Ярослав Бекиш. ПОЛЕМИКА. «Единые кандидаты» неведомо куда и зачем

Ярослав БЕКИШ

Ярослав БЕКИШ

Бывший руководитель товарищества «Зеленая сеть». Выпускник программы международного лидерства сенатора Джона Маккейна. Работал в офисе мэра Канзас-Сити (Миссури, США) по городскому развитию и инновациям. Последние полтора года — скромный стартапер.

Лидеры белорусских оппозиционных структур, которые собираются поучаствовать в грядущих «выборах», по-разному реагируют на обсуждение их планов.

Юрий Губаревич и Павел Северинец с самого объявления великой новости об их объединении на тех, кто задает прямые вопросы, кого их же собственная логика обязывает считать избирателями, дружно вешают ярлыки «троллей» и «хейтеров».

Дмитрия Кучука продинамила с «выборами» собственная партия «Зеленых». Зато Игорь Борисов пока держится, при этом позволяя себе лобовые манипуляции. Пройдусь по некоторым его тезисам из его статьи «Единый и стервятники».

В ней Игорь бодро называет пять договорившихся структур «пятью ведущими оппозиционными политическими организациями страны». Звучит неплохо, но ни одна из этих организаций, ни даже все они вместе взятые никак не тянут на кого-либо куда-либо ведущих. В их совместном активе (по признанию их же лидеров) на сегодня не более пяти тысяч человек (что само по себе сомнительно) и они рассчитывают на увеличение этого количества в шесть раз, но непонятно, за счет чего.

30 000 человек — это чуть более 0,3% населения страны, соответственно 5000 — менее 0,05%. Ничтожная цифра. Настолько ничтожная, что коалиция ну никак не тянет на «ведущие» организации и, как выясняется, даже не планирует перевалить за стандартное значение статистической погрешности.

«Пришли к общему пониманию необходимости объединения своих сил для участия в избирательной кампании, но не только не получили поддержки от остальных — попали под шквал критики…».

Такие риторические приемы я иногда использую, чтобы задурить головы своим детям, но даже они никогда не ведутся. Да, раньше критики ругали «пять ведущих организаций» за перетягивание одеяла и за то, что они не могут договориться и выдвинуть единого кандидата. Намного-намного раньше. «Единый кандидат» на «выборах» уже лет десять как не актуален. И лидеры этих организаций прекрасно знают, что критикуют их вовсе не за то, что они, спустя годы, начали договариваться.

Критикуют их за то, ради чего они договорились. Ради «общей конницы в танковой битве». Причем, заведомо зная, что битва идет за независимость страны, они идут на нее не только не побеждать, но даже не драться, а с инфантильными целями «набираться опыта», «доносить позицию» или «чтоб нашу партию не забывали».

Кто вам, господа, все эти годы мешал доносить позицию? Какого опыта вы еще не набрались? Что вы с этим опытом собираетесь дальше делать? Почему ваш опыт и позиция должны стоить нам всем страны?

«ЛДП… рассматривается как лояльная к режиму организация, лидеры которой традиционно выполняют функцию спарринг-партнеров».

Вот. Вот только за эту роль лояльного спарринг-партнера и поборется «единый» кандидат от титульной оппозиции. Ради этого вся шумиха и надувание щек. И все бы ничего, но эта мышиная возня очень неуместна сейчас, во время обострения вопросов с суверенитетом.

«Договорились те, кто имеет общее видение, не готов подыгрывать режиму».

Выходит ровно наоборот: договорились об участии в «выборах», что является подыгрыванием режиму.

«Объединение — это не показатель слабости, это показатель концентрированности позиции и привлечение внимания к процессу выдвижения единого», — утверждает Борисов.

Объединение, в зависимости от ситуации, может быть и показателем мудрости, когда тактически необходимо нанести решающий удар. Разъединение тоже может быть выгодным тактическим ходом (например, при организации диверсий, уходе от погони и др.). В данном случае объединение вообще не является показателем чего-либо.

