками преступной схемы в равных долях.

По версии следствия, именно директор Городейского сахарного комбината Михаил Криштапович предложил представителю российских коммерческих структур Сергею Кононенко и директору Белорусской сахарной компании Дмитрию Кириллову организовать в Беларуси бизнес по производству упаковки для сахара.

«Директора оставшихся трех белорусских сахарных заводов также были вовлечены в противоправную деятельность. Им причиталось незаконное денежное вознаграждение в размере до трех центов за каждый купленный мешок», — рассказал представитель КГБ.

Как было сказано в сюжете, из-за коррупции директората, поставок по бросовым ценам на российский рынок, посредников и реэкспорта Беларусь «недополучила почти 70 млн долларов, из них на 63 млн сократилась выручка от экспорта, и еще на 4 млн увеличился импорт».

 

Связи с МВД

В числе участников преступной группы назван бывший начальник 2-го управления ГУБОПиК Владимир Тихиня.

По данным КГБ, он сообщал участникам преступной группы сведения о проводимых другими правоохранительными органами в отношении них оперативно-розыскных мероприятиях, давал советы по соблюдению мер конспирации, зачистке следов противоправной деятельности. Он гарантировал им прекращение проводимых органами внутренних дел проверочных мероприятий, за что систематически получал незаконное денежное вознаграждение.

«Последним поручением для Тихини стала организация недопущения на пост директора концерна Белгоспищепром неугодного участникам преступной группы кандидата, при котором данная преступная схема далее не смогла бы существовать», — сообщил Константин Бычек.

Все семь фигурантов уголовного дела были задержаны. Для этого даже пришлось развернуть следовавший из Минска в Мюнхен самолет «Белавиа» в небе над Вроцлавом. Среди пассажиров был Михаил Криштапович и, возможно, Николай Прудник.

«Самое интересное, что спросили за бегство сахарников не только с экс-начальника управления ГУБОПиК, но и с... экс-министра МВД Игоря Шуневича. По нашей информации, снятый с самолета Михаил Криштапович был близким другом бывшего руководителя МВД», — писал по этому поводу telegram-канал Nexta.

КГБ возбудил уголовные дела по ч. 3 ст. 430 УК (получение взятки в особо крупном размере) в отношении должностных лиц и по ч. 2 ст. 431 (дача взятки в крупном размере) в отношении коммерсантов.

«Под грузом неопровержимых доказательств фигуранты дают признательные показания и сотрудничают со следствием», — заявил представитель КГБ Константин Бычек.

Всем семи фигурантом уголовного дела предъявлены обвинения. КГБ продолжает предварительное расследование уголовного дела, сообщил Naviny.by представитель спецслужбы Андрей Ярош.

 

Лукашенко освежает имидж?

Показательно, что после задержания фигурантов дела силовые структуры довольно долго хранили молчание, ничего не комментировали прессе. В итоге о нем первым публично поведал сам Лукашенко.

Независимые обозреватели отмечают, что разоблачение «сахарной мафии» может стать одним из элементов предвыборного пиара действующего президента. Имидж борца с коррупцией помог Лукашенко в 1994 году победить на выборах и стать главой государства.

Сейчас, когда, судя по косвенным признакам, популярность Лукашенко не очень высока, видимо, самое время освежить этот имидж.