Проект праймериз разделил оппозицию на объединенную и разрозненную

Праймериз расшевелили оппозицию, но после выбора единого кандидата сплоченность коалиции не гарантирована.

Этап праймериз, когда пятерка претендентов на звание единого кандидата собирает голоса на собраниях в регионах, решает целый ряд задач для оппозиционных политиков, но вряд ли выводит их из гетто маргинальности.

Праймериз в Витебске. Фото Сергея Серебро

 

Праймериз — это игра по их собственным правилам. Правящий режим в свое время объявит президентские выборы, и это будет уже его игра, по его правилам, в которую оппозиция может встроиться, которую может попытаться переломить в свою пользу или проигнорировать. Праймериз же объявила объединенная оппозиция — и тем самым постаралась как-то материализовать волю к объединению.

Теперь есть те, кто способен консолидироваться: движение «За Свободу», оргкомитет по созданию партии «Белорусская христианская демократия» (БХД), Объединенная гражданская партия (ОГП), Белорусская социал-демократическая партия (Грамада) и Партия БНФ. Отдельно от них — все остальные, кто не хочет или не может петь в хоре, а потому выбирает сольную партию.

 

Другие пока в тени

Оппозиция слаба и разрознена, и только с помощью совместных практик, таких, например, как наблюдение за выборами в рамках коалиции «Право выбора», партии обретают доверие друг к другу. Собственно, поэтому соглашение о проведении праймериз подписали те же, кто работал в рамках «Права выбора».

Сказанное не значит, что поющие соло не правы. Они ставят перед собой цели, которых намереваются достичь, и имеют на это не меньше прав, чем поющие в хоре.

Однако представляется, что на белорусском политическом поле проект праймериз уже выделился в нечто потенциально значимое, а вот остальным проектам и проектикам еще предстоит за это побороться. Они уже в тени, и их представители могут позволить себе лишь шпильки в адрес более успешных, как минимум уже завоевавших внимание прессы коллег-конкурентов, напоминая, что праймериз проводит не вся оппозиция, а только ее часть.

 

Коалиция хочет жить и после выборов

Теперь у нас две оппозиции — объединенная и разрозненная. Сопредседатель оргкомитета БХД Виталий Рымашевский, представляя 4 марта подписанную участниками праймериз стратегию совместных действий, заявил, что коалиция продолжит работу и после президентских выборов.

Если коалиция переживет праймериз, президентскую кампанию и действительно будет существовать и дальше, то это, возможно, окажется более успешным опытом, чем то, что пытались делать в 2005–2006 годах.

Тогда на Конгрессе демократических сил Александр Милинкевич не только был избран единым кандидатом в президенты, но и получил статус лидера оппозиции. Впрочем, главы партий — субъектов коалиции довольно быстро устали находиться в тени «первого среди равных» и низложили Милинкевича. Они все стали сопредседателями коалиции, которая в итоге потеряла возможность говорить одним голосом, а потом и вовсе распалась.

Таким образом, праймериз 2020 года может стать попыткой еще раз избрать лидера объединенной оппозиции не только под выборы, а надолго. Это значит, что горизонт планирования объединенной оппозиции может выйти за пределы недель и месяцев. Правда, успешных примеров такого рода пока не было.

 

У кого толще телефонная книга?

В праймериз участвуют председатель движения «За Свободу» Юрий Губаревич, исполняющий обязанности председателя ОГП Николай Козлов, сопредседатели БХД Павел Северинец и Ольга Ковалькова, а также зампредседателя Партии БНФ Алексей Янукевич.

С 6 марта по 15 мая они ездят по регионам, проводят собрания, где происходит голосование, кому быть единым кандидатом в президенты от оппозиции. Всего запланировано 56 таких собраний. Пока по сумме голосов лидирует с большим отрывом Северинец.