Большинству все равно, что пять групп с общей заявленной численностью в пять тысяч активистов объединились. В таком количестве можно организовать, например, неплохой субботник в Смолевичах. А вот усиленное привлечение внимание к танцам с «выборами» в такой ситуации — не что иное, как информационный шум, отвлекающий общественное внимание от действительно важных проблем.

Именно поэтому мало кому интересно, каким именно образом в этом танце будут «выкристализовывать единого» — в четыре такта или в шестнадцать.

Неинтересны и выпады в адрес «Говори правду» — у них просто свой танец на цыпочках, во многом более эффектный. Вы проигрываете конкуренцию им? В этом всё дело?

Таким образом, критика за участие перечисленных выше организаций в «выборах», как вы говорите, вовсе не стоит «отдельным пунктом» — она к этому пункту и сводится.

«Неучастие в выборах титульной либо классической оппозиции — это как раз-таки «слив» выборов — без надежды, без альтернативы, без возможности мирного протеста», – классические патетические лозунги!

Как мы выяснили выше, титульной оппозиции в стране больше нет. Если бы она была, вопрос об участии в выборах и вовсе не стоял бы. Но есть те, кого это не устраивает. И их общая задача — как раз противостоять режиму, сливать необходимую ему симуляцию выборов. Только это в сегодняшней ситуации и может дать надежду и альтернативу. Только таким и может быть мирный протест в 2020 году. Все остальное — либо не протест, либо не мирный. И вот эту надежду вы и сливаете со своим «праймериз».

«Мирные протесты из-за фальсификаций выборов — это мобилизационный потенциал, который придавал не только яркость самой избирательной кампании, однако потенциально мог привести к смене власти мирным путем», — утверждает Игорь Борисов.

Мирные протесты уже были, но что вы с ними сделали? Во что вы их конвертировали? И что нового вы с ними можете сделать сегодня, когда ваш организационный потенциал и авторитет стал намного ниже, чем был десять лет назад? Зачем вам протесты? Что вы с ними делать-то будете?

«Народ уже готов поддержать кого угодно, только не действующего президента», — верит Борисов.

Не правда, Игорь. Даже шутливая голосовалка на «Рефоруме» наглядно показала, что правильно формулировать так: «Народ готов поддержать кого угодно, даже фонарный столб (!), только не действующего президента или кого-то из титульной оппозиции».

«Кампания «Свежий ветер» наконец-таки нашла того, с кем можно «змагацца», и по иронии судьбы этой группой оказались оппозиционные политики», — обижается Игорь Борисов.

Так вот с кем, оказывается, «змагаецца» «Свежий ветер»! Так это они ради вас все замутили?! Поконкурировать с вами за ваши пять тысяч человек и место в эфире? Да ладно. У одного Владимира Мацкевича охват аудитории в два раза больше, чем у вас пятерых и Кучука.

«Идея Учредительного собрания выглядит еще более нереалистичной и утопичной, чем свободные и справедливые выборы».

Возможно. Да, идея эта кажется утопичной. Но есть два серьезных «но».

Во-первых, эта идея как минимум безвредна по сравнению с вашей инициативой — она никому не подыгрывает. А во-вторых, если бы «Свежему ветру» удалось совершить то, чему вы противостоите — сорвать «выборы», то идея Учредительного собрания была бы уже намного менее утопичной, потому что режим получил бы реальный сигнал от народа: «Мы достаточно консолидированы, с нами можно и нужно договариваться. И как минимум, слить втихую суверенитет мы вам не позволим».

И наконец: «Поверьте, участвующим в процедуре “Народного голосования” (праймериз) организациям есть что предложить».

Почему мы должны вам поверить? Чем, по-вашему, вы это доверие заслужили, и чем собираетесь оправдывать?

Не поверю. Нечего вам предложить, кроме очередной процедуры по выдвижению единого кандидата неведомо куда и зачем.

 

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».