Семья держит 12 собак и 14 котов. «Вы бы видели, как они нас встречают!»

Дом во Дворцах, деревне рядом с Беловежской пущей, неожиданно для хозяев стал единственным приютом для животных в округе.

Каждое утро Петр Базыльчук, лесник из деревни Дворцы Каменецкого района, едет на работу под многоголосый хор своих 12 собак. Изо дня в день повторяется одно и то же — он выезжает под их печальные взгляды, а когда машина исчезает с горизонта, собаки начинают выть. А встречать его выходят коты, которых в доме 14. Садятся заранее на проселочную дорогу, смотрят в сторону, куда уехала машина, ждут.

Дома остается супруга Петра Галина Стаброва. «Вы бы только видели, как они нас встречают, когда мы вдвоем уезжаем надолго. Зайти невозможно — прыгают, лают, приветствуют изо всех сил. И нам радостно каждый раз их видеть», — говорит Петр Базыльчук.

Они с женой неожиданно для себя стали обладателями 26 животных, а их дом во Дворцах, деревне рядом с Беловежской пущей, стал единственным приютом для животных в округе.

15 лет назад у супругов было два котика и собачка, а потом появилась Дина. Щенок-дворняжка, которую кто-то подбросил в деревню, сама выбрала Петра и Галину, как она говорит, «бросался в ноги». Весной прошлого года у нее обнаружили рак, дважды оперировали. Умерла Дина, прожив около 13 лет.

Теперь в семье живет ее дочка. Изначально назвали Мини, но собака как-то очень хорошо и быстро выросла, и теперь зовут Маня или Манюня.

«Такое чувство, что когда маленькая была, у нее были одни уши, а теперь вот как вымахала! Собаки у меня все любимые, — говорит Петр, — но Маня меня особенно любит».

Второй собакой, которую приютили, был пес с онкологическим заболеванием. Галина работала фельдшером в ФАПе в Дворцах, а собака все охраняла ее велосипед. Взяли в дом, пытались лечить.

Галина родилась в Рязани, в свое время жила на Сахалине, лечила людей и принимала роды. Петр — из Украины. Супруги говорят, что Беловежская пуща их приняла: «Спасибо ей, а мы, что можем, хорошее для нее делаем».

Вотчина Петра как лесника — 783 га леса. Каждый день обход, большая часть пути ногами, потому что в пуще на машине ездить можно далеко не везде:

«В пуще зверьё какое хочешь есть. Олени у нас по полю ходят, лисы бегают вокруг деревни. В нашей части пущи есть и лоси, и барсуки, и медведь заходил — дошел до деревни Дедовка, наследил, распотрошил два улья и дальше пошел. Зубров встречают даже грибники. Мне во время обхода не раз попадались. Иногда вижу — стоят у большой лужи, пьют, человека не боятся. Если есть теленок, сразу в круг его берут. Приходится за километр обходить».

К слову, Петр говорит, что аномально теплую зиму звери пережили хорошо: «Всем легче без мороза. Когда очень холодно, весной только успевай собирать трупики животных. Теперь этого нет».

На Петре вся физическая работа, связанная с собаками, — уборка, выгул, а также… примирение, за Галиной — «проконтролировать, пожалеть, полечить». Петр удивляется, почему Галина не выучилась на ветеринара, раз она «больше любит лечить животных, чем людей».

«Животные всегда благодарные, — отвечает женщина. — И знаете, брошенным собакам и котам в нашей местности никто не поможет, кроме нас. Людям обязаны помогать, на это есть разные инстанции. Когда мы забираем животное, это такой восторг... Собака получает имя, прописку, в конце концов, начинает новую жизнь. Нам от этого столько радости!»

К тому, что у Петра и Галины много животных, в деревне уже привыкли. Поначалу, правда, если у кого курицу задушат, говорили, что «это медичкины собаки», и жаловались в сельсовет. Со временем успокоились — забор вокруг дома высокий, собаки всегда дома или с хозяином.

И хотя создавать приют для брошенных собак и кошек супруги не планировали, больные и брошенные животные на их пути продолжали попадаться. Галина шутит, что Петр с нее чуть ли не расписку брал, что она больше никого домой спасать не принесет.

Феня умирал на дороге. «Это мы его Феней назвали, а как его звали, кто знает. — говорит Петр Базыльчук. — Однажды ехали в Каменец, видим, недалеко от кладбища сидит собака. А так как с жены было взято слово больше никого не тащить в дом, в первый раз мы не остановились. Через неделю едем, она опять сидит. Худая. Мы поняли, что умирает. Остановились, я открыл дверь в машине, она прыг. Даже звать не надо было».

