Коронавирус и выборы. Лукашенко выбрал тактику «или пан, или пропал»

Перед выборами пропаганда, спекулируя на пандемии, будет рисовать противников президента сеятелями хаоса в то время, когда Беларуси особенно нужна сильная рука…

Вот-вот белорусы смогут проголосовать в интернете на оппозиционных праймериз (пока сайт запущен в тестовом режиме). Но сам проект сильно пострадал из-за коронавируса и внутренних скандалов. Действующий президент накануне избирательной кампании (дедлайн выборов — 30 августа) тоже проходит суровое испытание пандемией.

Фото: пресс-служба президента Беларуси

Александр Лукашенко напоминает того прапорщика, у которого вся рота — то есть лидеры большинства других стран с их чрезвычайщиной — идет не в ногу и только он сам — в ногу. Белорусский руководитель высмеивает охвативший мир «психоз» по поводу коронавируса, не вводит карантин, уповает на точечные меры. Многие комментаторы считают, что на первом плане у Лукашенко — желание не уронить экономику.

Между тем вон уже и Владимир Путин спохватился, что дело пахнет керосином. Отодвинул на неопределенный срок дату голосования по изменениям в конституцию, объявил следующую неделю нерабочей, анонсировал веер социальных и экономических мер для поддержки наиболее уязвимых слоев населения, малого и среднего бизнеса.

Пока в Беларуси, по официальным данным, нет резкого роста заболеваемости COVID-19: на 25 марта — 86 случаев инфицирования, ноль смертей. Но как будет дальше?

 

Президент сделал рискованную ставку — эксперт

С одной стороны, коронавирус дает Лукашенко козыри, возможность оправдаться за экономические и социальные провалы, за то, что средняя зарплата в эквиваленте снова ниже пятисот долларов, отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

По его словам, у главы государства появилась «хорошая отмазка: мол, пандемия — мировая проблема, я не виноват».

С другой стороны, «если все пойдет по плохому сценарию, трудно будет отмазаться», подчеркивает аналитик. Он считает, что президент, бравируя, совершает ошибку. Что мог бы, по крайней мере, сделать то, что не влечет за собой экономических потерь: отменить массовые мероприятия, парад. Однако Лукашенко, как всякий долго правящий авторитарный лидер, «перестал чувствовать общество», полагает Карбалевич.

Белорусский президент «сделал рискованную ставку», рассчитывая, что повторится ситуация пандемии свиного гриппа 2009 года, заявил в комментарии для Naviny.by политический обозреватель Павлюк Быковский. Тогда последствия не выглядели ужасными, хотя общественность подозревала, что власти скрывают истинное положение дел.

Не исключено, что коронавирус, как говорят некоторые специалисты, уйдет в эпидемический тупик, и тогда эта ставка Лукашенко «будет выглядеть выигрышной», рассуждает собеседник.

Но если будет много жертв, то «трудно сказать, в какую сторону повернется общественное мнение». С одной стороны, для кого-то аргументом в пользу властей будет то, что люди, по крайней мере, получали работу и зарплату, с другой стороны — вероятен рост недовольства, говорит Быковский.

 

Праймериз сдулись

Тем временем коронавирус спутал карты организаторам оппозиционных праймериз. Они были вынуждены отменить поездки по регионам, где происходило голосование в реале. Хотя в немалой степени проект был подорван «демаршем Северинца», считает Карбалевич.

Да, после того как лидировавший на праймериз христианский демократ Павел Северинец хлопнул дверью, а вслед вышли из процесса Алексей Янукевич и его Партия БНФ, значимость проекта скукожилась.

«Уход Северинца делает лидером Губаревича», — отмечает Быковский. Юрий Губаревич, председатель движения «За Свободу», шел на втором месте и сокращал отставание от Северинца. Тот вышел из игры, посчитав, что власти, засылая своих людей на встречи в регионах, пытаются манипулировать голосованием (читай: подыгрывают менее радикальному Губаревичу).

Теперь в деле остаются три кандидата и четыре структуры, однако часть политизированной публики разочарована скандалами, полураспадом коалиции. Оппозиционеры в очередной раз поцапались, показали чрезмерную амбициозность и низкий уровень взаимного доверия, а также неготовность к вызовам со стороны властей.

Пока трудно спрогнозировать масштаб онлайн-голосования, но, думаю, многих отпугнет еще и такое вот условие на сайте: «Участники голосования дают согласие на участие в инициативной группе единого кандидата и считают участие действующего руководителя государства в выборах незаконным».

