Почему госсектор попал в немилость к правительству?

Правительство хочет поднять эффективность госсектора, а госпредприятия недовольны тем, как ими управляют сверху.

Премьер-министр на прошлой неделе поднял вопрос низкой эффективности госпредприятий и раскритиковал систему управления ими. Стоит заметить, что эта система вызывает недовольство не только у правительства, но и у самих госпредприятий. Так почему бы ее не поменять?

Фото носит иллюстративный характер

 

Курьезы белорусского госсектора

Всемирный банк на днях сделал громкое заявление. Суть в том, что от госсектора зависит будущее Беларуси — и эффективность белорусской экономики, и рост доходов населения, и увеличение налоговых поступлений в бюджет.

Правительство проблему видит, слышит и понимает. Премьер-министр Сергей Румас на прошлой неделе в очередной раз посвятил заседание президиума Совмина теме госпредприятий.

«Эффективность государственного сектора, если судить по производительности труда, ниже, чем на частных предприятиях», — сказал глава белорусского правительства.

Факт не новый, об этом уже Всемирный банк сотни страниц написал. Об этом же речь идет в программных документах, над которыми сейчас работают власти. По расчетам Министерства экономики, на предприятиях республиканской собственности уровень производительности труда в 1,2 раза, коммунальной — в 2,2 раза ниже, чем в частных компаниях.

Официальные выводы подтверждаются данными независимых экспертов. Согласно расчетам аналитиков инвестиционной компании «Юнитер», производительность труда практически во всех видах экономической деятельности в частном секторе выше, чем в государственном.

Так, например, в частных сельхозорганизациях производительность труда составляет 25 тысяч долларов в расчете на одного работника, в государственных — 14 тысяч долларов, в деревообработке 29 тысяч долларов производительность труда у частников, на госпредприятиях — 11 тысяч долларов. Похожая картина и в других отраслях.

Так что неудивительно, что госсектор попал в немилость к правительству, которое озабочено низкими темпами роста экономики.

Почему же госсектор не оправдывает надежд?

«Причин несколько, но одна из основных — низкое качество управления предприятиями», — заявил Румас на прошлой неделе в Доме правительства.

И привел вопиющий пример: оказывается, госпредприятия, которые сами получают господдержку, умудряются еще… оказывать спонсорскую помощь. «И никому до этого нет дела. Сегодня поправим», — возмутился глава правительства.

Курьезов в системе управления госсектором, увы, хватает. Взять хотя бы разработку стратегий отдельных госпредприятий. Оказывается, этим вопросом занимаются… министерства.

«Меня назначили членом совета директоров госпредприятия. Я возглавляю комитет по стратегии и мне на подпись прислали стратегию, которую спустило министерство. Я эту стратегию не подписал», — рассказал на днях журналистам управляющий директор группы компаний ИПМ Павел Данейко.

Отвечая на вопросы БелаПАН, он пояснил, что просто не мог поставить свою подпись под таким документом, так как в ее разработке не принимали участие члены совета директоров.

«Я как член совета директоров должен был участвовать в разработке стратегии. Как я мог подписывать стратегию, в разработке которой не участвовал?!» — задал риторический вопрос Данейко.

Таким образом, на госпредприятиях наблюдательные советы (советы директоров) не выполняют в ряде случаев свои функции, вместо них этим занимаются министерства (концерны).

 

Госсектор должен стать другим

Всемирный банк и Евросоюз готовы помочь повысить эффективность управления белорусским госсектором.

С апреля 2019 года по январь 2020-го девять топ-менеджеров белорусских компаний с госкапиталом учились по специальной образовательной программе, которая была финансово поддержана Евросоюзом и реализовывалась при поддержке Всемирного банка на базе Бизнес-школы ИПМ.

Цель образовательной программы — научить управленцев разрабатывать эффективные стратегии для своих компаний. Правда, учились по этой программе топ-менеджеры довольно успешных госкомпаний, которые находятся на плаву.

«Эта образовательная программа — как лечебная физкультура — для тех, кто здоров, но хочет стать еще сильнее. А есть предприятия, которым нужно в поликлинику, а некоторым нужно уже в больницу, где должна быть хирургия и реанимация», — отметил Данейко.

Эксперты, которые были в ходе обучения менторами топ-менеджеров белорусских госпредприятий, говорят, что последние неплохо подготовлены.

«Имея богатый опыт работы с частным бизнесом, могу сказать, что топ-менеджеры государственных предприятий, участвующие в образовательной программе, подготовлены не хуже, а даже лучше частных предприятий», — рассказал журналистам основатель пяти заводов, член совета директоров группы компаний «Уральский гранит» (Россия) Валерий Железовский.

Тогда почему эффективность работы госпредприятий, о чем говорит статистика, оставляет желать лучшего?

Госсектор неоднороден, и наряду с относительно успешными компаниями на рынке остаются глубоко убыточные. По данным Национального статистического комитета, 11,4% компаний с госкапиталом получили убытки по итогам 2019 года.

Всемирный банк предлагает разделить весь белорусский госсектор на четыре группы. К первой группе отнести эффективные госпредприятия, ко второй — субъекты, которые могут повысить свою эффективность за счет реструктуризации, к третьей — предприятия, которые подлежат приватизации, к четвертой — госкомпании, которые нужно ликвидировать.

«После этой классификации эксперты Всемирного банка могут получить лучшее понимание относительно тех решений, которые могут быть выработаны для разных предприятий», — рассказал на днях журналистам глава представительства Всемирного банка в Беларуси Алекс Кремер.

Впрочем, одну рекомендацию для всего госсектора Всемирный банк уже сейчас озвучивает — необходимо повышать эффективность управления госпредприятиями.

«Государство доводит около 15 показателей. В игре по выполнению всех показателей ты всегда проиграешь, поскольку, когда выполняется один параметр, не выполняется другой. Нужно определить, в чем именно должна выражаться эффективность госпредприятий — в росте зарплат и выполнении социальных задач, увеличении прибыли, сокращении издержек?» — рассказал БелаПАН топ-менеджер госпредприятия.

Четкая система приоритетов, которая бы позволяла ответить на эти вопросы, не выстроена, говорят представители госсектора. Министерства и концерны, представители которых возглавляют наблюдательные советы госкомпаний, продолжают доводить до предприятий задачи по выполнению различных директивных показателей.

«Сегодня концерны занимаются не своим делом. Вместо того чтобы заниматься развитием отрасли, они дублируют функции топ-менеджмента предприятий. Отказываться от своих функции по оперативному управлению предприятиями министерства и концерны не хотят. Почему? Потому что с них за выполнение показателей спрашивает исполнительная власть», — рассказал БелаПАН топ-менеджер известной компании с госкапиталом.