О чем договорились Лукашенко и Путин? Спросите у Сечина!

Предложение Путина компенсировать Беларуси потери от налогового маневра, возможно, связано с неким обещанием Лукашенко главе «Роснефти».

Предложение Владимира Путина компенсировать Беларуси потери в 300 млн долларов из-за российского налогового маневра может быть связано с неким обещанием Александра Лукашенко, данным главному исполнительному директору российской нефтегазовой компании «Роснефть» Игорю Сечину, с которым он встречался 18 февраля в Минске.

Такое мнение высказали БелаПАН опрошенные эксперты.

Игорь Сечин. Фото kremlin.ru

 

Вариант для «Роснефти»

В частности, с недавним визитом Сечина в белорусскую столицу сегодняшнее предложение президента РФ связала редактор сайта экспертного сообщества «Наше мнение» (Минск), специалист в вопросах белорусско-российских отношений Валерия Костюгова.

В комментарии для БелаПАН она подчеркнула, что «Роснефть» является не только одним из главных поставщиков нефти в Беларусь, но и «одной из наиболее оснащенных и заинтересованных в немецком и восточноевропейском рынке компаний», поскольку у нее «очень большая сеть НПЗ и заправок по всей Европе, завязанных как раз на трубопровод Дружба».

«Я думаю, что они просто нашли какой-то взаимовыгодный вариант для Сечина, — предположила Костюгова. — Во-первых, он в принципе заинтересован в том, чтобы белорусская сторона не стала исполнять угрозу Лукашенко об отборе нефти из трубы. Во-вторых, я думаю, ему что-то было предложено. Это может касаться вхождения в собственность или эксклюзивного права на какие-либо поставки. Одно время он и Мозырский НПЗ хотел купить, но как-то не сторговались, и на Гродно Азот хотел осуществлять поставки, и газ хотел поставлять».

«Надо понимать, что Сечин заинтересован не только в поставках нефти и нефтепродуктов в Германию. Внутри России происходит борьба между энергокомпаниями, Роснефть в каких-то вопросах противостоит Транснефти, в каких-то — Министерству финансов, например, в вопросе налогового маневра, который невыгоден не только нам, но и очень многим российским компаниям. А в каких-то — Газпрому. Поскольку Газпром является монополистом газа, не только Роснефть, но и многие другие компании хотели бы эту монополию подорвать», — сказала эксперт.

По мнению Костюговой, Лукашенко и Сечин, «скорее всего, нашли какие-то взаимовыгодные ходы», и это позволило главе «Роснефти» убедить Путина в том, что «ему это будет выгодно и что нужно договариваться».

При этом, считает собеседница, формулировка «компенсация налогового маневра», вероятнее всего, является «просто политическим клише».

«Она возможна только в одном случае и только в этой форме — в форме компенсации в виде отказа от премии на нефть. Отказ от премии и те 300 миллионов, о которых иногда говорили наши в контексте компенсации, — примерно равные суммы, они взаимозаменяемы. В этом споре каждый должен был победить, и так, скорее всего, и произойдет», — подытожила Костюгова.

 

Кремль изменил позицию?

Эксперт аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич в комментарии для БелаПАН выдвинул три версии, почему Путин сделал Лукашенко предложение компенсировать Беларуси потери из-за налогового маневра. Одна из них также связана с визитом главы «Роснефти».

Карбалевич не исключил, что белорусские власти могли «что-то пообещать» Игорю Сечину, «возможно, продать акции Мозырского НПЗ».

Еще одна версия Карбалевича связана с тем, что российские нефтяные компании также несут потери вследствие длящихся уже почти два месяца недопоставок нефти в Беларусь.

«Ну, и третья версия — изменение позиции Кремля. Оно объясняется тем, что тот вариант продолжения полномочий после 2024 года, который Путин хотел реализовать с помощью строительства Союзного государства, теперь отвергнут. Путин меняет Конституцию России, он выбрал иную схему, поэтому теперь тема с принуждением Лукашенко к согласию на продолжение интеграции неактуальна. Возможно, поэтому Россия пошла на уступки», — сказал аналитик.