А прошлой весной у них оказался Лорд:

«Мы периодически ездим в Каменец. У меня инвалидность, лекарства надо выписывать и покупать. В магазин ездим раз в неделю. Весной были на рынке. Сняла я пенсию в банкомате около больницы, увидела собаку. Дала ей сосиску и пошла — каждого ведь не заберешь домой. Получилось так, что весь день была в Каменце. Когда муж за мной приехал, говорю ему, мол, давай посмотрим ту собаку. Подошли, люди нам рассказали, что ее сбила машина. Ну что ждет пса? Вызовут отлов. Взяли домой, думали, вылечим».

Оказалось, что у Лорда перелом бедра, вся кость раздроблена. Поехали к хирургу в Брест (60 км от Дворцов), дважды делали операцию, потом долго восстанавливали.

Лорд не примкнул ни к одной из двух стай собак, его приходится держать отдельно. Стаи, одна из которых на ночь возвращается в дом, а другая живет в вольере, между собой не особо ладят. Если случайно пересекутся, будет война, говорит Галина:

«Они сцепятся так, что потом приходится лечить. Муж не раз разнимал, водой разгонял. Я их не боюсь, они меня любят, но справиться с ними может только он».

На лечение Лорда пошло около 300 рублей. Столько, к слову, семья ежемесячно тратит на питание животных. В доме четыре холодильника, из них в трех корм для животных — куриные головы и фарш для котов.

К этой сумме надо прибавить цену стерилизации собак: «Мы не хотим, чтобы собаки размножались. Раздавать щенков и тем более взрослых не очень получается, не хотят брать. Вот с котами проблема, на их стерилизацию просто не хватает средств. Поэтому не все коты стерилизованы, мы только мечтаем об этом».

Справляются, потому что помимо пенсии по инвалидности Галины и зарплаты Петра есть еще доход, который и помогает содержать котов и собак, — летом и осенью принимают на реализацию чернику и лисички.

Когда о том, что у супругов 14 котов и 12 собак, написали в местной прессе, им позвонили. Не помощь предложили, а попросили взять еще одну собаку. Галина пыталась объяснить, что они не могут увеличивать количество животных, ведь кормить дорого, а убирать хлопотно, но их уговорили:

«Женщина рассказала, что в Каменце убьют собаку, если не возьмем. Отстрел уже вызвали. Ну что делать, взяли. Живет у нас девочка. Но сердце у меня до сих пор разрывается из-за другой собаки. На домашний телефон позвонила девушка из Высокого, рассказала, что в городе голодает собака, а она ее подкармливает. А мы как раз с мужем серьезно поговорили перед этим, решили, что некуда нам брать животных, это же безумие. И предложила я этой женщине пристроить собаку через местную газету. Так мы и распрощались. Теперь всё думаю про ту собаку. Номера женщины у меня нет, перезвонить не могу».

Коты тоже появлялись в доме по-разному. Пончик, например, ждал на остановке.

Живут коты вольной жизнью — на кухне для них есть специальное окошко, и они свободно выходят и заходят. А есть еще кот Ксерокс, который уже в течение трех лет приходит в дом Галины и Петра только на обед.

А два котенка как-то утром зашли через окно, легли на печь, будто знали, где надо спать, а где можно поесть, говорит Петр. И вот один из них вырос в красивую черную кошку, которая гуляет сама по себе, с другими котами не общается, живет в большой комнате и вообще не выходит из дома.

Через руки Галины и Петра за 18 лет брака прошло немало животных, многих они поставили на ноги, пристроили через объявление в газете. Так нашла дом вылеченная собака, которая в пуще попала в браконьерскую петлю — вся шея была изрезана.

А вот хаски никак не могла ужиться с их другими собаками, и ее отдали дочке, у которой маленькие дети, две большие собаки и 14 котов.

«Те коты и собаки, которые у нас теперь живут, — это наша семья, которая собралась за годы. В самые тяжелые моменты мы говорим, что надо раздавать животных. Однако после вопроса, кого первого, от идеи отказываемся. Вдруг он попадет в плохие руки? Не будешь же ходить и проверять человека. Кого отдашь, за того переживаешь», — сказала Галина.

 

Супруги будут благодарны за любую помощь своим котам и собакам, но в один голос говорят, что их животные голодными не останутся никогда.

С Галиной можно связаться по телефону: +375 33 301 09 24.

А вашу помощь можно отправлять ей прямо на карту Беларусбанка: номер 9112 0002 5144 9209, Стаброва Галина Витальевна, срок действия 09/21.

 

Фото Сергея Сацюка