Голосование на региональных собраниях — это ревизия возможностей оппозиционных лидеров и возглавляемых ими структур. Собрания организуют оппозиционные структуры, учредившие саму процедуру праймериз, но прийти туда могут все желающие. Это значит, что каждый из претендентов приведет столько своих сторонников, сколько сможет.

«На праймериз победит тот, у кого больше телефонная книга», — поделился мнением один из оппозиционных лидеров.

Таким образом, праймериз помимо консолидации оппозиции на фоне совместных практик включает также механизм конкуренции за голоса.

Очевидно, что объединенная оппозиция не сможет привлечь на региональные собрания большинство избирателей, поэтому всерьез говорить о неких рейтингах общественной поддержки претендентов на звание единого кандидата не приходится.

Более того, общее количество участников таких собраний, возможно, будет иметь большее символическое значение, чем количество голосов за того или иного претендента. Объединенная оппозиция проводит своего рода перепись тех людей, до которых может дотянуться, которых способна вовлечь в свою деятельность.

Конкуренция заставляет оппозиционные структуры на местах шевелиться. По отданным голосам можно оценить их потенциал. Без праймериз внешние наблюдатели могли об этом судить только по статистике выдвижения претендентов в члены избирательных комиссий, а также кандидатов в депутаты.

Пока оценки веса структур в ходе праймериз и в ходе участия в выборах принципиально не разнятся. Другое дело, что план проведения 56 собраний заставляет участников праймериз идти и в места, где ни у одного из членов коалиции нет сильных структур, и выступать перед случайной малочисленной аудиторией (6 марта в Городке было восемь участников собрания, к которым приехало человек двадцать гостей из столицы — политиков и журналистов).

При таком раскладе успех, скорее всего, должен будет сопутствовать не тому политику, который просто проведет перекличку своих сторонников, а тому, кто и без праймериз является медийной персоной, а также покажется более привлекательным на фоне прочих партийных функционеров.

Поскольку собрания организуют в основном правые партии и однозначно белорусскоориентированные, то и голосовать будут преимущественно их сторонники. Здесь, судя по всему, больше всего шансов у Северинца.

 

Интернет-голосование может расширить аудиторию

Впрочем, по договоренности устроителей праймериз региональные собрания дают лишь 30 баллов в копилку единого кандидата. Столько же дает и интернет-голосование, которое стартует где-то в середине марта, когда у коалиции появится специально созданный для этого сайт.

В интернет-голосование можно вовлечь не только местных активистов, но и широкие круги общества. Здесь плюсы Северинца могут превратиться в минусы, так как часть сторонников перемен воспринимает его сугубо отрицательно — как клерикала, носителя нелиберальных ценностей. Это увеличивает шансы конкурентов Северинца, и особенно Губаревича.

Дистанционное голосование среди прочего снижает эффект харизматичности Северинца, который явно присутствует при встречах в реале, и увеличивает значение медиаэффектов, которые могут создаваться специалистами. Другое дело, что участникам праймериз будет трудно удерживать на себе внимание СМИ.

 

Партийным функционерам есть где развернуться

Еще 30 баллов кандидату может дать голосование делегатов Конгресса демократических сил. Выдвижение делегатов в большей степени зависит от оппозиционных структур на местах, чем итоги голосования на региональных собраниях. Это значит, что тут для успеха будут нужны не столько харизма, мелькание в СМИ и даже не у кого больше телефонная книга, а кто сколько своих делегатов сможет выдвинуть.

Помимо голосования на конгрессе учредители праймериз придумали для себя еще и фору в 10 баллов, которые они добавят по своему усмотрению тому или иному претенденту. В общем, партийным функционерам будет где развернуться.

Праймериз помогли объединенной оппозиции отстроиться от «разъединенных», привлекли внимание медиа, но не гарантируют сплоченности коалиции после выбора единого кандидата.

Обещать вместе работать и действительно вместе работать для пользы и славы конкурента — это разные вещи. Что из этого получится, узнаем после официального старта президентских выборов.