Отдать голос кому-то из претендентов — это одно, а влезать в хомут активизма — это совсем другое. Охотников может быть негусто.

 

На митинг или за гречкой?

Ослабление коалиции затрудняет задачу собрать за единого кандидата сто тысяч подписей, необходимых, чтобы его зарегистрировал Центризбирком. В то же время Северинец, и так тяготевший к бойкоту и уличным протестам, уходом из праймериз вроде как усиливает более радикальный фланг оппозиции, на котором возвышается фигура Николая Статкевича, лидера незарегистрированного Белорусского национального конгресса.

Пока же Северинец, Статкевич и еще несколько оппозиционных деятелей выступили с идеей народного карантина. Они раскритиковали власти за бездействие и призвали в период с 23 марта по 5 апреля отказаться от участия в любых массовых мероприятиях, не отправлять детей в детские сады, школы, не посещать университеты, по возможности ограничить свои социальные контакты до минимума и т.д.

Ранее Северинец призывал сразу после объявления выборов начать акции протеста, требуя отставки главы Центризбиркома Лидии Ермошиной и неучастия Лукашенко, а если власти отказываются, не регистрируют единого кандидата, разворачивают репрессии — раскручивать активный бойкот, готовить национальную забастовку.

Правда, в лозунгах Северинца кроется противоречие, считает Карбалевич. «Если бойкот, то по логике надо сидеть дома и никуда не выходить. Бойкот — это мы не участвуем. Как из бойкота можно получить протест? И народный карантин, и бойкот — это демобилизующие вещи, они противоположны идее уличных протестов», — говорит аналитик.

Добавлю, что в условиях ширящейся пандемии народ, пожалуй, и сам поостережется выходить на улицы, боясь не только получить дубинкой, но и подцепить чертов коронавирус. И потом, до отставки ли Ермошиной простому человеку, когда надо создавать стратегические запасы гречки и туалетной бумаги?

 

Время для апофеоза сильной руки?

Впрочем, до августа, когда предположительно пройдут выборы, как эпидемиологическая, так и политическая обстановка в стране может разительно измениться. Вплоть до введения чрезвычайного положения и переноса выборов на неопределенный срок.

На сегодня оппозиция с ее сценариями выглядит неубедительно, но кто знает, насколько изменится настроение пока апатичных белорусов к концу лета. А вдруг под влиянием невзгод и трагедий созреют гроздья гнева, сформируется психологическая почва для Площади?

Линию Лукашенко по отношению к пандемии на фоне грядущей президентской кампании можно сформулировать как «или пан, или пропал». Если грубо, вероятны два сценария.

Сценарий 1: пандемию удается более-менее удержать под контролем, взрыва заболеваемости, перегрузки системы здравоохранения, большого числа смертей нет. Тогда Лукашенко на коне.

Сценарий 2 (не дай бог, конечно): тактика точечного воздействия на COVID-19 проваливается, заражение приобретает ужасающие масштабы, не хватает оборудования, чтобы спасать больных, многие умирают. Тогда на официального лидера могут обрушиться громы и молнии проклятий.

Впрочем, «пан или пропал» — пожалуй, чересчур громко сказано. Даже в случае провала нынешней тактики бессменный президент хотя и понесет большие репутационные потери, но вряд ли посыплет голову пеплом и уйдет в отставку.

Ведь подсчет голосов — в руках своих людей. А силовики в условиях пандемии могут получить карт-бланш на разгон массовых акций. Даже в самых демократических странах типа Германии велено больше двух не собираться. Для белорусского же режима усилить репрессивные практики под предлогом сохранения стабильности при разгуле  коронавируса будет и вовсе органичным решением.

Вон на днях Лукашенко уже дал КГБ поручение «хорошенько пройтись по этим сайтам, каналам», сеющим-де панику и плодящим фейки. Это может быть сигналом к ужесточению всей медиаполитики, а может, и внутренней политики властей.

В целом нашествие COVID-19 укрепляет почву для авторитаризма, усиления роли государства даже в глобальном масштабе. Ну, а у нас тем более.

Можно ожидать, что в предвыборный период государственная пропаганда, спекулируя на пандемии, будет рисовать противников Лукашенко сеятелями хаоса в то время, когда спасти страну могут, мол, только сильная рука, железный порядок.