Следующей точкой на карте Евросоюза для Лукашенко может стать Будапешт

Белорусская дипломатия активизирует работу на венгерском направлении.

Хотя отношения официального Минска с объединенной Европой улучшаются уже несколько лет, нельзя сказать, что на столе у Александра Лукашенко лежит гора приглашений посетить столицы стран ЕС. Рост количества контактов с лидерами государств Старого Света трудно назвать стремительным. Тем не менее, процесс идет, и не исключено, что следующей целью белорусской дипломатии является Венгрия.

Парламент Венгрии / Фото pixabay.com

 

Такой вывод можно сделать на основании информации о том, что министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей и его венгерский коллега Петер Сийярто на состоявшихся недавно в Минске переговорах обсудили возможности организации встреч «на высоком и высшем уровне».

 

Четверть века сдержанности

Дипломатические отношения между Минском и Будапештом были установлены вскоре после распада СССР — 12 февраля 1992 года. При этом экономическое сотрудничество демонстрировало неплохую динамику. Если в 2000 году взаимный товарооборот был равен 80 млн долларов (отрицательное сальдо 13,9 млн долларов), то в 2006-м — уже 210 млн долларов с практически таким же балансом.

Тем не менее, на протяжении почти четверти века политическое взаимодействие было слабым. Поначалу из-за стремления Будапешта стать членом НАТО, что вызывало крайнее неприятие белорусского руководства. Затем Венгрия присоединилась к Европейскому союзу и стала следовать его внешней политике, для которой было характерно критическое отношение к белорусскому режиму.

В частности, в октябре 2009 года тогдашний венгерский посол в Беларуси Ференц Контра, заявив, что полная отмена визовых санкций Евросоюза в отношении белорусских чиновников возможна, если шаги Беларуси навстречу станут убедительными, добавил: «К сожалению, у нас сложилось впечатление, что слова и действия белорусских властей не всегда соответствуют друг другу».

Он также назвал неприемлемыми требования Беларуси к инвесторам: «Наши инвесторы привыкли работать по европейским стандартам. Например, они строят и платят налоги. Но чтобы дополнительно надо было строить детские сады, больницы, они этого не понимают».

Реакция белорусской стороны была сдержанной, однако когда летом 2011 года Евросоюз под председательством Венгрии в очередной раз принял решение расширить санкции против Беларуси, в интернете появился видеоролик, призванный скомпрометировать жену Контры. Сам посол фактически обвинил в этом белорусские спецслужбы, а тогдашний министр иностранных дел Венгрии Янош Мартони потребовал прекратить травлю дипломатов своей страны.

 

Играет роль и родство душ?

Впрочем, довольно скоро в силу известных обстоятельств, связанных прежде всего с украинским кризисом, ситуация в белорусско-европейских отношениях начала улучшаться.

Причем Будапешт сыграл в этом не последнюю роль, что Александр Лукашенко подчеркнул на встрече с тем же Сийярто в Минске в январе прошлого года: «Мы об этом знаем вплоть до буквы и запятой. Мы это очень ценим. Это один из краеугольных камней фундамента наших отношений».

О развитии белорусско-венгерских связей свидетельствуют и ежегодные встречи министров иностранных дел, на каждой из которых Макей называет Сийярто «другом».

Можно предположить, что одним из главных стимулов к сближению стало определенное сходство политических взглядов первых лиц государств. Во всяком случае, подобная мысль была выражена в интервью тогдашнего заместителя министра иностранных дел Беларуси Елены Купчиной венгерской газете «Мадьяр Хирлап» еще в апреле 2015 года.

По мнению Купчиной, «тоталитарные, авторитарные ярлыки очень часто навешивают на тех, чьей харизме, силе завидуют или просто не понимают. На тех, кто не поддается никакому внешнему давлению. Вероятно, поэтому в Беларуси настолько ценят Виктора Орбана и политику венгерского правительства, направленную на защиту национальных интересов».

Как известно, венгерский премьер Орбан вызывает серьезное недовольство даже у своих партнеров по Европейской народной партии, которые считают, что некоторые его действия плохо согласуются с общедемократическими принципами.

 

И в вопросе АЭС нашли общий язык

Белорусско-венгерский товарооборот в последние годы был не слишком стабилен, колеблясь в диапазоне 150-200 млн долларов с отрицательным сальдо в 40-50 млн. Однако в 2019-м он вышел на уровень 250 миллионов при положительном для Беларуси сальдо в 7 млн долларов. Хотя до рекорда 2008 года — 350 млн долларов — еще далеко.

Впрочем, примечательно, что львиную долю белорусского экспорта (80 млн из 130 млн долларов) сейчас обеспечили не сырьевые материалы, как обычно, а средства транспорта, конкретнее — 11 двухэтажных поездов «Штадлер».

Кстати, Сийярто в Минске сообщил, что венгерская железнодорожная компания подписала контракт на поставку еще 40 таких составов и что венгерский банк EXIM открыл возможность кредита на 40 млн евро для венгерско-белорусских проектов. Разрабатываются также планы сотрудничества в сфере продовольствия.

Еще один немаловажный объединяющий аспект: Будапешт подписал с Москвой контракт по расширению венгерской АЭС «Пакш», предусматривающий строительство двух новых реакторов, аналогичных тем, что устанавливаются в белорусском Островце. Более того, как в нашем случае проекту противится Литва, так в венгерском случае против выступает соседняя Австрия.

«Поэтому мы должны учесть факт, что и соседние с Беларусью страны, и соседние с Венгрией страны будут критиковать нас за такое решение. Единственное, что мы можем сделать в этой ситуации, так это соблюдать все правила», — отметил Сийярто на пресс-конференции в Минске 3 марта.

Так что точек соприкосновения вполне достаточно. И не будет ничего удивительного, если одним из следующих визитов Лукашенко в Европу станет поездка в Будапешт